НарезноеНаши охотыМоя «летняя» винтовка

Все началось с того, что из-за печально известной эпизоотии африканской чумы свиней мой бывалый красавчик ИЖ-18МН в калибре .30-06 Springfield стал хронически простаивать в сейфе — ведь в доступных для меня угодьях численность популяции дикого кабана из-за этой инфекции очутилась рядом с цифрой «0». Для изменившихся условий моих зверовых охот в условиях «бескабанья» явно требовался «нарезняк» калибром чуток попроще, чем .30-06. Кто-то спросит: «А зачем же на зверовой охоте вообще нарезное оружие, если “гладкое” тоже...
Антон Кудрин Антон Кудрин20.11.202032010 min

Все началось с того, что из-за печально известной эпизоотии африканской чумы свиней мой бывалый красавчик ИЖ-18МН в калибре .30-06 Springfield стал хронически простаивать в сейфе — ведь в доступных для меня угодьях численность популяции дикого кабана из-за этой инфекции очутилась рядом с цифрой «0».

Для изменившихся условий моих зверовых охот в условиях «бескабанья» явно требовался «нарезняк» калибром чуток попроще, чем .30-06.

Кто-то спросит: «А зачем же на зверовой охоте вообще нарезное оружие, если “гладкое” тоже может стрелять пулей?» И, конечно же, будет отчасти прав — ведь дробовики вполне перекрывают большинство требований к оружию на тех же облавных охотах. Однако (к сожалению ли?) этот вид досуга уже давненько не вызывает у меня должного трепета.

А еще бытует мнение, что охотничья винтовка с оптическим прицелом нужна лишь для того, чтобы стрелять очень издалека в ничего неподозревающую дичь. И, разумеется, в контексте этого суждения само понятие охоты с нарезным оружием всячески порицается многими «матерыми» охотниками. На самом же деле это суждение не совсем верно. Ну, или совсем не верно.

Нужно отдавать себе отчет, что в первую очередь комплекс «винтовка + оптический прицел» нужен для точного и (как бы это ни звучало странно) гуманного выстрела, исключающего страдания добычи. А вот дистанцию стрельбы здесь определяет уже сам охотник — в зависимости от своей стрелковой подготовки и личных понятий о культуре охоты. И именно умелое применение оптического прицела может обеспечить эту хирургическую точность, потому что линейные размеры его прицельной марки значительно меньше той же мушки с целиком — и она, соответственно, не так перекрывает цель. Особенно это заметно на дистанциях свыше 80-100 м. Также при помощи большинства сеток оптических прицелов можно измерять расстояние до цели. Таким образом, я всячески рекомендую рассматривать выстрел из винтовки на охоте именно как максимально точный и поэтому — гуманный, а вовсе не как какой-то подлый или нечестный. При этом еще прошу учесть, что я, опять же, всячески пропагандирую на охоте стрельбу накоротке — потому что именно такая, на мой взгляд, и является показателем охотничьего мастерства. Мы же все-таки охотники, а не военные снайперы. Не так ли?

Калибр

Итак, с чего же начать выбор нарезного оружия для охоты? В первую очередь, как можно понять из вышеизложенного, — с калибра.

Вышивка на ремне как бы намекает на предазначение комплекса

Для этого, разумеется, сначала нужно определиться, для каких охот будет применяться комплекс. При этом в украинских реалиях нужно помнить об ограничении по калибрам нарезного оружия, разрешенным для охоты на пушных зверей. Поскольку я решил собирать комплекс в основном для летних охот (а у нас их, по большому счету, осталось всего две — самец косули и сурок), то выбирать придется из допустимых законом для легальной охоты на байбака калибров, не превышающих 5,6 мм. Ну, и самым распространенным калибром центрального боя в этой линейке у нас является .223 Remington. Его энергетики, кстати, по всем параметрам вполне хватает для уверенного поражения и такой цели, как косуля.

Приняв решение обзавестись винтовкой, сначала нужно определиться с калибром

Да, бесспорно, существуют калибры и «погорячее», но в моих планах — стрелять именно заводскими патронами, и поэтому .22-250 и другая экзотика (пусть и с лучшей баллистикой, чем у скучного .223-го, но при этом и с ничтожным ассортиментом готовых охотничьих патронов на прилавках наших магазинов) не оставили мне вариантов. Попутно знакомые адепты «стрельбы по железячкам на очень далеко» пытались поселить во мне Знание того, что моя жизнь так и продолжит быть бессмысленной, пока в ней не появится винтовка под 6,5 mm Creedmoor… Но, опять же, этот, без сомнений, прекрасный калибр не вписывался в мое требование подходить для законной охоты на сурка-байбака. Вот, собственно, и сказочке конец, в смысле конец моим мукам выбора: .223 Remington — и точка!

Винтовка

Теперь несколько слов о выборе оружия. Тут все немного проще: что легло в руки, субъективно понравилось (и представлено на прилавке в нужном, ранее выбранном, калибре) — то и берем. Особое внимание уделяем спуску — он тоже должен нравиться, то есть быть четким и прогнозируемым.

Так в мои руки попал Haenel Jaeger 10 Soft Touch — и в них и остался. Этот классический карабин с продольно-скользящим поворотным затвором выпущен в Германии легендарной фирмой Haenel из славного города немецких оружейников — Зуля. Фирма же Haenel, как известно, в свое время также была неразрывно связана с именем оружейного гения Хуго Шмайссера.

Ствол карабина Haenel Jaeger 10 изготовлен методом холодной ковки. При осмотре через бороскоп он оказался идеально ровным внутри, грани нарезов — четкие и острые, без «червоточин», раковин или задиров; а значит, не потребуется никакой полировки и прочих «танцев с бубном». В первую очередь качество обработки внутренней поверхности ствола должно отразиться на времени чистки и размеднения канала ствола после стрельбы.

Контур ствола моей винтовки — типично охотничий, тонкий, не предназначенный для стрельбы очередями или хотя бы длинными сериями. Но ведь на зверовой охоте мы и не должны делать больше одного выстрела — не так ли?

Со стороны дульного среза под гайкой скрывается резьба M15x1, предназначенная для установки надульных устройств — таких, как дульный тормоз-компенсатор либо глушитель. На индивидуальных охотах применение последнего все чаще становится правилом хорошего тона как в ряде европейских стран, так и у нас. К тому же по закону охота на самца косули европейской в Украине должна открываться еще в период тишины; а вот тот пресловутый пункт об этом периоде, запрещающий лингвистическое недоразумение в виде псевдоукраинского слова «пальба», всетаки невольно подводит к мысли накрутить на ствол что-то, снижающее громкость выстрела, — от греха подальше.

Затвор для его обслуживания или же чистки канала ствола извлекается при помощи нажатия на
заметную клавишу с левой стороны ствольной коробки. Опять же, разборка самого затвора для обслуживания тоже не создает никаких проблем — не понадобится ни специальный инструмент, ни даже всякие там веревочки с монетками и прочий «колхоз». Затвор винтовки Haenel Jaeger 10 разбирается голыми руками, пусть и на некоторых этапах это требует определенных усилий.

После извлечения затвора из ствольной коробки на левой стороне его хвостовика находим небольшую клавишу и, зажав ее, проворачиваем хвостовик против часовой стрелки, снимая затвор с боевого взвода. После этого, уперев головку затвора, например, в деревянную разделочную (пока жена не видит) доску, давим на хвостовик, одновременно вынимая из своего места рукоятку затвора.
Да, на этом этапе на деталь придется основательно приналечь — ведь нам нужно сжать боевую пружину! Но вот рукоятка отсоединена, и дальше разборка продолжается двумя пальцами — за хвостовик извлекаем из тела затвора ударник с расположенной на нем боевой пружиной. Теперь внутренности затвора — в полном доступе для чистки и смазки.

Выступающий хвостовик ударника — индикатор взведенного затвора

Точно так же элементарно все собирается назад. Единственно, нужно не забыть начать сборку затвора с нажатия клавиши на хвостовике, а то я в первый раз долго пучил глаза и дул щеки, пытаясь сжать боевую пружину (на самом же деле — пытаясь согнуть эту клавишу). Ну, и рукоятку задом наперед тоже не следует пихать — получается не слишком красиво. Ах да, после сборки затвора его придется поставить на боевой взвод — иначе он возвращаться на свое место в ствольной коробке не желает. Это тоже несложно — вращаем хвостовик (опять прилагаем силушку богатырскую) по часовой стрелке, пока пресловутая клавиша на хвостовике с характерным хрустом не займет свое место в соответствующем вырезе. Ура! Сборка разборка затвора завершена!

Магазин у Haenel Jaeger 10 — отъемный, в нем помещается четыре патрона, но громко назвать ем кость карабина 4 + 1 все же нельзя: с четырьмя патронами и закрытым затвором магазин не защелкивается. Открыли затвор, присоединили снаряженный магазин, закрыли затвор, досылая четвертый патрон, и поставили на предохранитель. Таков алгоритм подготовки
к стрельбе у Haenel Jaeger 10.

Что может быть более охотничьим, чем полуоболочка?

Ложа у моего «Хенеля» пластиковая, с мягким и цепким, приятным на ощупь — своего рода бархатным — резиновым покрытием. Сколько это покрытие продержится — узнаем лишь после определенного периода эксплуатации, потому что на схожих ложах других производителей подобные покрытия феноменальной стойкостью не отличаются. Но сейчас меня все устраивает: управляемость выше всяких похвал, даже потными или мокрыми руками хват ложи очень уверенный.

Затыльник достаточно мягок, чтобы гасить отдачу калибров классом постарше, чем .223 Rem. Оно и неудивительно: именно с этой ложей выпускаются «десятки» в .308 Win и .30-06 Springfield,
и этот же затыльник установлен на модифицированных ложах серии Haenel Jaeger 10 Pro Varmint
Sporter в калибре аж .300 Win Mag!

Теперь перейдем к прицельным приспособлениям. Изначально на моем карабине был открытый прицел — мушка и целик; и весьма неплохого качества — с уже изрядно поднадоевшими своей высокой эффективностью светонакопительными нитями: красненькой — на мушке и желто-зелененькими — на целике. Но поскольку в .223-м калибре я по определению не рассматриваю стрельбу без использования оптического прицела, то мушку с целиком я снял еще в магазине. Радует, что производитель об этом подумал — и в комплекте поставки я нашел не только ключик шестигранник для этой операции, но и специальные пластиковые заглушки для отверстий, оставшихся после винтов.

Планку и кольца для установки оптики я выбрал стальные. Хоть .223 Rem — калибр и не самый зубодробильный, тем не менее на сталь у меня больше надежды при транспортировке и на случай каких-нибудь ударов или падений во время охоты. Опять же, крепления не быстросъемные. Будь это мой любимый .30-06 — то и мушка с целиком остались бы на месте,
и прицел бы стоял на «быстросъеме». Но тут — никаких сослагательных наклонений! Эта винтовка — в .223 Rem!

Прицел

Теперь о прицеле: Carl Zeiss — и этим все сказано. Свой выбор я остановил на модели Conquest
V6. Переменная кратность от 2х до 12х, диаметр передней линзы — 50 мм. Фирменная прицельная сетка № 60 представляет собой вариацию на тему классической охотничьей «немецкой четверки», но со светящейся точкой в центре. Несмотря на кажущуюся простоту, у этой сетки довольно много функций, в том числе ее можно (и нужно) использовать в качестве дальномера. Но об этом качестве мы поговорим отдельно.

Барабанчик с левой стороны прицела скрывает батарейку, его перемещение в продольной оси отвечает за включение и выключение центральной светящейся красной точки, вращение же плавно регулирует ее яркость от максимальной (видимой даже самым ярким солнечным днем) до очень тусклой (не мешающей прицеливанию в сумерках). Про стрельбу в сумерках или в дневном сумраке лесной чащи нужно сказать отдельно: прицел Zeiss Conquest V6 удивительно светлый, его светопропускаемость достигает феноменальных 92%, что добавляет лишние полчаса к вечерней охоте по сравнению
с другими, менее светлыми прицелами. А ведь так часто именно этих считанных минут и не хватает для успеха всей поездки на охоту!

И дождь не помеха…

Патроны

Теперь пару слов о боеприпасах. К такому сугубо немецкому комплексу невольно просятся и немецкие же патроны. Благо, опять же, их выбор в .223 Rem на прилавках украинских оружейных магазинов весьма широк. Тут тебе и «чехи», и американские Hornady; ну, и парочка немецких производителей тоже всегда найдется. Для охоты на самца косули выбираю RWS с пулей ТМS массой 3,6 г — это классическая охотничья полуоболочка с небольшим оголением заостренного свинцового сердечника и плоским дном. Несмотря на относительно невысокую цену патрона, его пуля обладает достаточно хорошими баллистическими свойствами и высокой экспансивностью — благодаря чему подходит для довольно широкого спектра охот.

Тем не менее для охоты на сурка желательна практически взрывная экспансивность, а ее мне обеспечит немецкий же патрон GECO с пулей Express. Раскрываясь при минимальном сопротивлении, эта пуля отдает цели максимум своей энергии, что очень желательно при охоте на такого крепкого на рану зверька, как байбак.

Первый блин…

И вот после сборки комплекса для его подготовки к охоте осталось совсем немного — пристреляться.
Транспортные неурядицы не дают выбраться из города на настоящее стрельбище с заветной дистанцией 100 м. Но когда хочется стрельнуть из новой винтовки и не можется —
это ведь пострашней зубной боли будет! Поэтому бережно, словно грудного ребенка, прижимаю к себе чехол с новоприобретенной «цяцей» и семеню на остановку маршрутки, а там уж и до 50-метрового тира рукой подать. Заодно в магазине при нем на пробу беру пару пачек разных Hornady, в том чиле и с пулей BTHP Match массой 68 гран (4,4 г). Зачем брал такую длинную матчевую пулю, ведь понимал же, что с пологим «двенадцатым» твистом совместимы только относительно короткие «55-грановки»? Ну, надо же один раз убедиться! Как в том анекдоте про матерых сибирских мужиков и новую японскую бензопилу…

«Утюг» — это когда недостаточно гиростабилизированная пуля прилетает в мишень плашмя

В общем, чуда не случилось. Первый же выстрел 68-грановой BTHP Match дарит мне классический «утюг» — пуля приходит в мишень строго плашмя. Ну и ладно, разряжаю оптимистично набитый магазин, возвращаю патроны на свое место в коробке и откладываю ее в сторону. Прощайте-c. Перехожу к боеприпасам с 55-грановой пулей и быстренько вывожу «ноль» на 49 м — увы, это предельная дистанция, на которую можно выстрелить в этом тире. В общем, останавливаюсь лишь после дружеского ворчания за спиной — мол, хватит без толку жечь патроны. А как тут остановиться, когда пробоины касаются друг друга — и совершенно очевидно, что заветной одной сплошной дыры нет лишь по моей вине! И патроны RWS, и особенно — GECO Express показывают уверенную субминутную кучность. Ах, как же хочется запустить их на дистанцию подальше! Наигравшись, делаю на барабане вертикальных поправок один клик вниз — и теперь, если верить баллистической таблице на вкладыше коробки GECO Express, положение перекрестия прицельной сетки соответствует пристрелке на 100 м. На том и закончим сегодняшнее мероприятие.

А на следующий день состоялся выезд на полигон, где с этими настройками прицела я в свое удовольствие назвенелся гонгами на 200 и 300 м; ну, и далее, уже более «академично», стал готовиться к охоте на самца косули, ведь ее сезон уже вот-вот должен был начаться.

Прямой выстрел

Как правило, наши охотники после пристрелки карабина «в ноль» на 100 м на этом и останавливаются — и при стрельбе дальше 100-150 м просто на глаз поднимают перекрестье прицела чуть выше точки, в которую хотят попасть. В моих же планах было поступить чуть-чуть иначе. После очередной проверки пристрелки «в ноль» на 100 м я опять открутил защитный колпачок с барабана вертикальных поправок и сделал четыре клика, тем самым подняв СТП на 4 см над точкой прицеливания на 100 м. Зачем? А все просто! Это увеличило дальность моего прямого выстрела, то есть выстрела без каких-бы то ни было поправок, до 225 м. Так делается для того, чтобы на охоте не
тратить драгоценные мгновения на дополнительный расчет траектории пули — ведь зверь
может появиться на считанные секунды как на пятидесяти метрах, так и на двухстах. И я просто знаю, что с этой заранее внесенной поправкой моя пуля не покинет 8-см коридор, соответствующий проекции убойного места добычи от дульного среза и до без малого четверти километра — что вполне соответствует разумным пределам стрельбы на абсолютном большинстве украинских охот.

Благодаря покрытию ложи карабин словно прирастает к рукам

Прицел-дальномер

Теперь настало время вернуться к обещанному описанию работы оптического прицела в качестве дальномера. Да, на сегодняшний день, разумеется, уже существуют прицелы со встроенным лазерным измерителем дальности. Но за эту функцию приходится расплачиваться габаритами прибора, его массой и ценой — и все эти показатели достаточно велики. Что же делать, если на вашей винтовке установлен обычный прицел? Покупать отдельно лазерный дальномер? Но ведь на охоте успеть воспользоваться им не всегда получается, да и прибор этот вписывается в бюджет далеко не каждого охотника.

Как же использовать для измерения расстояния до цели такой традиционный прицел с его не менее традиционной прицельной сеткой, расположенной во второй фокальной плоскости, как у меня?

Итак, у нас есть несколько постоянных: это длина корпуса косули, равная 70-80 см, а также
толщина линий прицельной сетки и расстояния между их утолщениями. Судя по таблице, у моей
прицельной сетки при десятикратном увеличении на дистанции 100 м расстояние между краями толстых горизонтальных рисок составляет 140 см. Соответственно, силуэт косули без учета шеи и головы имеет величину, очень близкую к половине этого расстояния, а точнее — от светящейся точки до края одной из этих толстых линий. Нехитрые вычисления дают понять, что на 200 м габарит косули будет занимать половину расстояния от точки до края толстой линии. И если копытное в прицеле проецируется меньше, чем этот размер, — то следует или отказаться от выстрела, или подойти ближе.

Что делать, если угловые размеры сетки прицела неизвестны? Их довольно просто вычислить эмпирически — на заведомо известной дистанции с помощью наведения на цель с настолько же известными габаритами. Подойдет даже вот такая мишень с самцом косули — размер силуэта от края листа до середины шеи изображенного копытного равен 80 см, что соответствует размерам настоящей
косули. Далее просто запоминаем размер изображения относительно сетки прицела, становясь меньше которого косуля оказывается вне уверенного выстрела — и дело в шляпе!

На стометровке у мишени шансов нет

Охота

Ну, наконец-то, с более чем месячным опозданием опубликовали лимиты добычи охотничьих животных! И, не откладывая дело в долгий ящик, я созваниваюсь с охотничьим хозяйством. Скорые сборы, дорога — и я на месте чуть ли не одновременно с бланками лицензий. Моя спешка понятна тем, кто хоть раз бывал на весенне-летней охоте на самца косули. Ведь с запоздалым в этом году весенним потеплением и началом дождей трава уже активно пустилась в рост — и чем дальше по календарю, тем сильней она будет скрывать объект нашей охоты. А ведь косулька и так не отличается гигантскими размерами. Поэтому проволочка с утверждением лимитов сокращает сезон эффективной охоты с подхода на самца косули всего до нескольких недель.

Как же я собираюсь охотиться? По правилам, любая охота на копытных в Украине должна проводиться в присутствии егеря. Он, зная местность, вместе с охотником обходит угодья, выискивая рогачика косули, соответствующего необходимым трофейным качествам и запросам охотника. И после обнаружения такого экземпляра подводит клиента к потенциальной до быче на расстояние уверенного выстрела. Охотнику остается лишь не слишком шуметь и уметь стрелять с треноги, предусмотрительно подставленной в необходимый момент заботливой егерской рукой. Чистая
Африка!

Кто виноват и что делать?..

Если же охотнику хочется не только надеяться на мастерство егеря, но и самому участвовать в выслеживании трофея — то, помимо стреляющего комплекса, на этой охоте ему просто необходим
бинокль. Пользоваться прицелом для того, чтобы осматривать угодья, конечно, тоже можно — но это
гораздо неудобнее и вызывает массу лишних движений и шума. Наша же задача — максимально слиться с окружающей природой, чтобы ни единым лишним шорохом не выдать себя потенциальной добыче. В этом же ключе подбирается одежда и обувь для этой охоты. В своем выборе экипировки я отталкиваюсь в первую очередь от ее бесшумности. Разумеется, кроссовки на мягкой подошве будут более уместны, чем «дубовые» берцы или хлюпающие голенищами при ходьбе сапоги. Точно так же желательно, чтобы брюки были из натуральной ткани — а лучше и вовсе надеть абсолютно бесшумные флисовые штаны. Такие хоть и быстро намокают от росы, но не шуршат при ходьбе — это самое главное их качество.

В общем, заполнив документы, на рассвете мы с егерем Виталием выдвигаемся в угодья. Меня немного нервирует близость государственной границы, поэтому, как бы я ни хотел поохотиться так, чтобы присутствие егеря было чисто номинальным — не получится. Будем ходить вместе, чтобы я ненароком не забрел на территорию сопредельного государства и вместо трофея не заработал себе большущих неприятностей. Единственно, договариваемся, что при проходе полян и других мест вероятной встречи с «козликами» я буду двигаться несколько впереди, а Виталик будет лишь издалека следить, чтобы я не «драпанул» за рубеж.

Качество снаряжения играет в успехе охоты далеко не последнюю роль

Так мы минуем три, четыре, пять полян. Остается за спиной выгон для скота и огороды. Следы косуль есть — и в немалом количестве, но самих их не видно. И вот, пройдя очередную проплешину в березово-ивовой поросли стороной, примыкающей к речушке, сходимся с егерем для обсуждения дальнейших наших действий. В этот момент в 150-200 м слышу крик сойки. По тому, что в нем не слышится истеричных интонаций, понимаю, что птица кричит не на человека или хищника. Может, на косулю? Встречаюсь глазами с Виталием и по его кивку понимаю, что наши мысли сходятся. Жестом он приглашает следовать за собой. И, словно две рыси, мы начинаем обходить с подветренной стороны тот гущак, за которым разговорчивая птица прокомментировала наличие кого-то еще. И
только пересекаем березовый «мыс», как две косули слева направо по отношению к нам бросаются через чистину. Успеваю заметить, что первый зверь безрогий — самка. Перевожу взгляд на второго, вижу рога — и в момент вскидки карабина он останавливается! Егерь едва успевает заткнуть пальцами уши, как звучит хлесткий выстрел .223- го… Рогачик с простреленной шеей падает на месте и затихает в считанные секунды — еще до того, как мы с Виталием почти бегом пересекаем те 80 м, что разделяют нас с добычей. С удовольствием принимаю поздравления с удачным выстрелом и весьма неплохим трофеем. Делаем несколько фото и, нагруженные пока что приятной ношей, начинаем движение обратно к машине.

Отличный трофей — это награда за время и патроны, потраченные на подготовку к охоте

Мой новый стрелковый комплекс из карабина Haenel Jaeger 10 Soft Touch, оптического прицела Zeiss Conquest V6 и патрона RWS с пулей TMS меня не подвел. Даже, скорее, наоборот: именно благодаря им мой выстрел, пусть не из самого благоприятного положения — стоя с рук — оказался вполне уверенным и, несомненно, точным.

КУПИТЬ ЭТОТ ТОВАР МОЖНО ЗДЕСЬ

Едва успев вернутся с этой охоты домой, я уже начинаю планировать поездку на юг нашей страны — за сурком-байбаком. Для нее от винтовки теперь потребуются свойства и качества именно высокоточного оружия! А вот как же их проявит мой новый комплекс для летних охот — ты, мой дорогой читатель, узнаешь из следующего номера нашего журнала.

СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАНА В № 3 ЗА 2020 ГОД

Комментировать

https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2019/12/logo-black.png

Подробно о настоящем мужском увлечении.