ГладкоствольноеНаши охоты«Самозарядка» в руках скептика, или Повесть о том, как Ozkan Arms FX 015 открыл мне окно в мир охоты с полуавтоматом

Жизнь — такая штука, что далеко не все и не всегда в ней идет по плану. Тем не менее из любой сложившейся ситуации, когда судьба жирным пинком выбрасывает из уютного «нормально», нам вполне по силам выйти с минимальными потерями — а то и даже с приобретениями, порой совершенно неожиданными. Так, например, недавно случилось и со мной. С’est la vie… Всю сознательную охотничью жизнь я не уставал повторять, что при всей моей любви к охотничьему оружию...
Антон Кудрин Антон Кудрин18.02.202010084 min

Жизнь — такая штука, что далеко не все и не всегда в ней идет по плану. Тем не менее из любой сложившейся ситуации, когда судьба жирным пинком выбрасывает из уютного «нормально», нам вполне по силам выйти с минимальными потерями — а то и даже с приобретениями, порой совершенно неожиданными. Так, например, недавно случилось и со мной.

С’est la vie…

Всю сознательную охотничью жизнь я не уставал повторять, что при всей моей любви к охотничьему оружию полуавтомат будет самым последним из приобретенных мной «гладкостволов». И это притом что я (о, чудо!) довольно-таки тепло отношусь к нарезным самозарядным охотничьим карабинам. Да настолько тепло, что один из них уже несколько лет украшает мой сейф, а его точность вызывает тщательно скрываемую зависть коллег на тренировках в тире и в ходе любительских стрелковых турниров.

Ну и, разумеется, по моему личному, но очень строгому мнению, правильный выбор оружия для настоящего охотника — это все же классическая «переломка»; причем не только гладкоствольная, но и под нарезной калибр (да, и такая прелесть имеется в моем арсенале). Наличие у той же двустволки внешних курков лишь добавляет шарма и придает завершенности классическому виду охотничьего оружия. А еще я для пущей аутентичности часть патронов (например — для охоты на перепела с моим верным легашом) снаряжаю на дымном порохе и в латунные гильзы. В общем, охотничья аутентичность на грани архаичности прет изо всех щелей. Теперь, я надеюсь, мои взгляды на существование вне населенных пунк тов — с ружьем в руках и собакой где-то рядом — в ту часть года, когда открыта охота, хотя бы примерно понятны.

В продолжение автобиографической части статьи поделюсь с тобой, мой дорогой читатель, еще несколькими фактами о себе. Возможно, они покажутся излишне сокровенными, но уж что есть то есть.

Итак, в практике любого врача встречается такая штука, которая называется «профессиональным выгоранием». Это всего лишь, на мой субъективный взгляд, защитная реакция организма на постоянную работу с чужой болью, кровью, горем и, наконец, смертью. Да, друзья мои, работа ветеринара — это в самой наименьшей степени тисканье няшных котяток и щеночков, которых впервые принесли на вакцинацию!

Гораздо чаще владелец животного за твоей спиной громко рыдает или орет матом, пока ты ведешь неравный бой со смертью. И как же часто, стоя над маленьким пушистым трупиком, я задавал один и тот же вопрос: «Где же вы были позавчера, когда его еще можно было спасти?!». Соответственно, наличие хронического стресса — неотъемлемая составляющая практики врача, который подходит к своей работе очень ответственно. С годами не становится легче — напротив, этот стресс накапливается, разрушительно действуя на мировосприятие (мягко выражаясь). И, чтобы избежать этого, я принял очень непростое решение: кардинально поменял место и род деятельности.

Ну а там, на новой работе, помимо таких обычных офисных аксессуаров, как стол, стул, компьютер и степлер, мне было выдано и служебное, так сказать, оружие. Ну чем не лучшая работа в мире?! Но тут же следует и «холодный душ». Мама дорогая! Мне! Турецкий полуавтомат Ozkan Arms FX 015! За что? Действую по принципу: «Дают — бери, бьют — беги». А там, глядишь, разберемся, что к чему.

Первое знакомство

Ну, здравствуй, диво дивное, чудо чудное! А оно в ответ, все такое, завитушками гравированное, блестит и на нажатие на кнопочку страшным лязгом отвечает.

Ozkan Arms FX 015
Внешне Ozkan Arms FX 015 выглядит гораздо дороже, чем стоит на самом деле

При всем моем настороженном отношении к продукции с клеймом Made in Turkey после внешнего осмотра Ozkan Arms FX 015 должен признать, что изделие сие изготовлено без явных «косяков». Каких-то грубых заусенцев, требующих тщательной обработки напильником в целях профилактики членовредительства оператора, не выявлено; покрытие всех видимых деталей равномерное, без разводов и прочих огрехов. В комплекте также нашлась симпатичная коробочка с набором из пяти дульных сужений-вкруток на любой вкус (от «цилиндра» до «полного чока» включительно), ключ для их смены и набор прокладок для изменения отвода и погиба приклада под антропометрию конкретного стрелка. Ну что же, уже неплохо!

Более детальное знакомство с агрегатом, как всякий житель ХХІ века, начинаю с поиска информации об этом оружии по Всемирной сети. На полностью понятных мне языках ее немного, и она в основном повторяет одно и то же.

«Инерционное полуавтоматическое ружье Ozkan Arms FX 015, несмотря на классический как для полуавтомата внешний вид, обладает важной конструктивной особенностью — ствол и верхняя часть ресивера представляют собой единое целое. Такое решение обеспечивает полную соосность ресивера и канала ствола ружья, что гарантирует точный бой. Вдобавок массивная стальная верхняя часть ресивера (нижняя изготавливается из высокопрочного алюминиевого сплава) повышает прочность конструкции, а также несколько смещает общий баланс ружья в сторону приклада — это делает FX 015 достаточно прикладистым и разворотистым даже при полностью снаряженном магазине».

Светонакопительная мушка
Светонакопительная мушка дает +1 к точности

Ну что же, поздравляю! Недаром же мудрецы советуют обязательно проверять все факты из Всемирной мусорки! Так и в нашем случае. Даже при беглом ос мотре прекрасно видно, что ствол и верхняя часть ресивера у этого ружья выполнены в виде двух деталей, просто плотно вставленных одна в другую и, видимо, для особой надежности, скрепленных перпендикулярно их продольной оси крохотным винтиком под шестигранник. Супернадежности это соединение особо и не требует, поскольку запирание затвора тут осуществляется непосредственно за ствол. Что же касается «феноменальной точности» — то это утверждение мы как-нибудь еще проверим.

Мой экземпляр выполнен в классическом охотничьем стиле: его ствол и верхняя половинка ресивера имеют черную глянцевую поверхность, нижняя же радует глаз лазерной гравировкой по матовому алюминию — и следует отметить, что ее рисунок «а-ля английские арабески», столь характерный для охотничьего оружия совершенно другого класса и цены, ничуть не режет глаз, а вполне гармонично вписывается в остальной экстерьер ружья. Все сдержанно, со вкусом, без «цыганщины» и аляповатости. Приклад и цевье сделаны из вполне приличного натурального турецкого ореха и пропитаны маслом. Магазин ружья FX 015 вмещает четыре патрона, поэтому в том случае, когда ружье приобретается для охоты, его нужно не забыть привести в соответствие с требованиями действующего охотничьего законодательства Украины, а именно: попросить у продавца в магазине съемный ограничитель, уменьшающий емкость этого самого магазина до разрешенных двух патронов. В комплекте с ружьем ограничитель почему-то не идет, а при проверке в угодьях соответствующими службами его отсутствие однозначно вызовет неприятности. Здесь за комплектацию турецкие ребята получают от меня «минус».

кнопкa предохранителя
Оперативность прежде всего — девиз кнопки предохранителя, расположенной в этом месте

Длина ствола — 76 см, патронника — тоже 76, но уже в миллиметрах. Канал ствола и патронник хромированы, что вкупе с инерционной системой перезарядки допускает некоторые вольности с уходом. Так, например, ничего страшного с таким ружьем не произойдет даже в том случае, если многие километры, выхоженные за охотничий день, совершенно не оставили сил на обязательный минимум ухода за оружием после охоты — и даже если такие случаи будут повторяться. Мне достаточно часто приходится общаться с охотниками, последним доводом которых в спорах о надежности их самозарядного оружия (напоминаю — я все еще смотрю на «гладкие» полуавтоматы искоса) является фраза: «Да я свое вообще раз в год чищу, и то после сезона! И все работает, как часики!». Так вот, Ozkan Arms FX 015 — именно для таких. Контакт пороховых газов с внутренностями оружия тут происходит лишь в хромированной трубке, образующей канал ствола и патронник. Соответственно, отложений порохового нагара в местах, отвечающих за надежность работы автоматики, не может быть по определению.

Сердце красавицы…

Теперь с целью завершения первого знакомства начнем «вскрытие». Отвинчиваю гайку, удерживающую цевье, и стягиваю последнее с трубки подствольного магазина. В тонком месте деревянного цевья (там, где оно рано или поздно однозначно лопнет от колебаний влажности) хитрые турки заблаговременно сделали малюсенький пропил. Ага, а вот такие мелочи лично мне говорят достаточно много о степени уважения производителя к конечному потребителю своей продукции. «Плюс» в карму вам, о мой дорогие и незнакомые турецкоподданные инженеры!

Теперь без особых усилий отсоединяю ствол, который, как мы помним, почти что намертво скреплен с верхней частью ствольной коробки. И вот во всей своей хромированной красе нашему взору открывается затвор ружья.

После отсоединения от тела затвора его рукоятки, свободно скользя по полозьям, выфрезерованным в нижней части ствольной коробки, затвор легко покидает ее полость и оказывается на столе. Все, неполная разборка завершена.

Думаю, не стоит лишний раз напоминать, что самой интересной частью любого механизма является система, отвечающая за работу его автоматики. В нашем случае это, конечно же, затвор: ведь «инерционка» — и в Африке «инерционка». У любого, кто когда-либо присутствовал при разборке такой иконы мира инерционных полуавтоматов, как ружье Benelli M2, обязательно случится приступ дежавю при взгляде на затвор Ozkan Arms FX 015. И нему дрено, ибо он — копия итальянского; и, как показывает практика, копия вполне приличная. Все дело в том, что патенты, полученные Benelli Armi в конце 1960-х– начале 1980-х гг. на использованные в конструкции их ружей разработки Бруно Чиволани, давно прекратили свое действие. Соответственно, использовать их имеет полное право любой желающий, и не делает это теперь только ленивый — а уж в «лени» на совершенно законных основаниях «слямзить» чью-то идею с турецкими производителями оружия могут поспорить только китайские.

Логотип Ozkan Arms
Логотип Ozkan Arms — что-то подобное я уже где-то видел

Итак, затвор. Для полного и окончательного знакомства, как и всякий уважающий себя пользователь какой бы то ни было техники, я решил разобрать эту хромированную «железяку». И тут меня поджидал очередной сюрприз: выяснилось, что для полной разборки затвора FX 015 одних лишь голых рук и цепких пальцев недостаточно. В отличие от затворов «инерционок» итальянских ружей и даже турецких, но более дорогих, конструкция штифта-фиксатора этого ружья не предусматривает частой и простой разборки — штифт тут забит заподлицо (у вышеназванных же моделей оружия он имеет «грибок» на конце и потому легко извлекается двумя пальцами). Но и я не так-то прост! Поэтому достаю инструменты — выколотку, молоток и деревянный брусок, — и, почти не вспотев, выбиваю вышеназванную деталь. В момент последнего удара по выколотке нужно быть внимательным, потому что, неровен час, одновременно с выбитым штифтомфиксатором может улететь в непонятном направлении и подпружиненный ударник. Но в моем случае я к такому повороту событий был готов — и ударник, удерживаемый от «полета на Луну» одним из оставшихся свободными пальцев, плавно выдвинулся из тела затвора вместе со своей пружиной. Далее вытряхиваю на ладонь копирный штифт, который, двигаясь по соответствующему пазу, обеспечивает поворот боевой личинки, то есть отвечает за отпирание и запирание. Избавленная от этого штифта личинка легко покидает свое место в теле затвора, открывая доступ к непосредственному сердцу всей этой системы накопительной инерционной пружине. Именно строгое соблюдение ее параметров, над определением которых долгие годы трудился оружейный гений Бруно Чиволани, и обеспечивает «всеядность» и надежность современных «инерционок». Продолжать издевательства, пытаясь отсоединить хвостовик от тела затвора, я не вижу смысла — все самое интересное уже и так на ладони. Теперь смываю средством Shooter’s Choice Quick-Scrub III заводскую смазку — и, слегка брызнув на инерционную пружину проверенной «нейтралкой» Gunex, собираю затвор в обратной последовательности. Забить на место штифт-фиксатор оказывается ничуть не легче, чем его выбить — поэтому принимаю решение впредь сюда не лезть; да и острой необходимости в этом возникнуть, по идее, не должно. В случае же «утопления» оружия тут хватает и «естественных» отверстий для доступа современной химии, которая получше любой ветоши убирает воду из самых дальних закоулков любых механизмов.

Перед охотой

Ну вот, наконец-то бюрократические нюансы появления очередной записи в моем разрешении на оружие преодолены, и, вооружившись «Озканом» (а также нескрываемым скепсисом по отношению к нему в условиях моих охот и привычек), начинаю сборы на охоту. Почему не на стрельбище или в тир? Потому что, честно говоря, терять выходной (а стало быть, охотничий день в и так стремительно сокращающемся сезоне охоты на пернатую дичь) откровенно не хочется. Да и как показывает мой опыт общения со многими охотниками, заморачиваться определением фактической кучности, а также совпадении центра осыпи с точкой прицеливания при стрельбе дробью, многим матерым охотникам (к которым я скромно отношу и себя) откровенно лень. Стреляет? Перезаряжает? Птички падают? Ну, вот и все, что нужно простому охотнику. А погрешности в обработке мишени в воздухе у большинства наших охотников таковы, что смещение того же центра осыпи даже на десяток-другой сантиметров от точки прицеливания на добычливости ружья абсолютно никак не сказывается. Чай не снайпингом занимаемся. В общем, такую вот «отмазку» я себе придумал и со спокойной совестью занялся остальной частью подготовки ружья к охоте.

Следуя правилам охоты, установленным в Украине, я не забываю вставить в магазин ограничитель. Времени эта операция занимает немного: отвинчивается гайка крепления цевья, и в показавшийся передний торец трубки магазина просто вставляется этот пластиковый прутик с расширением на одном из концов, которое не дает ограничителю проваливаться в магазин полностью — и, соответственно, оставляет возможность его такого же непринужденного извлечения. После этой операции и возвращения гайки цевья на свое законное место магазин перестает вмещать больше чем два патрона. Дело сделано.

Еще один этап — настройка ружья под конкретную охоту. Он заключается в правильном выборе дульного сужения. Несмотря на саботирование аналитического отстрела ружья в лабораторных условиях стрельбища, я, руководствуясь еще советскими ГОСТами, которые обещают кучность боя для цилиндра с напором (напоминаю, это сужение 0,25 мм для 12- го калибра) в пределах 40-45%, прихожу к выводу, что именно это сужение будет формировать дробовой сноп моего Ozkan Arms FX 015 на большинстве наших с ним будущих охот. Почему вдруг так? Да просто погоня за увеличением дистанции эффективного дробового выстрела (а стало быть, и сильными сужениями) — не для меня. Дело в том что я всегда стремлюсь стрелять накоротке. Это снижает процент промахов, а также связано с моим убеждением, что показателем охотничьего мастерства конкретного индивидуума является вовсе не меткость его стрельбы на дальние дистанции, а преобладание на его охотах стрельбы на дистанции близкие и малые — потому что стрелять близко может лишь тот охотник, который сумел подкрасться, подманить, не дать зверю почуять свой запах перехитрить, замаскироваться, не выдать себя неосторожным движением или звуком, правильно выбрать место, откуда «вылетит птичка», или же правильно натаскал собаку, которая при безошибочной отработке потенциальной добычи обеспечила возможность стрелять чуть ли не в упор. Ну и, соответственно, я из тех, кто считает, что стрельба по уткам, летящим под облаками «на кислороде», — верх охотничьего бескультурья и хамского отношения к объектам животного мира.

Полевые испытания

И вот, наконец-то, наступают выходные — и наша небольшая компания из трех охотников (и, соответственно, трех легавых собак), намотав на покрышки несколько десятков километров асфальта, десантируется из автомобиля в любимых угодьях.

Автоматика «инерционки» позволяет вольности с регулярностью чистки оружия

Нетерпеливо расчехляю оружие. И вот уже, не теряя даром времени, мы с друзьями разбредаемся в разные стороны, на ходу поправляя охотничью амуницию.

Сегодня в наших планах — охота на серую куропатку и валь дшнепа. Ну и пусть эти виды, по идее, обитают в разных угодьях; тем не менее, переходя от одного вальдшнепиного мелколесья к другому (а вальдшнеп, безусловно, для меня приоритетней любой другой дичи), путь наш будет лежать по вполне куропаточьим бурьянам. К тому же опыт прошлых сезонов говорит, что эти маленькие курочки водятся тут в изобилии. Что же, проверим, как обстоят дела с их численностью в этом году!

Заодно вспоминаю, что неплохо бы зарядиться. Наличие одного ствола тут же накладывает свои ограничения. И если при охоте со своей любимой полувековой «курковкой» ТОЗ-63 в зависимости от плотности зарослей и вероятной дальности стрельбы я меняю патроны в патронниках так же ловко и быстро, как карточный шулер тасует колоду, то при оперировании полуавтоматом порядок действий не столь очевиден. Поэтому, зажмурившись, забиваю патронташ контейнерной «семеркой» от RIO с навеской дроби 30 г. Один патрон, лязгнув, «Озкан» отправляет себе в рот… пардон, в патронник. Еще два занимают свою очередь в магазине.

Неполная разборка Ozkan Arms FX 015
Неполная разборка Ozkan Arms FX 015 интуитивна и проста

Тем временем мой дратхаар Озон, многоопытный вальдшнепятник, уже вовсю проверяет окружающие высокоствольный березняк заросли ивняка. «Да, место действительно неплохое для дневки вальдшнепа», — соглашаюсь про себя с собакой. Но ветра практически нет, поэтому первый увиденный мной лесной кулик срывается далеко за пределами радиуса действия собачьего носа — ну, и выстрела дробью тоже. Только и дал носатый возможность четко определить, кто же это там такой взлетел. Ну и ладно. Поищем еще.

Однако, обойдя по периметру весь этот немаленький остров березняка, больше вальдшнепов мы с собакой не встречаем. Немудрено: сейчас только начало сезона его миграции через Украину, да и дает знать на удивление засушливая осень этого года — последний дождь тут был почти два месяца назад. Даже в лесу за бегущей собакой пыль стоит столбом, ну и, конечно, грибов никаких нет, даже мухоморов. А раз сухо, то нет и излюбленной высокобелковой пищи для мигрирующих вальдшнепов — дождевых червей. Стало быть, надо переезжать в другое, более влажное место. Благо есть у меня на примете такое неподалеку. Жаль только, что не по-осеннему высокая температура воздуха и откровенно жаркое солнце практически вывели моего четвероногого помощника из строя — за час поисков он откровенно сбросил скорость, и глаза его уже не сияют тем азартным блеском, как в начале нашего пути. Надо бы дать отдохнуть собаке, напоить, да и намочить шерсть — охладиться моему четвероногому другу тоже не помешает. Стало быть, пора возвращаться к автомобилю. Вдруг мои размышления прерывает торопливый дуплет неподалеку — и после сеанса экстренной телефонной связи я узнаю, где мой приятель Алексей после аналогичных безрезультатных поисков вальдшнепа натолкнулся на большой выводок серых куропаток; и (что более важно) куда они переместились, потеряв одного члена своего коллектива. Поздравляю друга «с полем» и тут же решаю немного подкорректировать свои планы. Поскольку названное место находится практически между мной и оставленной машиной, решаю попытаться обеспечить встречу с дичью и нам с Озоном. Не откладывая дело в долгий ящик, минут десять спустя мы с псом уже выходим на полянку в конце широкой посадки. Полянка же плавно переходит в луговину — место типично куропаточье. Если не найду тех, то велик шанс встретить другой «табун» этих птиц. Вот и мой пес оживился — словно открылось второе дыхание; понимает, шельмец, зачем мы здесь. Озон уходит в поиск вправо, а я, пройдя какой-то десяток шагов левее, поднимаю тройку куропаток. Плюнув на все каноны охоты с легавой, стреляю навскидку этих «шумовых». Первый выстрел — есть, второй — чистый промах. Третий раз не стреляю. В подсознании глубоко сидит былая двухзарядность моего прежнего оружия, да и оставшиеся в воздухе птицы на тот момент уже были откровенно далековато. Иду подбирать свой трофей. Кобель тут как тут, но я быстрее. Есть у нас с ним такое негласное соревнование — кто первый поднимет добытую дичь; особенно это касается тех птиц, которые были добыты без его непосредственного участия, то есть им провороненные. Торочу куропатку. Вспоминаю, что моя полуавтоматическая «гильзоплюйка» имеет неприятное свойство мусорить в угодьях, в том числе и выдавая наши добычливые места. Шарю по траве, пытаясь вспомнить, откуда стрелял. Я же сместился, двигаясь к упавшей добыче! Несколько минут и порций пересоленных выражений спустя нахожу сначала одну, а затем неподалеку — и вторую гильзу. Обнаружению помогает их неестественно ярко-зеленый цвет. Заодно приходит мысль о начале подбора патронов еще и по цвету гильзы. Саркастически смеюсь — «дожились…» Пес слегка удивлен таким моим поведением. В общем, уже один значительный минус «самозарядки» я для себя открыл. Ладно — продолжаем охоту.

За «всеядность» и надежность перезарядки отвечает накопительная инерционная пружина

Ясно понимаю, что сейчас нужно пустить собаку в поиск — и на этот раз влево. Ведь мне нужна именно работа со стойкой, а иначе зачем это все? Из опыта знаю, что одиночки из разбившегося по поляне выводка серых  куропаток при приближении собаки, скорее всего, предпочтут затаиться, а стало быть — дадут сработать даже подуставшей легавой по всем правилам, несмотря даже на почти полное отсутствие ветра. И, действительно, буквально на второй параллели после короткой потяжки Озон замирает в стойке. Подхожу к собаке спереди и сбоку, до нее метров 12-15. Короткая, словно на стенде, команда — «Дай!» И вот, по всем канонам четвертого номера «круга», строго боковая стремительная куропатка сражена единственным красивым выстрелом. В этой ситуации подача — это уже честно заработанный собачий кайф. С полем нас, ушастый! Молодец! Про себя отмечаю отлично видимую во время отработки мишени красную точку мушки «Озкана» — это помогает безошибочно определить момент дожимания спуска, когда упреждение при проводке достигает необходимой величины. Но, черт побери, опять искать эту гильзу! Ага, вот она! Ладно, пес, пошли пить и переезжать. Хватит с нас на сегодня куропаток. Мы же всетаки за валь дшнепом приехали!

Мягкий затыльник с твердой пяткой
Мягкий затыльник с твердой пяткой — и тут тоже тюнинговать нечего

Подходим к машине. Ребята нас уже заждались. Собака пьет, грузимся и переезжаем в ранее запланированное мною место. Здесь не торопясь обедаем, давая четвероногим лишнее время для восстановления. Подъезжает чужая машина — вот и егерская служба. После формальной проверки документов на право охоты обсуждаем, где искать интересующую нас дичь. Но егерь не легашатник и по поводу наших «воробьев» посоветовать ему особо нечего (ну, видел из машины возле той канавы, в полутора километрах отсюда, стайку куропаток пару раз, и все). Впрочем, на его советы мы особо и не рассчитывали — так, разговор поддержать и свою лояльность продемонстрировать. Сами с усами — не впервые в этих угодьях. Тепло попрощавшись с представителем службы охраны дичи, заканчиваем трапезу и продолжаем охоту. В этом уголке охотхозяйства я как у себя дома. Если поднапрячься, то можно сосчитать, сколько вальдшнепов добыто вон в тех кустах, а сколько — вот из этой группки осинок-карандашей. Тем не менее все «намоленные» места оказываются пустыми. Птицы нет. Но должна же! К тому же мой Озон так и не успел полностью отдохнуть от утреннего марш-броска и, порадовав напористым поиском минут десять, перешел на задумчивую «осликовую» рысцу. Хожу, любуюсь пейзажами. На подходе к очередной группе кустов из-под них со страшным грохотом вылетает краснокнижная тетерка. Ух ты! Класс! Собакин сразу оживился и побежал проверять, что там за тарарам такой приключился. Спустя пару секунд он уже стоит в картинной стойке — ну поня-я-атно! Нашел пахучие следы этой «недоиндейки» и влепил по ним «пустыря». Ладно! Собака стоит — надо подходить. Добредаю. Ружье смотрит кудато в сторону, я расслаблен. Ну дай. Короткий посов, и, чуть не выколов мне глаз своим клювом, прямо в лицо вылетает просто огромный на таком расстоянии вальдшнеп! Совершаю, скорее, инстинктивно-оборонительный, чем прицельный дуплет. Падает срезанная дробью верхушка сосенки, а птица, не показывая ни малейших признаков ранения, исчезает за поворотом березняка. Перевожу взгляд на собаку, ища поддержки, но ясно вижу в дратхаариных глазах, что если бы он мог — то плюнул бы мне под ноги. Ну да, виноват… В который раз ругаю себя, что ни черта я не умнее мохнатого, особенно здесь, в угодьях. Собираю гильзы — и идем пытать счастья дальше.

Полная разборка затвора FX 015
Полная разборка затвора FX 015 и инструменты для нее

Выходим к «языку» мелятника — березки, осинки и кустики вербы в обрамлении редких сосенок здесь двухсотметровым конусом выдаются в огромную луговину. Все. Пес уже просто ходит шагом, да и я откровенно повесил язык на плечо. Решаю: последняя попытка, и хватит. Куропатки есть — то есть уже не пустой с охоты приеду; а вальдшнеп — ну так погода же против нас… Тем не менее предлагаю Озону проверить и это место. Стрелял я тут вальдшнепов раньше — ох, стрелял… Словно чувствуя, что это последний на сегод ня шанс добыть нам этого длинноносого лесного красавца, мой легаш включает резервный источник питания и устремляется в самую гущу зарослей. Спустя минуту слышу, как замолкает колокольчик на собачьем ошейнике, и, не дожидаясь сработки бипера, вальдшнеп с громким лопотом крыльев всего на секунду показывается в прогале среди зарослей. Стрелять некогда, да и откровенно далеко — метров под пятьдесят. Ладно, деваться тебе, дорогуша, особо некуда; вокруг — чистое поле, он будет до упора держаться гущака. Поэтому уже с воодушевлением продолжаю двигаться по кромке этого «карандашника». Второй раз носатый пройдоха тоже не стал держать стойку собаки — правда, в этот раз я его только слышал. Зато в третий, когда до конца нашего «языка» остались считанные метры, вальдшнеп вышел на мою сторону во всей своей красе — и я был готов. Короткая поводка, выстрел. Е-е-е-сть!!! Принимаю птицу из собачьей пасти, торжественно вешаю на удавку ягдташа, давай-ка, дружище мой Озик, заканчивать охоту. Все запланированное на сегодня — выполнено. Ноги гудят, спина мокрая, рожа — довольная. Все признаки удачной охоты налицо. Ах да. Где же эта чертова гильза?

Коллективные трофеи
Коллективные трофеи «той» охоты

Сходимся с ребятами к машине почти одновременно. У Алексея тоже вальдшнеп и куропатки, Сергей оторвался только по куропаткам. Взаимные поздравления — «С полем!». Все усталые, но довольные. Совершаем итоговую фотосессию с общими трофеями и, выбрав из собачьей шерсти неимоверное количество клещей, отправляемся восвояси. До новых встреч, угодья! Мы обязательно вернемся! Но только после хорошего такого дождика. И, скорее всего, я снова буду с Ozkan Arms FX 015 — чем-то он мне в душу все-таки запал. Но вот патроны теперь я буду выбирать в ярких гильзах. Остальные характеристики не слишком важны. Ребята, никто не встречал патронов в гильзах цвета #ff9900? Очень надо!

СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАНА В № 5 ЗА 2019 ГОД

Комментировать

https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2019/12/logo-black.png

Подробно о настоящем мужском увлечении.