Лаборатория криминалистаТурецкий вопрос. Часть II.

<![CDATA[]]>
Аватар admin01.09.20153237 min
https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2015/09/turk-1-1.jpg

Во второй половине XV века в Османской империи — раньше, чем в европейских странах, — стали появляться мастерские (позднее — заводы), которые содержались за счет казны. Турки первыми ввели прообраз системы государственного контроля качества оружия. С XVI века при приемке на готовое оружие наносилась тамга (клеймо), свидетельствовавшая как о принадлежности оружия казне, так и о его качестве. К XIX веку в Османской империи существовало три основных центра по производству оружия в районах Стамбула, Эрзурума и Трапезунда (ныне Трабзон). Казенные заводы и мастерские располагались преимущественно в первом из них. Там же было много частных мастерских, обеспечивавших изысканным оружием султанов и придворную аристократию. В вилайете Эрзурум изготовлением оружия занимались практически во всех его городах, это было основным и самым доходным промыслом в тех краях. Среди других центров следует назвать Конью, Диярбакыр, Измир. Но в конце XIX – начале XX века в Османской империи не произошло того, что имело место, например, в Испании — буйного расцвета частных оружейных фирм, выпускающих современное оружие. Очевидно, что дефицит промышленного оборудования и оснастки, а также нехватка квалифицированных специалистов, должны были обусловить выбор технологически более простой в изготовлении продукции.

Между прошлым и будущим

[caption id="" align="alignright" width="436"] Однозарядные пистолеты двух видов из Военного музея в Стамбуле (фото 1, 2 и 3), и с одного из турецких интернет-аукционов (фото 4). Фото 1 — пистолет фирмы «Imalathane-i-Harbiye», Стамбул, 1891 г.[/caption] В экспозиции Военного музея в Стамбуле находится пара схожих однозарядных пистолетов, один из которых определен как пистолет производства стамбульской фирмы Imalathane-i-Harbiye 1891 года выпуска. Длина пистолета — 32 см, калибр — 16 мм. Второй пистолет существенно отличается от первого лишь вычурной отделкой в восточном стиле. Оба они очень похожи на более известные Khyber Pass Martini pistol — однозарядные пистолеты кустарного изготовления из пакистано-афганского приграничья. Все они копируют систему швейцарца Фридриха фон Мартини с некоторыми «этнографическими» отличиями. Если в рукоятках большинства пакистанских пистолетов угадывается влияние британских револьверов «Веблей» и «Энфилд», то туркам явно оказались ближе австро-венгерские «Гассеры». Различаются и стили декоративной отделки — у турок она более изысканная. Кроме того, туркам по душе более яркая ствольная коробка из бронзы. Пистолеты эти изготавливались, видимо, не только фирмой Imalathane-i-Harbiye, сохранились образцы разных размеров, с различиями в конструкции и отделке.
В экспозиции того же Военного музея в Стамбуле представлен еще один однозарядный пистолет, в конструкции которого угадывается влияние австро-венгерских «Гассеров» — непосредственно или через какой-то сигнальный пистолет-ракетницу начала ХХ века, на что указывает характерная конструкция защелки ствола. К сожалению, изготовитель его не указан. Такие пистолеты также выпускались разных размеров, с разной длиной ствола и рукоятки, что говорит о том, что это вряд ли переделки пистолетов-ракетниц. Сохранились в Турции и однозарядные пистолеты типа «харбук». Под таким названием у нас известны однозарядные пистолеты, которые изготавливались кустарями-оружейниками в Дагестане в XIX – начале XX века с подражанием конструкции армейских револьверов «Смит-Вессон». Но ведь на вооружении османской армии в то же время состоял такой же револьвер «Смит-Вессон», только под патрон кольцевого воспламенения. Мотивация и условия труда тогдашних дагестанских и турецких кустарей-оружейников вряд ли чем-либо существенно отличались. Стоит вспомнить еще и миграцию мусульманского населения из Российской империи в Османскую во второй половине ХІХ – начале ХХ века под влиянием определенных военно-политических факторов. А не могли ли такие пистолеты изготавливаться в те времена не только в дагестанском селении Харбук и его окрестностях? Выпускались в Османской империи и более сложные образцы короткоствольного оружия. Несколько лет назад на одном из известных оружейных аукционов была выставлена представленная здесь копия револьвера «Смит-Вессон» под патрон .44 Rimfire с длинным стволом в 7? дюйма. Она была атрибутирована как револьвер турецкого производства. Револьвер был взят в качестве трофея офицером новозеландской армии во время Галлиполийской операции 1915-1916 гг. Изготовитель этого револьвера не определен. Возможно, когда-нибудь мы узнаем, был ли это какой-либо государственный завод, частная фирма, или же револьверы делали еще и кустари-оружейники.

От Браунинга до Браунинга

[caption id="" align="alignright" width="384"] Турецкий офицер в полевой форме образца 1908 г.: Энвер-Паша, снимок 1916-1917 гг. Турецкая копия Smith & Wesson No. 3 «Russian Model». Пистолет типа «Харбук» — может, из Дагестана, а может, и нет[/caption] Кто первым на турецкой земле изготовил самозарядный пистолет — неизвестно, но это точно была копия пистолета какой-то европейской или американской фирмы.
Помните копию «Браунинга» М1903 турецкого заказа, с которой началась эта статья? Первый контракт на поставку пистолетов «Браунинг» М1903 датируется 1908 годом. Могли ли еще во времена Османской империи где-нибудь на ее просторах начать изготовление таких копий?

Исходя из предельного упрощения конструкции и простоты использованного для ее изготовления оборудования — не исключено.

[caption id="" align="alignleft" width="266"] Копии «Браунинг» М1903 из сегодняшней Турции. «Biravnig» — турецкий опыт внутривидового скрещивания «Браунинг» М1903 и М1910. Редкий случай — изготовление П-08, но, увы, без подробностей (Трабзон, 2009)[/caption]

«Браунинг» М1903 — самый старый образец пистолета, который до нашего времени копируется кустарями-оружейниками Турции. Здесь представлены такие пистолеты. Первый — выставлен на одном из турецких интернет-аукционов в 2012 г. жителем Стамбула («достался внукам от бабушки и дедушки»), «маркировка» на кожухе-затворе больше похожа на заклинание: два раза — KYCPTSAR, два раза — KYCAPTSR и три раза — CKYAPT. Два других — новенькие, изъяты наряду с прочим в 2013 г. в провинции Гиресун. Увы, но формат статьи не позволяет продолжить эту демонстрацию клонов. В октябре 2006 г. на одном уважаемом аукционе за 400 евро был продан интересный образец народного творчества. И хотя лот был выставлен как FN Mod. 10/22 Khyberpass, нет никаких сомнений, что он из тех же краев, что и описанные выше. Довольно большой пистолет длиной 210 мм под патрон 9х19 мм представляет собой гибрид «Браунингов» М1903 и М1922. «Маркировка» на кожухе-затворе некоторыми буквами даже похожа на оригинальную — Fabrove Nationelle Dardesstte Bersitalguarre Biravnig Patenat Deposse. Biravnig, значит…

От Нури-Паши до МКЕ

[caption id="" align="alignright" width="328"] Маркировка винтовки «модель 1938» с остатками германской маркировки и винтовки «1938/K.Kale» со ствольной коробкой турецкого производства. 9-мм «Nuri Killigil» — первое в современной истории стрелковое оружие турецкого производства[/caption] Понеся огромные потери по итогам Первой мировой войны, турки выстояли, создав новое государство. Под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка Турецкая республика достигла впечатляющих результатов в реформировании общества и модернизации экономики в период между двумя мировыми войнами.
В это время турки пришли к необходимости унификации стрелкового оружия пехоты и начали приведение к единому образцу имевшихся запасов различных германских винтовок. Эти винтовки известны как «модель 1938», хотя такая работа началась еще в 1933 г. Все они переделывались под патрон 7,92х57 Mauser. Но с началом Второй мировой войны от переделки уже имевшихся винтовок отказались, а приобретенные для этого запасы стволов использовали для изготовления новых винтовок по образцу «модели 1938». Это были первые винтовки, в которых использовались ствольные коробки и другие детали, изготовленные в Турции. Эта модель, известная как «1938 / K.Kale», выпускалась оружейными заводами в Кириккале и Анкаре. Всего в 1940-1946 гг. было выпущено около 250 тысяч таких единиц. Ну, а первый серийно выпускавшийся в Турецкой республике образец стрелкового оружия создан, судя по всему, энтузиастом-фабрикантом. Об этом пистолете почти ничего неизвестно за пределами Турции. Нет его ни в Firearms Identifications by J. Howard Matthews, ни в справочнике А. В. Жука. Нури Киллигиль, или Нури-Паша, — боевой турецкий генерал, сводный брат Энвер-Паши, в Первую мировую войну командовал армейской группой «Африка», в 1918 г. во главе Кавказской исламской армии дважды занимал Баку, в 1920 г. возглавил восстание в Гяндже против советской власти, вел борьбу с дашнаками и большевиками. После ухода из армии занялся производством продукции для нужд армии. В 1927 г. в патентное ведомство Польской Республики было заявлено изобретение — «ручное автоматическое оружие», автор — Нури-Паша из Ангоры (ныне —Анкара), Турция. Речь шла об армейском пистолете. В 1930 г. изобретателю был выдан патент № 11813. Далее мало что известно, но прототип пистолета был изготовлен на польском оружейном заводе в Радоме. По данным авторитетного польского профессора Петра Вильневчица, пистолет, указанный им как Noury Pasza FB Radom wz.30 (Нури-Паша ФБ Радом обр. 30), был изготовлен в одном экземпляре. Когда — неясно: «образец 30» может означать как год выдачи патента, так и год изготовления прототипа. Поляки, естественно, хотели получить контракт на его изготовление для турецкой армии, но по какой-то причине пистолет так и не выпускался серийно, а единственный его экземпляр находится в экспозиции Военного музея в Стамбуле. Это 10-зарядный пистолет под патрон 9х19 мм, УСМ — ударникового типа, прицел — с установками на дальности до 500 м. Слева на затворе маркировка — RADOM Syst. «Nuri» mod. 5. О четырех предыдущих моделях пистолетов Нури-Паши ничего не известно. Далее, в период Второй мировой войны и, судя по всему, до 1946 г. в Турции для нужд армии и полиции выпускался пистолет, базирующийся на конструкции «Браунинга» М1910. Выпускался он якобы на заводе Нури Киллигиля. Это был пистолет под патрон 9?17 мм, 8-зарядный, длиной 170 мм, со стволом 98 мм. Без отвертки пистолет не разобрать: из рамки слева сзади выкручивается винт, извлекается упор боевой пружины и производится разборка.
[caption id="" align="alignleft" width="279"] Единственный 9-мм «RADOM Syst. «Nuri» mod. 5». Командующий Кавказской исламской армией Нури-Паша среди медицинских работников в Баку, 1918 г.[/caption] Сколько их выпустили? Например, из датированных 1943 г. известны пистолеты с номерами 2931 и 4233. Из самых поздних — 1946 г., № 8041. У всех справа на кожухе-затворе обозначение TC, что означает T?rkiye Cumhuriyeti (Турецкая республика) — что-то вроде знака госсобственности. Утверждается, что эти пистолеты никогда не поступали в коммерческую продажу. В турецком сегменте Интернета их называют Nuri Killigil. Возможно, это очень близко к истине: слева на кожухе-затворе нанесен логотип в виде турецкого полумесяца со звездой, с наложенной на них буквой N.
Вскоре началась уже более известная история с нелицензионным выпуском пистолета «Вальтер» модели PP. В 1947 г. оружейный завод, который открыли в г. Кириккале, уже выпускал его копию под наименованием Kirikkale под патроны 7,65х17 и 9х17 Br. В 1952 г. завод вошел в контролируемую правительством группу военных предприятий Makina ve Kimya End?strisi (MKE). А к началу ХХІ века Турецкая республика имела уже развитую оружейную промышленность. Государственные и частные оружейные заводы выпускают сегодня большое разнообразие качественного современного стрелкового оружия.  

Так вот ты какой, Biravnig!

А внизу турецкой оружейной пирамиды в подпольных мастерских продолжала трудиться армия безвестных кустарей. Самыми простыми по конструкции длительное время были однозарядные пистолеты. Наиболее популярной стала заимствованная у охотничьих ружей «переломная» конструкция. У них же был заимствован ружейный патрон — от 12-го до 410-го калибра. Состояние большинства представленных в Интернете экземпляров свидетельствует о том, что изготовлены они не вчера. Причем в разных регионах Турции обнаруживается даже «серийная» продукция. Здесь представлены два типа таких пистолетов. К нам же все-таки везли вещи «посолиднее». Здесь приведены снимки пистолета из экспертной практики тех лет. Это нечто 9-мм «браунингоподобное». Магазин на 7 патронов, можно больше, но не нужно — патроны начинают перекашиваться. Технологический уровень изготовителя, в общем-то, очевиден, особенно по снимку переднего среза: это не ракурс такой, это настолько косо просверлен канал ствола. Зато  нарезной — аж 7 нарезов. На кожухе-затворе слева — традиционная абракадабра, справа и сверху появился уже узнаваемый бренд MADEIN USA. А вот «1977» вполне может обозначать — и даже правдиво — год выпуска. Вдруг случайно нашлось фото еще одного MADEIN USA, несколько отличного от предыдущего и в этот раз получившего при рождении гордо нацарапанное STAR. Он даже похож на оригинальный Star mod. BKM. И тут на этом фото обнаруживается еще и BIRAVNIG! Вообще не такой, как тот, первый, но среди иного набора букв — опять BIRAVNIG. В случайность таких совпадений не верится. Видимо, не все изготовители такого оружия имели возможность видеть слово Browning на оригинальном пистолете или читать его на бумаге. Информация о названиях брендов передавалась в устной речи и, циркулируя в обществе, они адаптировались к особенностям языка местных жителей. Не стоит удивляться, если выяснится, что где-то в Турции в свое время именно так и называли «браунингообразную» продукцию местных оружейников. Копировали с разной степенью точности и другие образцы пистолетов: Browning М1910, МАВ mod. D, Astra мод. 4000 Falkon и прочие. Так было в 80-90-х годах прошлого века.
[caption id="" align="alignnone" width="1200"] Слева — два вида кустарных пистолетов; такие, как справа, делали еще в 1970-х. Ниже — 9-мм «MADEIN USA», вероятно, еще 70-80-х годов ХХ в. — из экспертной практики 90-х. Справа — иное обличье, но знакомые бренды «MADEIN USA» и «BIRAVNIG». Ниже — 9-мм гибрид «Astra» мод.4000 «Falkon» и «Browning» mod. 1910 (Самсун, 2013)[/caption]
 

Они не такие, как мы

[caption id="" align="alignright" width="346"] Сверху — «Псевдоберетта», изъятая у гражданина Турции в Донецкой области, 2007 г., снизу — 6 пистолетов, направлявшихся в Болгарию с востока Черноморского региона, Адана, 2012 г.[/caption] В 2007 г. на территории Донецкой области в автомобиле гражданина Турции Y.L. был обнаружен и изъят пистолет: патрон 9х19, правильные формы, ровные линии, аккуратные пластиковые накладки рукоятки. На затворе аккуратно нанесена маркировка Pietro Beretta Gardone V.T. Made in Italy. Только номер подозрительный — 355555222.
Это уже новое время и новые образцы для подражания. Сегодня в этом плане лидирует некий собирательный образ «Беретты». Причем это просто подражание внешнему виду моделей М951 и М92. На снимке в заголовке статьи представлены несколько вариантов таких пистолетов, изъятых в Трабзоне в 2010 г. и явно изготовленных разными мастерами. Подражают сегодня и другим современным образцам — например, «ЗИГ-Зауэру», «Вальтеру». Продолжается изготовление пистолетов в стиле «Браунинг», копируют и модель High-Power P35. Своему потребителю кустари предложили еще более простой образец однозарядного пистолета — у нас подобные известны под условным наименованием «пистолет-ручка». Вообще предпочтение отдается короткоствольному оружию, в основном — самозарядным пистолетам. Среди опубликованной информации сведений об изготовлении револьверов вообще не удалось найти. Пистолеты-пулеметы изготавливают, судя по всему, очень редко. За два последних десятилетия существенно улучшилось качество продукции не только официальных оружейных заводов Турции, но и кустарей. С оружия почти исчезли бессмысленные наборы букв. Улучшилось качество отделки. Стали использоваться пластиковые детали, изготовленные по промышленной технологии. Государством уже давно и четко обозначены нежелательность и противозаконность этого промысла. География изготовления кустарного оружия в значительной мере совпадает с расположением его исторически существовавших центров. По данным полиции, наиболее развит он в восточной части Черноморского региона — в провинциях Артвин, Ризе, Трабзон, Самсун, Гюмюшхане, Гиресун и Орду. Изготовление ручного оружия в восточной части Черноморского региона трудно контролировать из-за горной и лесистой местности. Оружие изготавливают в простых мастерских с использованием примитивных станков. Для многих домохозяйств доходы от этого промысла являются основой семейного бюджета. В разрезе отдельных провинций в нелегальном производстве оружия лидирует Ризе, затем следуют Трабзон, Стамбул, Гиресун, Бурса, Кахраманмараш, Эрзурум, Сакарья, Орду, Кайсери.
[caption id="" align="alignnone" width="1200"] «Мерседес» с 10 пистолетами, Самсун, 2013 г. Партия из 8 пистолетов, переправлявшаяся из Ризе в Трабзон, 2013. Заготовка Browning High-Power P35 из провинции Гюмюшхане, 2008 г.[/caption]
В Турции прекрасно понимают, что нелегальное изготовление оружия является угрозой общественной безопасности. По данным полиции, более 70% оружия, которое использовалось при совершении преступлений, было изготовлено нелегально либо ввезено в Турцию контрабандой. Сегодня, после активных действий полиции в прежние годы, изготовители оружия вынуждены еще тщательнее скрывать свою деятельность. Стражи порядка вдруг стали выявлять мастерские, вынесенные за пределы селений и обустроенные в лесных землянках, к которым протянуты закопанные в землю электрические провода.
[caption id="" align="alignnone" width="1200"] «Последний рубеж» турецких кустарей: землянка-мастерская в 500 м от окраины г. Адана, Ризе, 2013 г. Один из 7 пистолетов, изъятых в апреле 2012 г. в Шанлыурфа; 6 пистолетов из пассажирского автобуса, Ризе, 2013 г.[/caption]
Но здесь не все так однозначно. Следует отметить, что у турецкого общества нет радикального отторжения этого явления. В чем это проявляется? Статья 551 Уголовного кодекса Турецкой Республики в частности гласит: «Если лицо без разрешения Правительства занимается изготовлением огнестрельного оружия, …оно наказывается легким денежным штрафом в размере до 50 лир, который в зависимости от тяжести деяния может быть дополнен легким заключением на срок до 30 дней». Для нас такой подход к этой проблеме выглядит несколько странно. Добавлю еще для полноты картины: знаете, где в турецком УК законодатели определили место этой статье? Рядом со статьей об ответственности за клевету в публичных местах и нарушение покоя населения и статьей об ответственности проектировщиков и строителей за обрушение зданий в случаях, когда это не подвергло никого опасности. Правда, есть еще статья 150 — об изготовлении оружия в составе группы заговорщиков с уже не «легким» заключением, но это уже совсем другая история.
[caption id="" align="alignnone" width="1100"] 7 пистолетов из Трабзона — задержание поставщиков оружия в Анталии, 2013, цена – от 500 до 5000 лир. Конья, 2013 г.: 52 шт. «kalem tabancas?», «пистолеты-ручки», «pen gun», примитивно и безлико — глобализация, однако[/caption]
А что до статьи 551, то дело не в привычности турок к оружию, а в том, что турки утверждают и считают, что их жизненные ценности определяют относительно низкий уровень преступности вообще и вооруженной преступности в частности. Но всегда есть какое-то «но».

(Продолжение следует)

  Начало статьи «Турецкий вопрос. Часть I.» СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАНА В № 4 ЗА 2014 ГОД   [pexblogposts pex_attr_title=»Читайте также:» pex_attr_cat=»225″ pex_attr_layout=»columns» pex_attr_columns=»2″][/pexblogposts]]]>

Комментировать

https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2019/12/logo-black.png

Подробно о настоящем мужском увлечении.
Подписной индекс 99 555.