Наши охотыОблава на кабана

<![CDATA[]]>
Аватар admin03.01.201394 min
https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2013/01/kaban_0444.jpg

Охота издревле была истинно мужским занятием; и хотя сейчас ее ценность как средства добычи пропитания и одежды нивелировалась, все же гены опять и опять зовут  «охотников по натуре» в поля. Охота дает нам редкую возможность отвлечься от всего этого, вспомнить, что живем мы не только…

C каждым днем жизнь выдвигает к нам все больше требований, проблем вокруг нас тоже становится все больше. Охота дает нам редкую возможность отвлечься от всего этого, вспомнить, что живем мы не только в безумном мире закрытых пространств и бессчетных потоков информации. Мы ищем и получаем новые ощущения от общения с природой. Впечатления от этого будоражат нашу память еще долгое время, мы пересматриваем фотографии лесных пейзажей, друзей-охотников, трофеев, заново переживаем приливы адреналина и острые моменты при выслеживании и добыче зверя.

Украинские реалии

Современная ситуация со зверовой охотой в Украине навевает грусть. Согласно Приказу Минприроды «Про затвердження лімітів добування  (відстрілу, відлову) диких парнокопитих  та хутрових звірів і встановлення норм відстрілу інших мисливських тварин», в охотничий сезон 2011-2012 гг. на отстрел основных для нашей страны видов — косули и кабана — было выдано 7624 и 11 370 лицензий соответственно. В европейских же странах численность ежегодно добываемых животных больше в разы, хотя, например, для обитания той же косули там гораздо меньше подходящих угодий, чем в Украине.
Для иллюстрации приведем данные о популяции косули в европейских странах и численности добытых животных за 2005 г. (Estonian Journal of Ecology, 2009, 58, 3, 169-180, Roe deer population and harvest changes in Europe) (см. таблицу 1):
Как видно, о таких объемах нам можно только мечтать — от наших реалий они отличаются даже не в разы, а на порядки. Аналогичная ситуация и с кабаном: в Чехии его добывается более 120 тыс. особей в год. Напрашивается риторический вопрос: неужели наши условия для этих видов настолько хуже? Не выдам секрета, если скажу, что самый страшный бич нашего охотхозяйства — бесхозяйственность. Как следствие, не ведется борьба ни с хищниками, ни, тем более, с браконьерами, поскольку это гораздо сложнее. Если посмотреть как распределяются лицензии по видам хозяйств, то на сезон 2011-2012 гг. (см. таблицу 2):
Нетрудно оценить эффективность ведения охотхозяйства. Тот же УООР имеет в пользовании 71% угодий, тогда как лицензий имеет 21-22%. Гослесагентство при площади угодий в шесть раз меньше имеет столько же лицензий, сколько и УООР. Хозяйства, обозначенные как «другие», то есть частные, имеют примерно столько же угодий, сколько и Гослесагентство, но при этом лицензий имеют в два раза больше. Вопрос эффективности ведения охотхозяйства и текущая ситуация с ним в Украине — тема отдельная и больная; приведенные данные просто иллюстрируют, насколько у нас все плохо, и как хорошо бы могло все быть, если бы кто-то, наконец, начал хоть что-то делать. Не пытаюсь призывать к каким-либо радикальным мерам в отношении перераспределения угодий, но количество доступных лицензий в секторе «Другие» при площади, меньшей в разы, всякого думающего человека просто наводят на мысль: почему так? Значит, там охотхозяйством как-то занимаются? Пока же большинство таксаций проводится лишь на бумаге, вследствие чего лицензии часто получают хозяйства, не обладающие даже минимально допустимым для начала охоты поголовьем зверя. В итоге мы, охотники, с каждым годом получаем все больше «пустых» охот и «разводов» со стороны нечистых на руку хозяйств, где зверя нет, но лицензии на его отстрел вовсю продаются.
Вернемся, однако, к хорошему, то есть к самой охоте. Как ни печально все сказанное выше, однако есть еще хозяйства, где зверя не только можно увидеть, но и на него поохотиться. Есть такие и в УООРе, и среди государственных охотничьих хозяйств, и уж, конечно, среди частных, причем среди последних богатые живностью хозяйства встречаются все чаще. Это и неудивительно: поддержание популяции зверя на должном для проведения охот уровне требует огромных капиталовложений (это и корма, и охрана, и транспорт, и топливо, и многое другое), что для финансирования из госбюджета (принципы распределения которого в нашей стране еще более сюрреалистичны, чем фильмы Дэвида Линча), совершенно нереально.

Коллективная охота на копытных

Коллективная охота на копытных — традиционный вид охоты, который всегда практиковался и в Европе, и на территории бывшего СССР. Объекты охоты тоже традиционны: косуля, кабан, олень, в прошлом и, возможно, в будущем — лось. Во времена СССР такие охоты не были часты для рядового охотника. Лицензии распределялись между отдельными коллективами, и было большой удачей принять участие в такой охоте, а еще большей — добыть зверя и прослыть среди друзей метким стрелком.
Улюлюканье загонщиков заставляло сердце стрелка на номере учащенно биться в ожидании выходя зверя. А когда выходил зверь, наступал еще и момент особой ответственности, ведь охота коллективная, и если попал, то трофей коллективный, а если промазал или, не приведи Господи, сделал подранка, то и ответственность коллективная.
Современная загонная охота на копытных часто проводится сборными коллективами, которые формируются чуть ли не на пороге хозяйства, но чаще это спланированный задолго до охоты выезд сплоченной команды. Если такие охоты коллектив проводит всего лишь несколько раз в году, то каждая из них — праздник. Часто приходится ехать за многие сотни километров,  поэтому сама по себе охота в ее тривиальном исполнении уже многим не интересна, ведь участие охотника в такой охоте ограничено стрелковым номером и охотничьей удачей: выйдет зверь или не выйдет. Бывает так, что раз за разом зверь не выходит  на стрелка, от чего становится откровенно тоскливо. А если результат охоты измеряется наличием трофея, то после «пустой» охоты то, что охота таки состоялась, совершенно не ощущается. Поэтому, видится мне, место коллективных охот на копытных именно среди праздников. Собственно, такая трансформация уже и произошла в Европе — на «праздничной» охоте гармонично объединены и встреча друзей-единомышленников, и общение с природой, и сама охота, и, если повезет,  трофеи. В подобных условиях есть место соблюдению разнообразных традиций и рождению новых. Ну, и куда же без совместного «званого обеда»?

Подготовительный этап

Стоит также упомянуть о «бюрократической» части коллективных облавных охот; ведь результат охоты, ее успех и полученные ощущения во многом зависят от того, насколько грамотно и тщательно эта охота была организована.
Обычно при планировании коллективной охоты на копытных с выездом в какое-то хозяйство встают следующие вопросы:
На какого зверя и в каком количестве выданы лицензии?
Каковы половозрастной состав и размеры добываемых животных?
Каковы санкции (штрафы) за добычу животных, не входящих в перечень разрешенных к отстрелу?
Какова стоимость трофея (в том числе — в зависимости от размера, возраста, трофейных качеств и т.п.)?
Что еще входит в стоимость трофея (придется ли, кроме бланка лицензии, дополнительно оплачивать работу егерской службы, платить за предоставление загонщиков, собак, специализированный транспорт, разделку трофея и т.п.)?
Каковы условия оплаты охоты (что оплачивается всегда вне зависимости от того, был ли выставлен зверь, а что только по факту добычи зверя)?
Чьи загонщики (часто хозяйства навязывают своих в обязательном порядке, но большой коллектив может гонять сам — это и спортивнее, и интереснее, и дешевле, но часто сложнее, поскольку местные загонщики лучше знакомы с угодьями)?
Каковы санкции за подранков и какой порядок добора?
Каковы ограничения по регламенту проведения охоты (охотхозяйства устанавливают свои порядки проведения охот, где нередко присутствуют разного рода ограничения, о которых полезно знать заранее, чтобы потом не возникало сюрпризов)?
Не последним является и вопрос безопасности на коллективной охоте. Регламентирующим документом здесь является Приказ Минагрополитики № 549 от 17.10.2011  «Про затвердження Положення про правила проведення полювань, поводження із зброєю та порядок видачі ліцензій на добування мисливських тварин». Упомянем его основные положения (которые, как ни странно, очень часто игнорируются, что иногда приводит к самым плачевным последствиям).
Оружие заряжается и разряжается ТОЛЬКО на стрелковом номере. Ни при каких обстоятельствах стрелок не должен сходить с номера с заряженным оружием — если только это не осуществляется с разрешения распорядителя охоты (Здесь, вероятно, уместно позавидовать обладателям охотничьего оружия торговой марки Blaser, у которого реализована возможность снять ударник с боевого взвода при патроне, остающемся в патроннике. Однако вне номера патронник обязательно должен быть пуст! — Прим. ред.).
Оружие ни при каких обстоятельствах не должно направляться в сторону людей — направлять его следует либо в сторону предполагаемого появления дичи, либо в землю.
Стрелок остается на номере до окончания загона и ни при каких обстоятельствах с него не сходит — ни к убитому зверю, ни к подранку, ни даже в случае острой необходимости.
Если подранок ушел, то добор его организовывает только распорядитель охоты, который и решает, кто участвует в доборе, куда идет и что делает.
Стрелять вдоль стрелковой линии и за пределами своего сектора запрещается.
Стрелять по неясно видимой цели запрещается.
Стрелять сегментарными снарядами по копытным (дробь, картечь) запрещается.
Стрелять круглой пулей, обладающей повышенной склонностью к рикошетированию, на облаве запрещается.
Все загонщики в обязательном порядке должны носить на облаве жилеты яркой окраски (предпочтительно — оранжевой).
И пусть это не прописано в нашем законе, но также крайне желательно — в Европе, например, это общепринято для коллективных облавных охот — выполнять следующие рекомендации:
Одежда стрелков должна иметь яркие элементы, чтобы на стрелковой линии была возможность хорошо видеть положение друг друга (зверь видит все цвета в виде черно-белых оттенков, поэтому не нужно бояться ярко-оранжевых вставок в одежде — они не пугают животное).
Пороговые ограничения по калибру и энергетике нарезного оружия: калибр пули должен составлять не менее 6,5 мм (.264-е калибры и выше), остаточная энергия пули на дистанции со 100 м должна составлять не менее 2000 Дж. Применение менее мощных калибров может приводить к досадным подранкам.
За пределами стрелкового номера затвор оружия должен быть открыт, чтобы участники охоты могли видеть, что оружие разряжено.

Объекты охоты

Объектами коллективных охот на копытных в Украине являются косуля, пятнистый и благородный олени, кабан.  Чаще всего это косуля или кабан — ввиду достаточной редкости и дороговизны лицензий на отстрел оленей. Косуля на облавной охоте — достаточно простой трофей. Если они есть в достаточном количестве, то косули под загонщиками достаточно «тупо» выходят на стрелковую линию и часто становятся добычей охотников. Если стрелки на номерах ведут себя тихо, то косули иногда подходят к ним практически вплотную. Стрельба косуль на облаве не особо интересна, а часто даже вредна для самих угодий — в зимнее время, когда проводятся облавные охоты, самцы косуль уже не носят рогов, вследствие чего визуально разделить самцов и самок практически невозможно; а если погибает самка, то с большой вероятностью погибнут и ее детеныши-сеголетки, да и весной приплода уже точно не будет. А вот весной и летом индивидуальная охота скрадом на самца косули может принести охотхозяйству хороший доход практически совершенно без риска нанесения вреда популяции.
Основным же объектом коллективных охот на копытных является кабан. Это, безусловно, очень желанный трофей для охотника. Более того, по-настоящему «зверовым» охотника начинают величать, лишь когда он добудет своего первого кабана.
Кабан — сильный, быстрый, умный и чуткий зверь. Именно по этой причине ему удается выживать даже в самых неблагоприятных условиях. Для охотника кабан — достаточно трудный объект охоты, так как очень подвижен и может проходить огромные расстояния. Кабан обладает очень хорошим чутьем и слухом, поэтому вести себя на стрелковой линии нужно крайне скрытно. Раненый кабан очень агрессивен, поэтому при доборе подранка следует быть очень осторожным.
Период проведения облавных охот (почти везде это октябрь-декабрь/январь) накладывается на период гона (ноябрь-январь). В этот период половозрелые самцы (секачи) присоединяются к семьям.  В дневное время, когда проводятся охоты, семья (гурт) кабанов, состоящая, как правило, из половозрелой альфа-самки (главная свиноматка — такая, своего рода, «Алла Борисовна Пугачева» кабаньего клана), нескольких половозрелых самок, подсвинков и сеголетков, находится на отдыхе, самцы тоже располагаются поблизости. Когда семья слышит загонщиков, то в большинстве случаев самцы сматываются в одиночку, а гурт, возглавляемый альфа-самкой, уходит отдельно. Поведение гурта под загонщиками всецело определяется поведением альфа-самки; куда и как она пойдет, туда двинет и гурт. В подавляющем большинстве случаев в маршевой колонне спасающегося бегством гурта первой идет альфа-самка, затем другие половозрелые самки (которые могут быть такого же размера, как и альфа), затем подсвинки с сеголетками, и в хвосте также могут быть половозрелые самки. Самец, даже если и движется вместе со стадом, то, как правило, отстает от него и идет «вместе, но отдельно». Если загонщики работают грамотно и особой паники среди животных не ощущается, то линию стрелков гурт пересекает не сразу: сначала — вся процессия, пропуская вперед начальницу, останавливается и вперед продвигается альфа-самка. Весь гурт может отстать в ожидании «сигнала» на десятки метров, оставаясь невидимым для стрелков. Если альфа решает, что переход будет безопасным, то она подает сигнал — и весь остальной гурт немедленно устремляется в место прорыва. Если главная свиноматка пересекла стрелковую линию, гурт, следующий за ней, уже не остановить и не завернуть; все кабаны пойдут за альфой, как 300 спартанцев за Леонидом — даже если начнется плотная стрельба. В загоне же часто свиноматка, ведущая гурт от загонщиков, останавливается, возвращаясь назад в сторону загонщиков, проверяет обстановку, затем возвращается к гурту и ведет его дальше.
В настоящее время украинские охотхозяйства часто устанавливают жесткие половозрастные ограничения, запрещая стрелять крупных особей, а также половозрелых самок. Смысл подобных ограничений состоит в том, чтобы по возможности сохранить воспроизводителей, которые весной могли бы дать потомство — ведь для популяции наименее вредоносным является изъятие сеголетков (возраст — до 1 года) и подсвинков (до 2 лет). За нарушение ограничений предусмотрены крупные штрафы. Штрафы за альфа-свиноматку просто огромны — и это совершенно справедливо и оправдано, поэтому на охоте следует быть предельно внимательным и собранным, чтобы своевременно различить, каких особей можно стрелять, а каких нельзя ни в коем случае.

Оружие для облавных охот

Для облавных охот может применяться как гладкоствольное оружие, так и нарезное. Из гладкоствольного стреляют только пулями. Облавные охоты динамичны, очень часто приходится стрелять в бегущего зверя. Ввиду того, что условия стрельбы не располагают к точному прицеливанию (движение, стрельба с рук, нервное напряжение), оружие и патрон должны обеспечивать высокое останавливающее действие, а также возможность попасть как можно точнее. Останавливающее действие пули пропорционально ее поперечному сечению, массе и квадрату скорости и характеризует способность пули положить зверя на месте как можно быстрее. Важно именно останавливающее действие пули, а не просто кинетическая энергия; зверь должен быть не просто смертельно ранен, а и по возможности убит на месте, иначе растет риск ухода подранка, который впоследствии может быть и не найден, но оплатить его из общей кассы коллектива точно придется. Гладкоствольное оружие обладает высоким останавливающим действием благодаря увесистости и большому диаметру пуль. Боеприпасы к нарезному оружию настолько разнообразны, что вышеупомянутой рекомендации (во многих европейских странах, кстати, эта рекомендация носит законодательный характер) по выбору калибра пуль не менее 6,5-7 мм и энергии на 100 м не менее 2000 Дж соответствуют многие типы боеприпасов. Однако, следуя принципу получения максимально возможного останавливающего действия, из боеприпасов с равной или сходной дульной энергией предпочесть следует тот, который имеет больший поперечный диаметр пули и снаряжен пулями большей массы. При прочих равных условиях по останавливающему действию 8-мм калибры лучше .30-х (7,62-мм), а 9.3-мм калибры лучше 8-мм.
Несмотря на более высокое останавливающее действие пуль гладкоствольного оружия, точность его оставляет желать лучшего. Всегда считалось, что хороший бой ружья гладкой пулей характеризуется поперечником рассеивания 15-20 см на дальности 50 м; однако такая техническая кучность, «помноженная» на ошибку прицеливания стрелка, легко уносит точку попадания пули за пределы зон, позволяющих положить зверя на месте. Немного облегчают ситуацию коллиматорные и оптические прицелы, позволяющие облегчить прицеливание и скорректировать точки прицеливания и попадания. Тем не менее, в силу низкой начальной скорости пули выстрел из гладкоствольного оружия «медленный», что увеличивает время воздействия на выстрел различных факторов, зависящих как от стрелка, так и от цели — стрелок может качнуться, цель может передвинуться. При стрельбе из гладкоствольного оружия по движущейся цели стрелять необходимо с упреждением, а быстро и точно определить его нужную величину довольно трудно. Многочисленные турниры среди охотников по стрельбе по мишени «Бегущий кабан» из личного охотничьего оружия показали, что в общем и целом точность попадания из гладкоствольного оружия довольно невелика, поэтому вероятность получения подранка с гладкоствольным оружием остается высокой.
Иначе дело обстоит с нарезным оружием. При подборе боеприпаса с адекватным останавливающим действием нарезное оружие превосходит гладкоствольное по всем параметрам. Вспомним ту же Европу, где в некоторых странах охота на копытных с гладкоствольным оружием вообще запрещена. Нарезное оружие позволяет выстрелить более точно, поскольку при стрельбе по движущейся цели на облавных дистанциях упреждение почти не требуется, техническая точность (кучность) в разы превосходит аналогичные показатели гладкоствольного оружия — а это залог снижения вероятности подранка. Именно этого мы добиваемся: зверь должен быть добыт максимально быстро.
Из калибров, формально подходящих для охоты на кабана на облаве (согласно уже упоминавшихся пороговым критериям), линейку снизу ограничивают 6,5х55 Swedish Mauser и 6,5- 284. Из перечня .30-х калибров (7,62 мм) выпадает 7,62х39 — как непригодный, поскольку на дистанции 100 м его пуля имеет энергию менее 2000 Дж.
Отдельно стоит остановиться на прицельных приспособлениях. Для облавной охоты лучшими являются прицельные приспособления, позволяющие прицелиться быстро. Некоторые карабины и штуцеры имеют открытые прицельные приспособления в виде так называемой планки «батю» (battue), позволяющей выполнить быстрое прицеливание накоротке. Из оптических прицельных приспособлений очень удобны коллиматорные прицелы. Из оптических прицелов следует отдать предпочтение прицелам небольшой кратности — у них большое поле зрения, благодаря чему получается быстро «захватить цель на сопровождение». Обычно это прицелы с минимальной кратностью 1х-1,7х. Менее удобны прицелы с минимальной кратностью 2,5х; в отдельных случаях, когда кабан движется в гуще травы или кустарнике, то даже кратность 2,5х может оказаться чересчур большой, так как  не позволяет прицелиться быстро и точно, хотя на более открытых пространствах может быть очень удобной.

Мои личные предпочтения

Для коллективной охоты на копытных я использую винтовку Remington-700 CDL калибра .30-06 Springfield с прицелом Docter 1,5-6×42. Винтовки семейства Remington-700 — одни из самых простых и самых надежных в мире. Кстати говоря, в этом году эта винтовка отмечает свой 50-летний юбилей. Линейка выпускаемых в настоящее время «Ремингтонов-700» состоит из множества модификаций. Туда входят и «очень тактические» и «совсем военные» модели, а также версии для спортивной стрельбы и сугубо охотничьи винтовки — и все это выпускается в самых разнообразных калибрах. Винтовка  Remington-700 модели CDL имеет классический дизайн с затворной группой и стволом из хромомолибденовой стали и деревянным прикладом, и именно поэтому я выбрал себе такое оружие: красота — страшная сила. Многие мои друзья, владеющие охотничьим оружием Blaser, советовали мне обратить внимание на винтовки этой фирмы  ввиду их большей компактности, разворотистости и теоретически большей — из-за прямоходного затвора — скорострельности, но за время обладания винтовками Remington-700 (у меня их две — пока две, подчеркиваю) я ни разу не пожалел, что являюсь приверженцем этой легендарной конструкции.
Калибр .30-06 Springfield был выбран, в первую очередь, из-за его потрясающей универсальности, позволяющей эффективно охотиться с ним на любую дичь в диапазоне от зайца до зубра, а также из-за его распространенности и огромного выбора боеприпасов на любой вкус и под любые задачи. В ассортименте продукции той же фирмы Remington есть патроны с пулями от легких и очень быстрых (массой 8,1 г и начальной скоростью около 960 м/с) или легких и медленных (линейка Managed Recoil — соответственно 8,1 г и 811 м/с) до тяжелых 14,3-граммовых пуль с начальной скоростью 735 м/с. Для облавных охот на кабана можно рекомендовать патроны Remington с пулей CoreLokt массой 11,7 или 14,3 г. Одна из пуль Remington CoreLokt 14,3 г (220 гран) была извлечена из добытого в 2010 г. кабана. Выстрел был произведен метров с 50 в полуугон, пуля вошла за правой лопаткой и была найдена перед левой лопаткой под шкурой.

Эпизоды былых охот

Награда

Одна из нескольких ежегодных охот в сплоченном коллективе. Отличная погода, осень уже дает о себе знать опавшими листьями и ночными заморозками. Едем расставляться на очередной загон. Местность густо поросла малинником, плотный молодой подлесок и крутой рельеф выглядят многообещающе. В месте, где мне выпало расположиться, лежали несколько поваленных буков с огромными выворотнями. Я влез на лежащий толстый ствол — сверху обзор был шире, и это могло пригодиться, если зверь вдруг вздумал бы уходить через стрелковую линию. Слева и справа меня прикрывали вывороченные из земли огромные корни, и я отлично мог наблюдать поверх них, оставаясь в скрытом положении. Но гущак впереди был таким, что я побоялся обозревать весь этот малинник даже на кратности 1,5х и снял прицел с винтовки, чтобы лучше видеть.  Начался загон. Через какое-то время послышался одинокий выстрел справа — и опять длинная тишина. Я судорожно вслушивался в осеннее шуршание леса, но, кроме криков загонщиков и шума ветра, ничего не различал.
Вдруг прямо передо мной в гущаке послышалась какая-то возня и шуршание. Словно ниоткуда, появилась свиноматка; за ней следовала еще одна взрослая самка, а за той — длинный рыжий «паровоз» из сеголетков. Из-за густой растительности видны были только спины кабанов; поросята слились в одно большое пятно, я даже не пытался выцеливать, опасаясь, что тяжелый 220-грановый CoreLokt прошьет сразу нескольких, как это и случилось у одного из моих друзей в предыдущем загоне. Кабаны,  практически не останавливаясь, двинулись вглубь загона. Сердце стучало, чуть не выскакивая. Вот они, кабаны, вот тут они были, и я их видел, а сейчас их и след простыл. И хотя мозгами я понимал, что не мог стрелять, потому что объективно нельзя было, но охотник внутри не мог с этим примириться: как же так — зверь был, а стрельбы не было. И вдруг, как награда за выдержку, сразу за гуртом появился секач. Мне он показался некрупным подсвинком, но, тем не менее, характерные «жесткие» черты в облике уже присутствовали: вздыбленная холка, «бронетранспортерообразное» тело. Он остановился на секунду, повернув голову в мою сторону.  Я, не мешкая, поднял винтовку и выстрелил. Все произошло так быстро, что я даже не успел подумать толком, как я все это проделал. Кабан упал, как подкошенный, пару раз дернул ногой и замер. Было приятно осознавать, что зверь даже не узнал, что его убили; таким и должен быть хороший выстрел.

Хитрый

Тянем номера. Попадается мне плотно свернутый  комочек бумажки — сразу понимаю, что так сильно его зажали не от большой любви. Так и есть — это № 1. Мне показывают место — это почти рядом с колонной оставленных машин. Неподалеку растет большая груша, я прячусь за ней. Справа — огромное поле, за ним асфальтовая дорога; уже за дорогой виднеется лес, от меня он где-то в километре. Позади меня тоже огромный луг, переходящий в лес. На углу леса сзади маячат ГАЗ-66 и трактор загонщиков. По левую сторону от меня вглубь уходит вся стрелковая линия. Стоим… Загонщики пошли, уже слышны их голоса. Долго монотонно улюлюкали. Ветер примерно с 8 часов сзади. Я понимаю, что он нам совсем не на пользу; тут же в сознание закрадывается слабенькая надежда, что кабаны учуют линию номеров — и тогда, может быть, какой-нибудь особо хитрый прорвется сквозь загон и, пытаясь уйти через поле в другой лес, вдруг покажется мне. Загон идет — зверя нет. Слышу загонщиков уже почти у стрелковой линии, а все равно ничего. И тут начинается… Загонщики кричат все сильнее и сильнее; я понимаю, что они видят зверя или чувствуют, что он там есть, а зверь не идет на стрелков, поскольку из-за ветра уже чует их. Улюлюканье загонщиков плавно переходит в тот вой, что у нас обычно зовется песней, как писал классик. Это нельзя описать словами, это нужно просто слышать. Обстановка накаляется до предела. И все равно тишина.
Вдруг — бах-бах-бах… Бах-бах — канонада началась такая, будто я на открытии по пернатым. Короткие серии, загонщики заканчивают — и опять тишина. Вроде бы загон закончен. Я все еще стою на номере, как и положено — мало ли кто там еще затаился в загоне. Поворачиваю голову налево назад — и вижу, как между мной и следующим номером выбегает секач и начинает набирать обороты в сторону поля сзади от меня. Тут он засекает оставленные машины и начинает закладывать круг как бы вокруг меня. Расстояние метров 50-70 в сторону, противоположную загону. Я вскидываюсь — кабан оказывается на одной линии между мной и длинным рядом автомобилей. В том же направлении, но чуть в стороне, маячит «шишига» загонщиков. И тут кабан уходит от машин, выходя в безопасную для выстрела зону… Навожусь ему «в нос» и стреляю. Этот «горбатый запорожец» так добавил ходу, что на фоне высокой травы стал похож на торпеду, лихо рассекающую эту травяную гладь. Никаких признаков попадания.
Когда стрелки вышли, я пошел по ходу поискать, есть ли кровь. Понарезал спирали там на местности, мечтая найти доходящего кабана, ничего не нашел. На помощь приходят загонщики и стрелки с номеров. Пусто. Поначалу я расстроился, долго еще ходил, всматриваясь в траву, все ожидая увидеть, что вот он там лежит за кустиком, где мы его сразу не обнаружили. Но потом тихо порадовался, что не попал. Кабан-то был знатный и раз сумел выйти из переделки невредимым, то, видимо, передаст потомству правильные гены. Да и подранка от неудачного попадания получить совсем не хотелось.

Финальный аккорд

Последний загон. У меня — счастливый № 13. Ранее на этом номере друг Костя добыл кабана — стало быть, шанс теоретически есть. Номера расставляются на выстроенные вдоль дороги помосты — хорошо, стрелять придется сверху вниз, это повышает безопасность. Помостов, однако, на всех не хватает, и мы уходим на залом в лес. Как только помосты закончились, я подумал: ну все, помосты наверняка поставлены там, где кабаны выбегают и трутся о них спинами, чтобы поторопить стрелков, а нам опять досталось совсем «не рыбное» место. Рассредотачиваемся. Мы стоим на очень чистом участке леса, перед нами просека с высокой ЛЭП, под которой такой страшный  и густой подрост, что можно ожидать не только кабанов, но и динозавров с мамонтами. Загон, естественно, идет мимо нас в сторону помостов. Опять классика жанра: сначала вялые улю… улю… улю-лю… улю-лю… Затем все сильнее: УЛЮ!!!-УЛЮ!!!!!!-УЛЮ!!!!! Тут от линии загонщиков доносится какой-то невообразимый вопль: «А-а-а-а!! ПЫЛЬНУ-У-У-УЙ!!! А-а-а-а-а!!!! УЛЮ-ЛЮ…» А от стрелков тишина… Вдруг кто-то бегло (явно из двустволки): бах-бах… Ну, вот оно — не иначе, кто-то добыл. Стоим дальше, загонщики кричат как-то уже совсем непонятно: то правее — наверное, прошедшие мимо, то левее — видать, отставшие. Где и как они идут — непонятно, но улюлюкать продолжают так, будто гонят стадо кабанов пинками под хвост.
Внезапно из этого подроста справа от меня появляется секач — он выскакивает почти напротив соседнего, 12-го номера, и прет полным ходом по этому более-менее чистому лесу прямо мне в лоб. Я, совсем не ожидая такого оборота событий, с опущенной винтовкой начинаю ускоренно соображать, что же делать: стрелять или не стрелять? Вдруг эти мои «душевные терзания» прерывает очередь из СКСа: бах-бах-бах. Вижу, как кабан споткнулся — ага, попали, — но медленнее бежать он от этого не стал. Эта серия сразу вернула мне мозг на место, и вопрос «To shoot or not to shoot?» отпал сам собой. А кабан тем временем уже пересекал стрелковую линию; далее его путь пролегал меж двух деревьев, просвет между которыми был завален кучей хвороста. Там кабан на какое-то мгновение застрял (случилось это потому, как выяснится позже, что первые две пули из СКСа попали по обеим передним лапам в районе локтя и кисти, а третья угодила за ребрами и прошла по кишечнику навылет, и от этого ранения кабан бы, вероятно, впоследствии умер — вот только не факт, что до момента смерти не прошла бы целая неделя). Нужно стрелять! Но куда ж стрелять, если он строго на стрелковой линии? Как только секач прорывается дальше, я, наконец, стреляю… а он прет как ни в чем не бывало. Я в недоумении (позже я найду дырку у основания дерева по линии стрельбы — результат моего промаха). Передергиваю затвор и снова прицеливаюсь — кабан за это время успевает пробежать еще метров двадцать. Тут звучит четвертый выстрел от соседа на № 12, за ним выжимаю спуск и я. Двухсотдвадцатиграновый «гостинец» уносится вдогон. Слышу характерный шлепок — и кабан кувыркается, как заяц. Он безуспешно пытается поднять голову, еще и еще, а я стою наготове и раздумываю, добивать или нет. Расстояние метров 50 — смешное для прицельного выстрела из «Ремингтона-700», но тут кабан наконец затихает (пуля вошла за правой лопаткой, прошла зверя по диагонали и застряла под шкурой с другой стороны, где ее и нашли при разделке; раскрылась пуля безупречно — Remington CoreLokt этим и славится). Руки тряслись еще долго — видимо, от радости, что подранок не упущен.
Вот такие они, коллективные охоты на кабана. Вечером традиционно накрывается всеобщий праздничный стол, где обсуждают охоту, женщин и отсутствие стабильности в мире, радуются встрече со старыми друзьями, чествуют «королей охоты», произнося в их честь хвалебные тосты, поют песни под гитару. Завершает действо красочная выкладка трофеев и общие фото на память. Ведь охота — это праздник: красочное традиционное действо, где встречаются очень разные охотники, объединяемые общей страстью, и где прослеживается связь охотничьих поколений.
Ни пуха ни пера.

Комментировать

https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2019/12/logo-black.png

Подробно о настоящем мужском увлечении.
Подписной индекс 99 555.