ПатроныОт Nagant до «Нагана»

Как отмечалось в предыдущем материале, принятие на вооружение Российской императорской армии револьверов системы Нагана и со ответствующих патронов заложило основы долголетия данного боеприпаса и широкое развитие его номенклатуры, а также создание новых типов патронов на его базе. Все разнообразие «нагановской» линейки патронов можно условно разделить на три отдельных периода, связанных, в свою очередь, между собой различными историческими факторами: изменением политического устройства Российской империи, общемировым развитием стрелкового вооружения и боеприпасов по результатам двух мировых войн, военно-техническим состоянием промышленности...

Как отмечалось в предыдущем материале, принятие на вооружение Российской императорской армии револьверов системы Нагана и со ответствующих патронов заложило основы долголетия данного боеприпаса и широкое развитие его номенклатуры, а также создание новых типов патронов на его базе.

Все разнообразие «нагановской» линейки патронов можно условно разделить на три отдельных периода, связанных, в свою очередь, между собой различными историческими факторами: изменением политического устройства Российской империи, общемировым развитием стрелкового вооружения и боеприпасов по результатам двух мировых войн, военно-техническим состоянием промышленности в эти периоды, политическими решениями руководства стран и так далее. В «царский» период основные усилия были сосредоточены на скорейшем внедрении нового патрона в войска, а также в отработке производственных процессов массового производства всех компонентов — включая пороховое направление, актуальность которого в тот период стояла наиболее остро. В межво енный период 1920-1930- х гг. в Советском Союзе работы велись за счет применения материалов-заменителей — таких, как сталь и биметалл. В мирное время, когда револьверный патрон окончательно исчерпал свой военный потенциал, его развитие продолжалось в спортивной и охотничьей областях, а также в среде военизированных охранных структур.

«Царский» период

13 мая 1895 г. «…Государь Императоръ… Высочайше соизволилъ утвердитъ образцы 3-хъ лн. револьвера и патрона къ нимъ для перевооружения войскъ…» Для вооружения нижних чинов был «принятъ образецъ револьвера съ простымъ действіемъ» под наименованием «3-хъ лн. револьверъ солдатского образца». Для офицеров был принят револьвер «съ тройнымъ действиемъ», получивший название «3 лин. револьверъ офицерского образца».

Производство боеприпасов было налажено на казенном Санкт-Петербургском патронном заводе (СППЗ), а выработкой пороха занимался Охтинский пороховой завод — головное на тот период предприятие по разработке порохов для всех видов вооружения. Пороховому производству не зря уделялось особое внимание, поскольку револьверные патроны планировалось снаряжать бездымным порохом. Однако из-за неудовлетворительного качества российского бездымного пороха на протяжении 1890-х этот вопрос окончательно не был решен, и патронные партии вперемешку снаряжались как бездымным (опытные марки пороха Р2 и Р3), так и основным, то есть дымным ружейным порохом марки Р (Р — Револьверный). Дымный порох требовал дополнительных манипуляций в производстве боеприпаса, поскольку из-за его разрушительного влияния при длительном складском хранении по технологии требовалось дополнительно лакировать внутреннюю часть гильзы, тем самым осуществляя защиту материала гильзы изнутри. При этом параллельно для использования с бездымным порохом отрабатывались варианты облегченных версий револьвера «Наган», которые, впрочем, не вышли за рамки опытов.

Стоит также отметить, что в первые годы после принятия на вооружение как патроны, так и первые партии револьверов поставлялись из Бельгии предприятием братьев Наган — и, соответственно, вначале шла постоянная корректировка линейно-весовых характеристик как импортных патронов, так и вновь производимых российских. Корректировались допуски по диаметрам пуль, шла общая адаптация производственных процессов к собственному оборудованию, а главное — подбирались оптимальные марки пороха, так как бельгийские патроны поставлялись с бездымным порохом. Параллельно на Охтинском пороховом заводе шли напряженные работы по созданию собственного бездымного пороха. Масса заряда бездымного пороха в то время составляла 0,8 г; но поскольку долгие годы не удавалось достигнуть стабильных и положительных результатов в этой области, то было принято решение использовать для снаряжения револьверных патронов дымный охотничий порох с бурым углем — «вследствіе неименія другого пороха и необходимости въ скорейшемъ изготовленіи револьверніхъ патроновъ». С 1901 г. для облегчения контроля качества патронов была введена практика маркирования бумажной патронной упаковки штампом с данными о порохе: марка, партия и год производства, сокращенное обозначение завода производителя; а на патронных ящиках первое время наносилась надпись красной краской «Дымный порох».

Учебный патрон времен Российской империи

Патрон снаряжался пулей массой 6,85-7,0 г со свинцовым сердечником в мельхиоровой оболочке и зарядом дымного пороха Р массой 1,1-1,25 г. В последующем был наконец-то выработан приемлемый вариант бездымного пластинчатого пороха марки Р.Д. (в некоторых источниках проходит под названием Р.Д.А.), масса которого составляла около 0,3 г. Маркировка Р.Д. указывает на то, что порох предназначался для револьверов и дробовиков, так как он был создан на базе пороха Д (для дробовиков). Этот высококачественный порох отрабатывался с 1889 г. до начала ХХ в. и предназначался только для императорской охоты. В строгом смысле пороха Д и Р.Д. были «малодымными». Для полноценного сгорания пироксилиновых порохов требуется большое давление, которое невозможно достичь в дробовых ружьях и короткоствольных револьверах. Поэтому в состав порохов добавлялись компоненты дымного пороха — селитра и уголь, ускоряющие его горение.

Заметная разница в навеске заряда бездымного пороха первых опытных партий (0,8 г) и отработанного варианта Р.Д. (0,3 г), вероятно, была вызвана различной гравиметрической плотностью порохов бельгийского производства (патроны первых лет поставки) и охтинского ранних выпусков по сравнению с отработанным пластинчатым порохом Р.Д. с мелкими пластинками. Но и этим порохом снаряжение производилось лишь в некоторые годы. Например, в документах за 1907 г. указывается, что бездымный порох марки Р.Д. за весь период снаряжался в револьверные патроны лишь в 1899 г.

Патроны царского периода: 1 — бельгийского производства; 2, 3 — Санкт-Петербургского производства с двумя вариантами пороха (дымным и бездымным)

Пуля револьверного боеприпаса развивала начальную скорость порядка 275-290 м/с. Через несколько лет после начала производства патронов была введена дополнительная фиксация пули в гильзе кернением в двух точках, что способствовало меньшему смещению пули в боеприпасе при различных динамических нагрузках: тряске, стрельбе, падениях оружия и т.д. Помимо боевого патрона, был разработан также и учебный, а к 1908 г. Ружейным полигоном был отработан и холостой патрон, но его серийное производство было запущено только в СССР — в начале 1930-х гг. Для тренировочных стрельб на расстояние до десяти метров применялись различные образцы «приборов для стрельбы дробинкой», которые конструктивно состояли из цельнометаллического корпуса, повторяющего форму штатного патрона, куда вставлялись капсюлек по типу «флобер» или капсюль и дробинка отдельно. Таких «приборов» существовало множество видов, но большого распространения они не получили, и  для тренировочной (комнатной, как тогда говорили) стрельбы в войсках было допущено лишь несколько типов конструкций. Самым распространенным «прибором» можно считать образец штабс-капитана Орла, который реализовывался через магазин Офицерской стрелковой школы (где проходили испытания и получали соответствующую оценку все стрелковые боеприпасы и другая военная продукция).

Боевые патроны в количестве 14 шт. попеременно змейкой оборачивались картузной бумагой синего цвета, перевязывались льняной ниткой, и затем вся получившаяся конструкция заворачивалась в бумажный пакет. Пакеты укладывались в металлические оцинкованные коробки, а две коробки укладывались в деревянный ящик. Всего в ящик упаковывалось 2 184 патрона.

Советский Союз

Без существенных изменений патрон просуществовал до конца Гражданской войны, после которой начался условный второй период истории револьверного патрона «наган». Самым глобальным изменением в выпуске боеприпасов был этап полного переноса производственных мощностей из Санкт-Петербурга (с 1914 г. — Петроград) на площадку Тульского патронного завода. Произошло это в конце 1918 г. и было связано с риском захвата города германскими войсками. Оборудование и персонал большинства военных предприятий Петрограда были эвакуированы в несколько городов подальше от линии фронта. Например, производство винтовочных патронов было перенесено на начавший строиться в 1916 г. патронный завод в г. Симбирске, и часть этого же оборудования — в подмосковный Подольск. Револьверное же производство было переведено в Тулу. После этого на дне гильз патронов, которые ранее не маркировались, появился штамп в виде обозначения завода-производителя и года производства боеприпаса — ТПЗ 18. 2 августа 1918 г. первая партия револьверных патронов в количестве 120 120 шт. была сдана предприятием для нужд Рабоче-крестьянской армии, а общий заказ по требованию Всероссийской коллегии по организации и управлению РКА составлял 5 млн шт.

Образцы советских патронов довоенного периода: в биметаллической гильзе (1934-1935 гг.), для пистолета-пулемета ППТ (с обжатием дульца, 1932-1934 гг.), патрон с порохом П-45/1 и холостой патрон

С середины 1920-х гг. револьверные патроны стали штатно снаряжаться «полноценным» бездымным пластинчатым порохом марки Р; позднее этот порох получил обозначение Пл 10-10, а в гражданском (охотничьем) варианте — «Глухарь». В конце 1930- х гг. порох Р заменили пористым трубчатым порохом марки П-45/1, применявшимся в 7,62-мм пистолетном патроне ТТ.

Пули в мельхиоровых и биметаллической оболочках к русскому и советскому патронам

Не обошла стороной револьверные патроны и общая тенденция удешевления производства компонентов патронов путем снижения расхода цветных металлов (преимущественно меди) с помощью замены их на сталь. В 1929-1930 гг. медно-никелевый сплав пульной оболочки, мельхиор, был заменен на сталь, плакированную тонким слоем томпака — биметалл. В 1935 г. была отработана пуля со стальным сердечником (так называемая суррогатированная), однако из-за низкой кучности и значительных трудозатрат патроны с такими пулями были выпущены лишь мелкими партиями. В 1930-х гг. предпринимались и попытки замены гильзовой латуни на более дешевые материалы. Опыты со стальными латунированными гильзами не дали положительных результатов из-за разрывов гильз. Но в 1934-1936 гг. было налажено серийное производство револьверных патронов с биметаллическими гильзами. В дальнейшем их производство было прекращено из-за снижения характеристик боеприпаса. К концу 1930-х гг. с введением единой системы индексации боеприпасов штатный револьверный патрон получил индекс 57-Н-122, с биметаллической гильзой — индекс 57-Н-123, а боеприпас с суррогатированной пулей — индекс 57-Н-124.

Компактная модификация «Нагана» под названием «Укороченный револьвер» была разработана еще в 1912-1914 гг. на Тульском оружейном заводе. В СССР эти револьверы выпускали небольшими партиями для оперативников НКВД и ОГПУ, сотрудников милиции и таможенного управления Наркомвнешторга, и даже для «Союза безбожников» (добровольной общественной организации друзей советской газеты «Безбожник»)

С середины 1920-х гг. в СССР велись масштабные опыты по созданию различных советских пистолетов-пулеметов, в ходе которых конструктором Токаревым был разработан пистолет-пулемет образца 1927 г. под револьверный патрон. Для улучшения подачи из магазина в патронник пистолета-пулемета Токарева (ППТ) у револьверного патрона выполнялся дополнительный обжим кромки дульца. Такие патроны небольшими партиями выпускались на рубеже 1932-1934 гг. Однако с началом Второй мировой войны и их незначительные запасы были направлены на фронт, остро нуждающийся в любых бо еприпасах. К 1930-м гг. относятся и попытки создания к револьверу «Наган» прибора для бесшумной стрельбы (по типу «Брамит») со специальным патроном, основной особенностью которого являлась остроконечная головная часть пули, улучшавшая прохождение пули через резиновый обтюратор глушителя. Однако получившийся комплекс имел ряд недостатков и не был запущен в серийное производство. Тем не менее по «брамитовскому» патрону имеется некоторая техническая информация из различных официальных источников. В 1976 г. в специальном пособии для экспертов-криминалистов Е. В. Тихоновым были представлены линейно-весовые характеристики боеприпаса «с остроконечной пулей», а в 2010 г. в статье Юрия Пономарева информация о «брамитовском» патроне была дополнена чертежом данного боеприпаса. Масса пули патрона составляла 5,85 г, длина пули — 17,0 мм, заряд пороха марки Р массой 0,26-0,3 г позволял пуле развивать начальную скорость порядка 272-278 м/с, а пробивная способность пули ограничивалась пробитием двух 25-мм сосновых досок (вместо трех досок для стандартного патрона).

Револьвер «Наган», переделанный в 1936 г. в «учебно-тренировочный револьвер Нагана-Смирнского образца 1926 г.» калибра .22 LR

Патроны последних лет производства (1987-1989 гг.), снаряжавшиеся пистолетной пулей Пст

В 1930-х гг. производство револьверных патронов стало сокращаться, так как на вооружение был принят 7,62-мм пистолет ТТ под патрон 7,62х25 и несколько видов различных пистолетов-пулеметов под тот же боеприпас. Однако с началом ВОВ производство револьверных патронов вновь возросло. Позже в связи с эвакуацией Тульского патронного завода (Тульский завод № 38 им. Кирова) вглубь страны в сентябре 1941 г. линия по производству револьверных патронов была перенесена в г. Юрюзань. Это предприятие, позднее получившее название «Юрюзаньский механический завод», занималось производством револьверных патронов всех видов вплоть до своего закрытия в 1989 г. Заводу был присвоен № 38, который с конца 1920-х гг. использовал Тульский патронный завод.

После войны

После Второй мировой войны произошел окончательный спад в производстве «нагановских» патронов. Вместе с тем значительно изменилась область применения револьверных боеприпасов: их основными потребителями стали различные ведомственные охранные организации и представители стрелкового спорта. Воо руженные силы также закупали эти боеприпасы в основном для спортивных соревнований, для чего были разработаны специальные «целевые» патроны, которые применялись в различных всесоюзных спортивных мероприятиях. Для того, чтобы обеспечить безопасное использование патронов в оружии с различной степенью изношенности, с начала 1960-х начали выпускаться патроны с «уменьшенным зарядом». Патроны с оболочечными пулями и «уменьшенным зарядом» пороха выпускались без изменений до середины 1980-х гг., пока не наметилась общая тенденция на сворачивание производства револьверных патронов. Вызвано это было планами закрытия Юрюзаньского механического завода. Производство револьверных оболочечных пуль было прекращено, и с 1987-го по 1989 г. револьверные патроны снаряжались из оставшихся запасов пуль Пст к пистолетному патрону 7,62х25 ТТ.

Спортивные «наганы»

Спортивная карьера «нагановского» патрона связана с деятельностью талантливого спортсмена и конструктора спортивного оружия Ефима Леонтьевича Хайдурова.

Специальная подставка для учетной сдачи или получения патронов в ВОХР

После окончания Второй мировой войны советская стрелковая сборная использовала револьверы «Наган» и обычные патроны с оболочечной пулей. Уже на первом Чемпионате мира в 1954 г. в Каракасе, в котором приняла участие сборная СССР, стало понятно, что, независимо от мастерства спортсменов, советские боевые револьверы и патроны значительно уступают длинноствольным спортивным моделям револьверов Smith & Wesson и Colt под боеприпас со свинцовыми пулями. Прямо во время соревнований для сборной СССР купили два револьвера Smith & Wesson с патронами. С этим оружием советская команда выиграла первое место и установила командный мировой рекорд, набрав 2 319 очков.

Несмотря на победу, репутация страны-победительницы, создавшей «лучшее в мире боевое оружие», требовала скорейшей разработки собственных спортивных образцов. В 1955 г. перед советскими оружейниками была поставлена задача в кратчайшие сроки создать новый спортивный револьвер и патрон со свинцовой пулей повышенной кучности.

Послевоенные картонные коробки
на 14 патронов

Уже в 1955 г. у советских стрелков появились перестволенные модели револьверов «Наган» и новые патроны с цилиндрической свинцовой пулей типа Wadcutter с коническим углу блением в донной части. Длина пули составляла 13,8 мм при массе 6,5 г. Заряд пороха П-125 сообщал пуле начальную скорость 180-195 м/с в 10 м от дульного среза. Патрон обеспечивал поперечник рассеивания до 4 см на дистанции 25 м. Боеприпасы ранних выпусков назывались «Спортивный револьверный патрон В-1». Впоследствии индекс В-1 был упразднен. Патрон также получил индекс ГАУ 57-Н-111 и сокращенное обозначение «7,62 СР гл» или «7,62 СР целевые». Первое время спортивные револьверные патроны выпускались небольшими партиями, и спортсмены были вынуждены использовать также и штатные боевые патроны с оболочечной пулей.

В 1956 г. головной разработчик спортивного оружия, Центральное конструкторско-исследовательское бюро спортивно-охотничьего оружия при Тульском оружейном заводе (с 1958 г. — самостоятельное предприятие ЦКИБ СОО), выпустил первую спортивную модель на базе револьвера «Наган» — МЦ-4.

Несмотря на появление первых советских спортивных систем, спортсмены на ответственных соревнованиях продолжали использовать зарубежное оружие и патроны. В 1955 г. на чемпионате Европы в Бухаресте советская сборная продолжала стрелять из револьверов Smith & Wesson. В последний раз американские револьверы использовались советскими спортсменами на Чемпионате мира 1958 г. в Москве.

Советские учебные патроны: довоенный в биметаллической гильзе с песком и пластиковой заглушкой, послевоенные с поперечными и продольными канавками, разрезной патрон из наглядного пособия

К 1961 г. ЦКИБ СОО разработало четыре модели спортивных револьверов: МЦ-4, МЦ-4-1, МЦ-4-2 и МЦ-4-3. Однако все они оказались неудачными и не были признаны спортсменами. Стрелки продолжали использовать револьверы «Наган».

Ситуация изменилась летом 1961 г. После бурного совещания в Миноборонпроме по вопросу револьверов МЦ-4 главный инженер ТОЗ В. Л. Чернопятов для разработки револьвера пригласил на завод молодого специалиста Ефима Хайдурова — члена сборной СССР, выпускника МВТУ и автора целевого пистолета Х-1МТ «Бауманец». В начале января 1962 г. Ефим Леонтьевич приступил к работе над новым револьвером, а к июню изготовил опытный образец, получивший название Т-62 (Тула, 1962 год). В отличие от предыдущих советских спортивных револьверов, образец Хайдурова не был переделан из военного образца, а являлся самостоятельной разработкой, унаследовавшей лишь отдельные характерные черты исходной «нагановской» конструкции. Уже в октябре 1962 г. Хайдуров со своим револьвером завоевал серебряную медаль в личном зачете на Чемпионате мира в Каире. В том же году было начато серийное производство револьвера Хайдурова под индексом ТОЗ-36.

Стандартный револьвер «Наган», изготовленный в 1941 г.

Спортивный револьверный патрон В-1 занимал практически монопольное положение в советском стрелковом мире. Поэтому со временем возникла идея «приспособить» этот боеприпас для пистолетов. Во второй половине 1960-х гг. А.П. Кустовым, В.М. Белявцевым, А.И. Бочиным, К.Т. Макаровой и Л.Г. Бочковой был разработан новый патрон. Заявка на изобретение «7,62-мм спортивного пистолетного патрона» была подана 27 марта 1967 г., но авторское свидетельство было опубликовано лишь 25 июля 1974 г. Целью изобретения стало «создание патрона с улучшенной кучностью боя, обеспечивающего средний поперечник рассеивания не более 2,5 см при стрельбе на дистанцию 25 м». По сравнению с исходным В-1 новый боеприпас отличался:

— укороченной до 26 мм гильзой с проточкой над фланцем;

— посадкой пули заподлицо с дульцем гильзы;

— обжимом дульцевой части гильзы на длину 1-2 мм под углом 12-20o;

— увеличенной до 1,95-2,05 калибра длиной пули (вместо 1,78 калибра у пули В-1);

— уменьшением содержания в пульном сплаве сурьмы до 0,5-0,7% (вместо 1,9-2,0% у пули В-1) для улучшения штампуемости пули и повышения кучности;

— расположением центра тяжести от заднего торца пули в пределах 51-52% от ее общей длины.

Наградной «Наган» одного из знаменитых сотрудников киевского МВД

Новый патрон получил название «патрон 7,62-мм спортивный пистолетный» и условное обозначение — «7,62 Гл спортивный пистолетный». Также он известен под индексом 4ЕЛП.1000. Это необычное обозначение пистолетного патрона до сих пор не нашло внятного объяснения, однако это мог быть всего лишь внутризаводской индекс боеприпаса, присвоенный в рамках НИОКР.
Под новый патрон был разработан пистолет МЦ-58-2Е, однако он не получил распространения. Лишь в 1978 г. ЦКИБ СОО выпустил стандартный пистолет для армейских соревнований МЦ-58- 4 в этом калибре.

Образцы опытных спортивных патронов с глубокой посадкой алюминиевых пуль

Новым патроном достаточно оперативно воспользовался Хайдуров, поскольку рациональный укороченный патрон без «пустотелой» верхней части гильзы позволял уменьшить габариты и облегчить револьверную систему. В конце 1960-х гг. он разработал на базе револьвера ТОЗ-36 модификацию с укороченным барабаном — ТОЗ-49. Выпуск этой модели был начат на ТОЗ в 1971 г. Благодаря револьверу ТОЗ-49 «пистолетный» патрон 7,62х26R получил значительное распространение среди стрелков СССР.

Клейма патронов В-1

Производство всех револьверных патронов, как и других типов боеприпасов, было прекращено в 1989 г. в связи с закрытием Юрюзаньского механического завода. История 7,62-мм спортивного пистолетного патрона продолжилась, но в другом направлении. С использованием гильзы этого боеприпаса для нужд российской армии в тульском ЦКИБ СОО был отработан специальный патрон СЦ-128. Он представлял собой гильзу 7,62х26R, снаряженную трассирующей пулей Т-46 или Т-46М от винтовочно-пулеметного патрона 7,62х54R. СЦ- 128 применяется для тренировочной стрельбы из 105,2- мм ручного гранатомета РПГ-29 «Вампир» при помощи приспособления для учебной стрельбы — ПУС-29. Длина патрона составляет 48,6 мм, масса — 15 г. Современные варианты патрона снаряжаются гильзой с электрокапсюлем.

Патроны Блюма

В отличие от большинства своих современников, «нагановский» револьверный патрон оказался не только долгожителем, но и получил распространение в различных областях. Про его военные и спортивные модификации сказано и написано немало. Однако его охотничья карьера пока недостаточно исследована — даже несмотря на то, что в охотничий мир «нагановский» патрон ввел известный советский оружейник Михаил Николаевич Блюм.

Общий вид, разрез и пуля спортивного патрона В-1

После окончания Второй мировой войны советские охотники имели весьма ограниченный выбор боеприпасов и оружия для промысла мелкого и среднего зверя. Выпуск европейских и американских патронов для немногочисленных ружей и винтовок, оставшихся в наследство от «царского» периода, во время войны был прекращен, а после ее окончания так и не возобновился. Между тем советская промышленность предлагала охотникам лишь оружие под патрон .22 LR, после которого следовали достаточно мощные боеприпасы 7,62х54R и 8,2х66R. Промежуток между ними ничем не был заполнен. При этом относительно маломощный патрон .22 LR подвергался критике охотников как неспособный поражать крупную птицу и мелкого зверя, а патроны 7,62х54R и 8,2х66R были для этого слишком крупнокалиберными и мощными.

Картонные коробки для спортивных патронов В-1 (вместимость — 40 шт.)

Учитывая состояние советских охотничьих боеприпасов и оружия, в 1950-х гг. Михаил Николаевич Блюм занялся разработкой серии новых охотничьих патронов и оружия к ним. Будучи опытным охотником и отличным стрелком, Блюм применил к этой задаче системный подход. В первую очередь он разработал классификацию наиболее популярных животных СССР, разбив их на шесть групп — по массе и размерам. В то же время Блюм не питал иллюзий насчет советской патронной промышленности, «избалованной» крупными военными заказами времен войны, которая не была заинтересована в выпуске малых партий охотничьих патронов даже для нужд промысловиков. Поэтому он принял решение разрабатывать новые охотничьи боеприпасы на базе стандартных гильз армейских патронов.

Для того, чтобы заполнить промежуток между малокалиберным патроном бокового воспламенения и 7,62-мм винтовочным патроном, Блюм взял за основу гильзу от револьвера Наган и создал на ее базе универсальную патронную триаду для охоты на птицу, мелкого и среднего зверя — калибров 5,6 мм, 6,5 мм и 7,62 мм.

Патрон 5,6х38R был разработан Блюмом под влиянием популярного американского боеприпаса .22 Hornet. Советский боеприпас предназначался для стрельбы по крупной птице, а также по мелкому и среднему зверю из охотничьего комбинированного оружия и карабинов. Заряд пороха массой 1 г сообщал полуоболочечной пуле массой 3,5 г начальную скорость 650 м/с.

Спортивный револьвер ТОЗ-46

Для следующего патрона из «нагановской» линейки Блюм выбрал калибр 6,5 мм, что объяснял следующим образом: «Что касается калибра 6 мм при фактическом диаметре пули 6,2 мм, то, безусловно, это калибр неплохой, хотя в качестве наиболее универсального его использовать нельзя: он весьма незначительно отличается от калибра 5,6 мм. Более рационально использовать калибр 6,5 мм (фактически 6,75 мм), так как он имеет большее расхождение в величине диаметра в сравнении с калибром 5,6 мм и поэтому уже может надежно применяться по более крупным животным. В пользу калибра 6,5 мм говорит и тот факт, что за границей калибр 6,5 мм более распространен, чем калибр 6 мм». Патрон 6,5х38R предназначался для стрельбы по крупной птице, а также по мелкому и среднему зверю из охотничьего комбинированного оружия и карабинов. Первоначально к патрону были разработаны полуоболочечная (массой 5,5 г) и оболочечная пули. Заряд пороха массой 1 г сообщал оболочечной пуле начальную скорость 600 м/с.

Чертеж из авторского свидетельства на 7,62-мм пистолетный патрон (4ЕЛП.1000)

Наконец, третий патрон, 7,62х38R, имел традиционный для СССР калибр 7,62 мм. По замыслу Блюма, он предназначался для стрельбы по мелкому и среднему зверю, а также по крупной водоплавающей и боровой птице (гусю, глухарю, тетереву и др.) из охотничьего комбинированного оружия и карабинов. Патрон также снаряжался порохом массой 1 г, который разгонял оболочечную пулю массой 5,5 г до начальной скорости 550 м/с.

Свои новые разработки Блюм представил в 1955 г. на XXII Московской областной выставке охоты и охотничьего собаководства. В дальнейшем доработка этих боеприпасов осуществлялась до конца 1950-х гг. на базе Центрального конструкторско-исследовательского бюро спортивно-охотничьего оружия при Тульском оружейном заводе (позже — ЦКИБ СОО). Опытные патроны снаряжались силами бюро с использованием гильз штатных военных револьверных патронов выпуска 1930-1950-х гг.

Общий вид, разрез и пуля спортивного патрона 4ЕЛП.1000

В начале 1960-х гг. в советских охотничьих периодических изданиях и справочниках были анонсированы блюмовские патроны с «нагановской» гильзой и разработанные под них модели комбинированных ружей МЦ- 5, МЦ- 7 и МЦ-30. А с 1963 г. Тульский оружейный завод начал производство трехствольного ружья ТОЗ-28, разработанного Г.П. Четвериковой специально под «блюмовские» патроны. В нем два верхних ствола были гладкоствольными, 20-го калибра, а нижний — нарезной, под патроны 5,6х38R, 6,5х38R или 7,62х38R. В этот же период происходила доработка самих патронов. В первую очередь это касалось замены пироксилинового пористого пороха массой 1 г на порох ВУФЛ меньшей навески — 0,75 г для боеприпасов 5,6х38R и 7,62х38R, и 0,85 г для патрона 6,5х38R. Кроме того, для 6,5х38R окончательно закрепился только один вариант снаряжения — полуоболочечной пулей.

Клейма спортивного пистолетного патрона (4ЕЛП)

Однако уже в середине 1960- х гг. в специализированной литературе, включая справочники, изданные с участием М.Н. Блюма, из всей линейки патронов с «нагановской» гильзой упоминался только боеприпас 6,5х38R. Сам Блюм указывал на то, что патроны 5,6х38R выпускались только опытными партиями. Этот боеприпас не смог выдержать конкуренции с массовым и дешевым патроном «5,6 мм бокового воспламенения» (.22 LR), несмотря на недостаточную мощность и качество последнего. Неудовлетворительные «охотничьи характеристики» .22 LR пытались компенсировать разработкой высокоскоростных модификаций и применением для охоты высококачественных спортивных патронов. Кроме того, в калибре .22 LR выпускалось большое количество карабинов и комбинированных ружей, в то время как для патрона 5,6 мм «с гильзой “Наган”» выпускались только дорогие штучные ружья, да и те — исключительно под заказ, со сроком изготовления до 2-3 лет.
В свою очередь патрон 7,62х38R был вытеснен другим блюмовским боеприпасом — 5,6х39, созданным на базе автоматной гильзы обр. 1943 г. (7,62х39). Он позиционировался Блюмом как «универсальный охотничье-промысловый патрон для охоты на мелкого и среднего зверя на дистанции до 300 м». Под патрон 5,6х39 довольно быстро разработали серию карабинов, включая знаменитый «Барс», и комбинированных ружей. Наличие широкого ассортимента оружия содействовало распространению патрона 5,6х39 среди охотников. Возможно, его продвижению также способствовала близость его разработчика, Тульского оружейного завода, к производителю 7,62-мм патронов обр. 1943 г. — Тульскому патронному заводу; в то время как завод № 38, выпускающий «нагановскую» продукцию, находился далеко, в Юрюзани, и с ним было сложно согласовывать выпуск малых партий патронов всех трех калибров (5,6-мм, 6,5- мм и 7,62- мм), созданных на базе гильзы «Наган».

Патрон 6,5х38R фигурировал в советской охотничьей литературе и справочниках до конца 1960- х гг., но уже в 1971 г. М.Н. Блюм в своей статье «Патроны для промысла» («Охота и охотничье хозяйство», №№ 5, 6/1971) не упоминает этот боеприпас и не приводит его в списке патронов, выпускаемых советской промышленностью.

СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАНА В № 3 ЗА 2018 ГОД

Комментировать

https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2019/12/logo-black.png

Подробно о настоящем мужском увлечении.