Наши охотыМой взгляд на утиную охоту

<![CDATA[]]>
Аватар admin16.10.201355721 min
https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2013/10/utki1.jpg

Сам процесс, казалось бы, очень прост — охотник заходит в болото и, бесшумно пробираясь от плеса к плесу, поднимает на крыло уток и стреляет по ним. Но сколько незабываемых минут, интересных наблюдений природы и ярких открытий, досадных промахов и удачных выстрелов дарит эта охота смельчаку, решившемуся окунуться в зеленые джунгли болот в погоне за благосклонностью Дианы. Или вечерняя зорька: казалось бы, стой себе у болота да стреляй, как на стенде… Но именно здесь можно найти и багряный закат, и перезвон комаров в остывающем после августовской жары воздухе, напоенном запахом увядающих трав, и всплеск охотничьей страсти от пронесшихся над головой чирков, которые тут же растаяли в фиолетовом небе… Творческий подход к любой охоте, даже самой что ни на есть простой, делает ее особенной по переживаниям и успехам, позволяет запомнить ее как еще одно открытие природы, еще одну ступеньку, на которую поднялся охотник. Такие «вдумчивые» охоты вспоминаются на протяжении многих лет, заставляя вновь и вновь бурлить кровь охотничьей страстью! Собственно, эта статья и написана для того, чтобы обратить внимание на некоторые детали утиной охоты, которые помогут сделать ее более интересной и результативной, чтобы яркие впечатления от нее надолго остались в сердце увлеченного человека. Существует три основных вида утиных охот: охота на перелетах, охота с подхода и охота с чучелами. Остановлюсь на охоте на перелетах и на охоте с подхода как наиболее спортивных и доступных способах.

Охота на уток на перелетах: утро

Уже с конца июля подросшие молодые утки начинают «облетываться». Стоя на закате у болота, можно увидеть, как утиные выводки поднимаются с затерянных в камыше плесов и, сделав несколько кругов, снова падают на воду. В это же время утки начинают перелеты на кормежку с глухих мест, где они отсиживаются днем — на водоемы и поля, где присутствует кормовая база. На этой особенности и основывается охота на перелетах. Продолжается она примерно до сентября — времени, когда основная часть уток забьется для линьки в глухие места, а оставшиеся уже будут летать при наступлении полной темноты. Основными факторами удачи для этого вида утиной охоты следует выделить умение выбрать место для утренней зари (прилет уток на дневку) или вечерней зари (вылет уток на кормежку с дневки или прилет уток на место кормежки), а также умение маскироваться. Для того, чтобы охота на утренних и вечерних перелетах была интересной и результативной, мало обнаружить пути пролета птицы. Они, безусловно, есть, но попытки подловить птицу на перелете от одного водоема к другому обычно заканчиваются лишь парой безрезультатных выстрелов на недосягаемые для дроби расстояния. Охоту лучше строить, рассчитывая подловить уток в непосредственной близости от самого места прилета, где птица снижается или уже садится. Поэтому необходимо научиться с помощью различных признаков определять, чем привлекательно данное место для утки: или возможностью кормиться ночью, или же укрыться на день. Классическое место дневки утки представляет собой водоем, в котором птица может укрыться (прежде всего, от пернатых хищников). Там должны быть заросли камыша, рогоза или других водных растений, в которые утка прячется от атак луня или ястреба, а также — достаточная глубина, позволяющая утке нырнуть в случае опасности. Ну и, как правило, это место должно быть не потревожено охотниками, причем фактор отсутствия беспокойства человеком чаще всего является приоритетным для утки. Исходя из этого, и выбирается место для охоты на утренней заре. На глухом краю изрезанного каналами огромного осушенного торфяника было озерцо, оставшееся после старых торфоразработок. Место это знали только пара местных охотников — и то после упоминания о нем они плевались и ругались сквозь зубы: «А чтоб его, это болото! Я оттуда еле вылез, комбинезон порвал, а намок так, что даже голова в торфе была!» Озеро это было окружено со всех сторон зарослями камыша в два человеческих роста, переплетенного кустами ивняка. Все эти заросли были изрезаны старыми и новыми бобровыми ходами, путь преграждали завалы из срезанных бобрами и оплетенных вьюнком стволов ив и осин. Приехав с братом на открытие августовской охоты под вечер пятницы, мы увидели, что на каналах нам уже делать нечего — везде уже стояли охотничьи коллективы, готовые прочесать все эти каналы еще на рассвете. Было решено рискнуть и провести охоту на этом глухом озерце. Весь вечер, съедаемый комарами, я проламывал в камыше проход к озеру. Уже выйдя к озерцу, я был потрясен количеством поднявшейся на крыло утки — не меньше пятидесяти-шестидесяти крякв и десятка два чирков. Весь водоем был усеян утиным пухом и пером, заросли рогоза были вытоптаны птицей. Было ясно, что вся утка беззаботно дневала здесь не одну неделю. Полоска на востоке только загоралась, когда мы с братом уже подходили к озеру. Пробравшись на место, согнали только с десяток птиц, по которым даже не получилось отстреляться. Но расчет у нас был на другое. Как только над болотами и каналами послышались первые ружейные хлопки, на озерцо повалила птица, ищущая покоя в проверенном месте. Утки подлетали и поодиночке, и маленькими стаями часов до одиннадцати утра. Только отстрелялись, только нашли битую птицу — уже крутятся, заходя на посадку следующие. Один круг, другой… Птица уже недоверчивая, но манок делает свое дело — и утки, расставив крылья, заходят на посадку. Еще рано, еще нельзя бить — иначе не достанешь из торфяника… И вот — все, можно! Выстрел — и кряква, кувыркаясь через голову, с треском валится в стену камыша. Тут же слышу дуплет брата и краем глаза вижу, как из стайки чирят, несущихся с реактивной скоростью над самим камышом, выпадает комочек… Стоит добавить, что утка очень чувствительна к подобному нарушению ее покоя. Там, где получилось провести подобную охоту, распуганные пернатые не будут прилетать на дневку как минимум неделю, а то и больше. Впрочем, в этих местах всегда можно скромно рассчитывать добыть пару-тройку одиночек с подхода. Необязательно местом дневки будет очень глухое и недоступное болото. Часто при наличии большого болота утка может спокойно отсиживаться в каком-либо его глухом уголке — даже тогда, когда вокруг идет стрельба. Обычно это небольшое плесо, скрытое в массиве глухого камыша. Найти его довольно просто — надо лишь на рассвете понаблюдать, куда садятся стайки уток. Потом начинается самое трудное — дойти к этому месту. Первый проход будет, скорее всего, безрезультатен, так как подойти к уткам по зарослям тихо не получится. На плесе, куда прилетают птицы, будут следы их жизнедеятельности — утиный пух, вытоптанные кочки и водные растения, дорожки от проплывающих по ряске уток. Место определено — и, заняв его до рассвета, можно добыть несколько трофеев. Если к подобному месту дойти невозможно, то надо определить, каким путем утка туда прилетает. Обычно птица заходит по одному и тому же пути — наиболее безопасному, где вероятность расположения охотников минимальна. Как показывает опыт, при определенной настойчивости всегда находится подходящая точка возле «взлетно-посадочной полосы».

Вечерние перелеты

Охота на вечерней заре строится, прежде всего, на определении водоемов, куда утка прилетает кормиться. Обычно это покрытые ряской и другой водной растительностью мелкие водоемы, где утка может без труда собирать и процеживать ил в поисках корма. Причем эти водоемы могут быть и очень мелкими. На одном из болот оставалось всего лишь несколько небольших луж. Воды в них было максимум сантиметров десять, но она кишела разнообразными болотными микроорганизмами. Не зная о том, что это болото пересо хло, я приехал сюда на вечерку. Разочарованный, я решил было уже уезжать, как заметил возле лужи пару свежих утиных перышек и на грязи несколько отпечатков лапок. Остался, не особо рассчитывая на удачу. И вот, как только немного стемнело, птица начала прилетать на жировку. Успев до темноты добыть три кряквы, я остался посидеть на берегу болота. Еще около пятнадцати птиц, несмотря на включенный налобный фонарь, прилетели и сели кормиться на грязь… Очень неплохой вариант, когда удается найти залитое водой место на поле, засеянном какими либо зерновыми культурами — пшеницей, просом, горохом, даже кукурузой. На подобные лужи птица может прилетать в большом количестве. Примером охоты на вечерней заре может послужить следующий случай, произошедший на вторые выходные после открытия. Середина лета была дождливой, и глубокие долины на полях стояли залитые водой. Одну из таких долин мы обнаружили случайно. Утром, после охоты на вяхиря, мы расположились возле палатки на отдых. Первые впечатления от совместного выезда, приготовление охотничьей шурпы из голубей, радость от совместной охотничьей вылазки… И тут один из нашей компании замечает, что над серединой засеянного просом поля кружится небольшая стайка крякв и чирков. Пару кругов — и она садится прямо посреди поля. Сразу же вспомнили, что там есть небольшая долина — и, судя по упавшим туда уткам, она с водой! Тут же организовали «котел»: двое с наветренной стороны, и один — на «подрыв». Ползание на карачках по залитому росой просу, из которого тучами поднимались комары, не прошло даром. И, несмотря на то, что сидящих на перехвате утки облетели (даже полулежащий человек в траве очень заметен птицам с высоты), третий не подвел — дуплет, и две утки шлепнулись на землю. Но это всего лишь завязка к вечерней зорьке, которая запомнилась своей непередаваемой охотничьей красотой и азартом. Поглядев на вытоптанную птицами долинку — всю в перьях и утиных следах, — решили отстоять на этом месте вечернюю зорьку. Где-то за час до заката окутанные облаком из комаров мы вдвоем разместились в высокой траве возле лужи. Встали так, чтобы прилетающие на вечернюю жировку утки были видны на фоне заходящего солнца. Огненный диск светила почти спрятался за кромкой дальней лесополосы, а утки все не прилетали. Уже начали закрадываться серьезные сомнения в правильности наших предположений, и тут как гром среди ясного неба — свист и шорох крыльев, тугим воздухом дохнуло в лицо! Птица пошла! Стайки уток из трех-семи особей заходили на свое проверенное место через каждые пять минут. Звенящий свист крыльев, шипение воздуха от почти отвесно пикирующей стайки, и вот на фоне полосы заката — утиные силуэты. Хлещут багровые всполохи выстрелов, и об воду звонко шлепаются добытые утки. Только успеваем перезарядиться, а над нами — опять и опять с темно-фиолетового неба раздаются свист и шипение кряковых крыльев… Необходимо пояснить, почему это место подходило именно для вечерней зорьки — прежде всего, на подобных долинках нет нормальных укрытий для утки, позволяющих ей без особого беспокойства провести в этих местах дневной отдых. Если ждать здесь утку утром, то максимум, на что можно рассчитывать — так это на пару случайно налетевших стаек или одиночек.

Маскировка

К маскировке следует подходить очень ответственно. Птица на огромном расстоянии прекрасно различает и движение, и блики стволов оружия, и лицо охотника. И если для одежды важно только, чтобы она была защитного цвета и не сильно выделялась на фоне растительности, то лицо, руки и блики от стволов надо прятать обязательно! Мы с братом стояли у болотца на вечерней зорьке. Был август, и утка начала свой вечерний облет еще засветло. Они налетали, но отворачивали за сто-двести метров. Ларчик открывался просто — наши лица ярко отсвечивали в лучах заходящего солнца на фоне темно-зеленой растительности. Стоило соорудить на кепи маскировку из вьюнка и травы, которая затеняла лица, и не размахивать стволами — и птица как будто ослепла, пролетая над самой головой. Само собой, при подлете птицы надо исключить движение и не голосить партнеру во все горло — «Пыльнуй!», — так как утка, кроме всего прочего, еще и прекрасно слышит. Умеет она выделять из звуков и человеческий голос. Не раз было замечено, как при скрадывании утки практически не реагировали на треск камыша, но стоило только произнести пару слов напарнику, как вся птица сразу вставала на крыло.

С подхода

Охота с подхода — самый спортивный из всех способов добычи уток. Здесь есть и трудные переходы по болоту, и терпеливое скрадывание, и стрельба по внезапно вырвавшемуся из осоки выводку. Для этого способа подойдет водоем, по которому охотник может пройти в забродном комбинезоне или высоких сапогах. Идти по болоту нужно поперек или против ветра, так утка хуже слышит бредущего человека и не взлетает вне выстрела. Птица также старается взлетать против ветра — следовательно, стрелять ее будет легче. Подойдя к болоту, не лишним будет применить манок. Обычно сидящие в болоте утки откликаются на этот зов, что позволяет более точно и грамотно спланировать заход, а то и вовсе вылетают к охотнику на звук манка. Часто на небольших, сильно заросших болотцах или каналах случается так, что только охотник начинает заходить в камыш, как с другой стороны водоема снимается стайка уток и уходит вне выстрела. Для охотника-одиночки можно посоветовать заранее пробить в камыше проход, по которому можно будет тихо и незаметно пробраться к отдыхающим на плесе уткам. Причем, делая такой проход, следует учитывать, что подходить к плесу желательно с подветренной стороны, а выход на сам плес должен быть зигзагообразным — то есть закрывающим идущего охотника до самого момента выхода на плес. Делая такой проход, не стоит лениться — обычно эта тропинка в камышах служит весь сезон и подарит вам не одну минуту волнующего скрадывания, да еще и приятные трофеи. Если охота проходит в компании, есть смысл применять метод, чем-то похожий на загонный. В этом случае также следует учитывать ветер. Обычно поднятая на крыло утка взлетает против ветра. Если ветер сильный — она пролетает против ветра примерно до полусотни метров, затем подворачивает по дуге по ветру. Вспугнутая утка старается улететь с водоема по наиболее безопасному пути — пойдет по руслу болота, через сплошной массив камыша, но редко полетит над теми местами, из которых по ней уже стреляли. Проще говоря, с каждого конкретного водоема утка имеет свои пути отхода. Знание этих путей помогает перехватить птицу, которую с подхода взять практически невозможно. Исходя из этих наблюдений, и нужно расставлять номера — и заходить загонщику. При такой охоте следует очень тщательно соблюдать технику безопасности стрельбы как загонщику, так и номерам, не стреляя в сторону друг друга, даже если птица поднялась выше трех метров над камышом. При охоте на каналах в одиночку стоит посоветовать идти с наветренной стороны. В таком случае более вероятно, что поднявшаяся против ветра утка сбитой упадет на вашу сторону, избавив от переходов на другую сторону канала. Идти надо не по самой кромке канала, а параллельно в стороне — так, чтобы идущий охотник не был заметен и слышен для сидячих на воде уток. Через каждые тридцать-сорок метров охотник подворачивает к каналу и тихонько, внимательно осматриваясь, выходит на берег. Утка в таком случае спугивается чуть ли не из-под ног. А если идти прямо по кромке канала, то птица будет замечать охотника еще до того, как он подойдет к ней на выстрел. Стоит помнить, что часто утки не поднимаются все вместе — даже после выстрела. Поэтому старайтесь сразу же перезарядиться и быть готовыми к вылету затаившихся птиц. Стая перелетной кряквы, несколько раз крутанувшись над торфянником, упала на канал. Заметив ориентиры, мы втроем начали осторожно подкрадываться к бровке канала. Подобравшись вплотную и рассредоточившись, мы в несколько быстрых шагов появились прямо над головами утиной стаи. Канал просто взорвался от шума крыльев взлетевших уток, практически единым залпом грянули шесть выстрелов. Шесть перелинявших крякашей глухо ударились о землю. Мы начали поздравлять друг друга с полем, обсуждать, как перебраться на другую сторону канала за сбитой птицей… И тут, прямо из-под наших ног с истошным кряканьем вылетели еще три птицы. Они во время стрельбы сидели буквально в двух метрах у нас под ногами и счастливо ушли от не догадавшихся перезарядиться охотников. Уже на вторые-третьи выходные после открытия охоты утка как будто проваливается сквозь землю, и ее трудно найти в обычных местах. Многие считают, что вся птица уходит на «большую воду», то есть водохранилища. Отчасти они правы; но, по моим наблюдениям, значительная часть птицы старается всего лишь изменить место дневки на более глухое, и остается в местности, где она вывелась. То же относится и к птице, которая «западает» на линьку с начала сентября и по октябрь. Тут уповать можно лишь на знание охотником местности и его готовность проверять все места, где хоть теоретически может дневать утка. И иногда эта настойчивость может принести очень неплохой результат.

Снаряжение и экипировка

Охота на утку требует минимума снаряжения: болотные сапоги или забродный комбинезон (в зависимости от глубины водоема, на котором проходит охота), камуфляжная маска или сетка на лицо, камуфляжные перчатки, репеллент (при наличии комаров и мошки). Стоит добавить: готовясь к охоте на вечерней зорьке, обязательно захватите с собой налобный фонарик. Желательно, чтобы температура свечения в нем была «нейтральной» или «теплой», иначе рассмотреть сбитую птицу в траве будет довольно проблематично. Исходя из собственного опыта, могу посоветовать иметь при себе еще и компас. Вроде смешно, но сколько раз он помогал экономить силы и время при блужданиях вечером в сплошных камышах, где даже опытный человек очень легко теряет ориентировку при затянутом тучами небе. Патроны и техника стрельбы Отдельно стоит упомянуть о патронах для этой охоты и технике стрельбы уток. Казалось бы, во всех справочниках уже давным-давно указано, какими номерами дроби стрелять утку — однако этот вопрос до сих пор регулярно поднимается на охотничьих форумах. На самом деле, секрет кроется не только в номере дроби, но и в расстоянии, на котором имеет смысл стрелять. Для кряквы с августа и по середину октября включительно вполне достаточно шестого-пятого номера дроби. С середины октября и до отлета — пятый, максимум четвертый номер. Это доказано 12-летним опытом моих охот. В подтверждение сказанного упомяну об исследовании, которое проводилось в начале 70-х гг. ХХ в. (статья «Стрельба влет» В. Бологова из журнала «Охота и охотничье хозяйство» за ноябрь 1973 г.). Автором были собраны и обобщены результаты по 37 940 выстрелам и 9 850 единицам добытой дичи. Согласитесь, проделанная работа стоит того, чтобы на нее обратили внимание. Если кратко резюмировать упомянутую статью, то отмечается неоправданное увлечение крупными номерами дроби, стрельба на большие дистанции в 50-80 м и погоня за чрезмерной кучностью боя ружья. Так, например, по поводу слишком крупной дроби: из 56 утиных подранков, отловленных с помощью лайки, 47 имели 1-2 попадания от дробин 3-го номера и выше — вплоть до картечи диаметром 6,2 мм! Несложно вычислить, что 84% подранков в этой выборке сделаны именно крупной дробью! А это не просто не добытая дичь — это бесполезно загубленные птицы. При стрельбе на большие дистанции обычно случается много видимых и невидимых подранков, по данным статьи, в количестве примерно 35-45%! Так что оптимальными для охоты на утку будут патрон с резким и равномерным боем дробью шестого-пятого номера и стрельба на дистанцию не более 40 м.

Приятное дополнение

Практически все благородные утки при правильном приготовлении имеют приятный вкус, а разжиревшая ноябрьская утка представляет особенную гастрономическую ценность. Иногда, уже в ноябре, по первому морозу приходилось добывать крыжней с сантиметровым слоем жира на брюшке. Вот один простой и доступный рецепт приготовления, которым я с успехом пользуюсь. Тушка утки варится в небольшом количестве воды со специями и солью около часа до готовности. Охлажденную отварную тушку смазываем на свой вкус медом или вареньем (одинаково подходит вишневое, абрикосовое, кизиловое), посыпаем специями. Внутрь тушки желательно положить нарезанные яблоки. Нафаршированную утку 15 минут обжариваем на противне в духовке до золотистой корочки, периодически поливая оставшимся после варки бульоном или растопленным сливочным маслом. Для предотвращения обгорания тушку можно прикрыть пищевой фольгой. Утка при таком приготовлении не имеет специфического запаха и обладает приятным ароматом и вкусом дичи. Ни пуха, ни пера!]]>

Комментировать

https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2019/12/logo-black.png

Подробно о настоящем мужском увлечении.