ГладкоствольноеДробь, тарелки, два ствола

Было время, когда меня совсем не интересовала стрельба по тарелочкам. Это были времена, когда мой активный отдых обычно проходил в горизонтальном положении — в активных размышлениях, чего бы такого поинтереснее придумать на обед. Времена, когда в турнирах по стрельбе я участвовал исключительно зрителем — с пивом в каждой руке. Времена, когда стрелки, удачно выполнявшие дуплет, казались мне настоящими небожителями. Эти времена ушли навсегда. Появляется лев На моем журнальном столике лежит темно-синий пластиковый кейс. Один из...

Было время, когда меня совсем не интересовала стрельба по тарелочкам. Это были времена, когда мой активный отдых обычно проходил в горизонтальном положении — в активных размышлениях, чего бы такого поинтереснее придумать на обед. Времена, когда в турнирах по стрельбе я участвовал исключительно зрителем — с пивом в каждой руке. Времена, когда стрелки, удачно выполнявшие дуплет, казались мне настоящими небожителями. Эти времена ушли навсегда.

Появляется лев

На моем журнальном столике лежит темно-синий пластиковый кейс. Один из его бортов по центру украшен красным геральдическим львом, вставшим на дыбы, и коротким словом, написанным латиницей — произносится оно, кстати, практически как львиный рык. В длину кейс чуть меньше метра, сантиметров тридцать в ширину и в толщину сантиметров семь или восемь. Не бог весть какой объем. Миллион долларов США неотслеживаемыми купюрами, например, в него не влезет. Я проверял.

Тем не менее всякий раз, как я смотрю на кейс, на моем лице расплывается широкая ухмылка. Мне даже не нужно заглядывать внутрь — я и так прекрасно знаю, что в нем лежит. Миллиона там, конечно, нет. Зато есть Fabarm Elos N2 Sporting, моя первая спортивная двустволка. Так и хочется написать губной помадой на ком-нибудь, привязанном к офисному креслу на колесиках: «Хо-хо-хо, теперь у меня есть спортивное ружье!».

Кейс лежит на столике уже третий день. Открывать его я не спешу — пусть новоприбывший пообвыкнется. У некоторых вещей есть собственное сознание, и ружья — как раз из таких. А с учетом их характера и назначения строить ваше общение имеет смысл на основе терпения и уважения — тогда высока вероятность, что эти чувства будут взаимными.

Содержимое таинственного кейса

Fabarm Elos N2 Sporting. Ружье, сделанное в итальянском городе Травальято, что в провинции Брешиа. Особый представитель фабармовской линейки Elos — ружей, в изготовлении которых вековой опыт итальянских дизайнеров оружия сочетается с самыми современными технологиями обработки материалов, включая использование прецизионных станков, управляемых суперкомпьютерами. Спортивное ружье нового поколения, тем не менее сохраняющее классический облик. Сочетание вороненой стали и благородного дерева, изящные линии и практически полное игнорирование внешних украшений. Достоинство и мощь скрыты внутри, как им и полагается. Вещь, дизайном которой гордился бы сам Бенвенуто Челлини.

Что еще я знаю о нем? Пока — лишь самое главное. То, что стволы моего ружья изготовлены из цельных заготовок методом глубокого сверления, что обеспечивает высочайшую прочность и идеальную концентричность. Еще то, что каналы стволов имеют фирменную сверловку Tribore HP, которая гарантирует повышенную равномерность дробовой осыпи, отличную резкость, а также уменьшенную отдачу. Еще я знаю о сменных дульных сужениях Exis HP — длинных, далеко выступающих наружу трубках из нержавеющей стали с внутренним гиперболическим профилем, которые позволяют стрелять даже стальной, убереги нас от этого Господь, дробью. И еще, что мое ружье прошло испытание повышенным давлением в 1630 бар, — давлением, развить которое не способен ни один серийно выпускающийся патрон 12-го калибра.

Остальное я узнаю несколько дней спустя — когда решу, что время пришло, и открою кейс. Я узнаю, что длина моего ружья в сборе от дульного среза до затыльника приклада составляет 120 см (из них 76 см — это длина стволов, а еще 1,5 см к общей длине добавляют выступающие наружу сменные чоки), а масса — 3460 г. И что баланс ружья приходится в точности на осевой болт. И что насечка на цевье сделана именно в том месте, где мне удобнее всего за него держаться, а изгиб пистолетной рукоятки имеет идеальную для моей правой ладони кривизну. И что это, наверное, самое лучшее ружье на свете.

Пожалуй, я все же привяжу кого-нибудь к офисному креслу.

К развлечениям готовы

Нельзя просто так взять и начать стрелять из нового ружья. Каждое оружие вначале требует провести с ним некий предстартовый ритуал (это нечто вроде человеческого обряда крещения). Винтовки, например, пристреливают, добиваясь совпадения точек прицеливания и попадания; если они не совпали сразу же, в прицельные приспособления вносят коррективы.

Минимум декора, максимум функциональности

У гладкоствольных ружей с классическими для них прицельными приспособлениями, то есть нерегулируемыми мушкой и планкой, все значительно веселее. Пристрелку под пулю я вообще описывать не стану, это отдельная эпопея. Что касается стрельбы дробью, то здесь, насколько я понимаю (с точки зрения здравого смысла, подкрепленного инженерным образованием — а вовсе не большого опыта в стрельбе дробью, которого у меня пока нет), идея состоит в следующем. Стрельба дробью ведется навскидку, и в момент выстрела ружье в руках стрелка занимает строго определенное положение. Если в этом положении центр дробовой осыпи на определенной дистанции (стандартом считается 35 м) совпадает с точкой прицеливания, то все замечательно. Если нет, то положение ружья в руках стрелка приходится корректировать. Мой «Фабарм» позволяет корректировать свое положение вполне гибко, и осуществляется это довольно просто. Именно эта простота регулировок заставляет меня прибегнуть к помощи специалиста.

Клейма отмечают самое важное — Tribore HP, Overpressure tested 1630 bar, 100% made in Italy

Мой наставник в спортивной стрельбе — личность в местной стрелковой среде известная и уважаемая. Оспаривать его мнение рискуют разве что приезжие; и если насчет стрельбы из винтовок мы с ним общаемся более-менее на равных, то когда речь заходит о спортивной стрельбе дробью, я целиком превращаюсь в одно большое ухо и даже стараюсь не дышать, чтобы не прозевать ни крупинки мудрости. Нужно ли говорить, что выбиралось мое будущее ружье при его непосредственном участии — и к кассе я направился только после его одобрения? Само собой, предварительная настройка происходит также под его руководством; в противном случае легкость настроек может вылезти боком — неопытный стрелок, ведомый никем и ничем не сдерживаемым энтузиазмом, может настроить себе черт знает что, а потом под это черт знает что отработать до автоматизма все движения. Лечится это потом только электрошоком, да и то результат не гарантируется. Нет уж, лучше мы по старинке.

«Закрой глаза и вкладывайся, — командует наставник. — А теперь замри и открывай глаза».

Теплый солнечный день. Мы благополучно миновали все карантинные посты и находимся посреди песчаного карьера, где устроено стрельбище. Ветерок едва ощущается, и это нам на руку — мишени, предназначенные для исследования дробовой осыпи, имеют размер 80х80 см и на ветру приобретают неслабую парусность. На соседних рубежах люди в марлевых масках стреляют вдаль из винтовок с оптическими прицелами; некоторые из этих прицелов выглядят настолько мощно, что, вероятно, могут использоваться и для отстрела отдельных коронавирусов.

Я открываю глаза. Удивительное дело: прикладываясь и наводясь в цель по-зрячему, я четко вижу промежуточную мушку на фоне основной, планка же превращается в горизонтальную черточку, а ружье смотрит точно в центр мишени. Сейчас же, открыв глаза, я понимаю, что прицельная линия ощутимо отклонилась влево. Зажмурившись, повторяю прикладку снова. Все верно — стволы смотрят левее цели.

«Будем двигать гребень», — успокаивает наставник. Ага — сейчас мы увидим регулировочную систему Micro-Metric 3D во всех деталях.

Fabarm Elos N2 Sporting — итальянская родословная определяется с первого взгляда

Маленьким ключиком из набора, прилагаемого к ружью, наставник ослабляет два винта в черной щеке приклада и снимает ее совсем. Выясняется, что щека все-таки деревянная — это видно, если смотреть с изнанки; черный — это цвет полимерного защитного покрытия (непродолжительная эксплуатация совсем скоро выявит, что покрытие это не так чтобы очень прочное, поэтому постарайтесь не ронять щеку вашего приклада и берегите ее от ударов). Под ней прячется регулировочная система, состоящая из двух независимых вертикальных стержней, способных передвигаться в поперечном направлении. На стержнях нарезана резьба, по которой вверх-вниз перемещаются фасонные гайки — на которые, собственно, и опирается щека.

У меня появился спортивный Fabarm Elos N2. Трепещите, конкуренты!

Нам нужно сместить щеку немного вправо (собственно, с учетом характерной ширины моего лица это можно было предсказать заранее). Еще одним ключиком наставник ослабляет фиксаторы стержней и немного передвигает их в нужную сторону (пазы, по которым перемещаются стержни, снабжены врезанными в дерево металлическими шкалами с делениями, так что контролировать величину смещения довольно удобно), после чего затягивает фиксаторы снова. Опорные гайки пока остаются на прежней высоте — не больше одной регулировки за раз. Щека возвращается на место.

120 см длины, 3,46 кг массы — идеальные пропорции для добывателя медалей

Я снова зажмуриваюсь, прикладываюсь и вновь открываю глаза: прицельная линия смотрит точно в цель (на мой взгляд, мы даже слегка переборщили со сдвигом вправо — но это не проблема, потому что тонкую настройку я смогу произвести уже сам). Победа. Теперь осталось разобраться, нужна или нет коррекция по вертикали — а для этого уже понадобится стрелять.

Положение спускового крючка можно регулировать (мне не пришлось)

Устанавливаем на дальности 35 м специальный мишенный щит увеличенной ширины и скобами закрепляем на нем стандартную 16-дольную мишень. В центре этой мишени расположен черный кружок диаметром 5 см. В комплект поставки моего ружья входит четыре сменных дульных сужения: Short 2/10, Medium 5/10, Long 7/10 и Xtreme 9/10 (дробь в названии — это величина сужения в миллиметрах; для быстрой идентификации числитель дроби выгравирован на выступающей наружу части сужения). Я вкручиваю в нижний ствол дульное сужение с клеймом «9», занимаю позицию для стрельбы, беру из выданной наставником коробки патроны (как он сказал — «специальные эталонные, эталоннее и быть не может»), заряжаюсь и навожу ружье на мишень таким образом, чтобы прицельная планка исчезла, превратясь в горизонтальную черточку, передняя мушка расположилась четко под кружком на мишени, своей верхней кромкой касаясь его нижнего края, а маленькая промежуточная мушка оказалась точно посредине большой передней. Продышавшись, я нажимаю спуск. Спуск у моего «Фабарма» шикарный — равномерный, четкий и достаточно короткий (он несколько более тугой, чем на моих винтовках, но это совсем не раздражает).

Массивная основная мушка и маленькая вспомогательная; вентилируемая прицельная планка выполнена сужающейся к дульному срезу

Выстрел! Делаю зарубку в уме: завести что-то вроде формы учета количества отстрелянных из ружья патронов — отслеживать настрел никогда не повредит (для винтовок сделал такое давно). Резиновый затыльник приклада мягко толкает в плечо; 24 г — не та навеска, чтобы при стрельбе возникали какие-то еще ощущения, помимо удовольствия. Восстанавливаю положение и стреляю еще два раза в ту же самую мишень — для статистической достоверности.

Ползунок предохранителя с селектором стволов (одна красная точка — первым выстрелит нижний)

На снятой со щита мишени отчетливо видно, что центр осыпи, где дробь собралась наиболее густо, ушел ниже центра мишени. Я немного сбит с толку, однако наставник вовсе не выглядит расстроенным или напряженным. «Будешь слегка открывать планку», — говорит он и вновь достает пакетик с ключами. На этот раз щека чуть приподнимается, для чего обе опорные гайки перемещаются по резьбе стержней вверх. Ставим щеку на место, фиксируем — и я опять зажмуриваюсь и прикладываюсь. Прицельная линия по-прежнему направлена в мишень, но теперь я уже немного вижу планку — она выглядит такой себе трапецией, — а мушки уже не располагаются на одной высоте.

Система регулировки приклада Micro-Metric 3D: устройство, внесение корректировок и общий вид приклада после настройки

Новая 16-дольная мишень, новые три патрона из нижнего ствола. Наставник изучает мишень, снятую со щита, и удовлетворенно хмыкает — разницы в количестве пробоин в верхней и нижней половинах листа беглый осмотр не выявляет. Теперь для контроля — три выстрела из верхнего ствола с тем же сужением. И здесь тоже все в порядке — если центр осыпи и не идеально совпадает с центром мишени, то мои глаза эту разницу заметить не в состоянии.

«Выстрелов через двести-триста нужно будет подтянуть стяжной винт», — говорит наставник на прощание, скромно ухмыляется в ответ на изъявления признательности и удаляется. Мы же остаемся — основная часть программы еще впереди.

Мишени и патроны

Прежде чем использовать ружье для какого-нибудь серьезного дела — вроде участия в соревнованиях или ответственной охоты, — его следует испытать. Стрелок должен в точности знать возможности и особенности поведения своего ружья, для чего принято устраивать его тестовый отстрел. Отстрел этот обычно проводится по одной и той же методике, гениальной в своей простоте: эталонным патроном по сто- либо шестнадцатидольным мишеням, целясь в их центр. Мишени обычно устанавливают на дальности 35 м, однако при необходимости используют и другие дистанции (мне, например, не менее интересно узнать, на что похожа осыпь от дульного сужения 2/10 Shоrt на дальности 15-20 м и от сужений 7/10 Long и 9/10 Xtreme — на 45-50 м). У двуствольных ружей с постоянными дульными сужениями тестируют каждый ствол отдельно, у ружья со сменными сужениями индивидуально отстреливают каждое сужение. В качестве эталонного обычно используют патрон, снаряженный дробью № 5 или № 7 (с навеской 28, 32 или 36 г), но это не слишком принципиально — важно лишь, чтобы патроны были одного и того же типа, а количество дробинок в заряде было заранее известно. Использование для отстрела 100-дольной мишени (она же мишень Зернова) считается высшим пилотажем, однако ее упрощенный вариант, 16-дольная мишень, тоже обеспечивает более чем наглядный результат, поэтому вполне пригодна.

Проверка боя под присмотром наставника

Мое ружье, как вы помните, спортивное, поэтому знакомиться с его характером я собираюсь с помощью спортивных же патронов. Как известно, в классических видах стендовой стрельбы, ските и трапе, разрешается использовать боеприпасы с дробью не крупнее № 7.5 и навеской не более 24 г. Именно такие я и намерен применить.
Из всего ассортимента патронов, представленных в продаже в магазинах нашего города (а это довольно много брендов, среди которых есть и американские, и европейские, и отечественные), для первой стрельбы из моего нового «Фабарма» я выбираю испанские патроны RIO. Выбор очевиден: это, пожалуй, самый популярный боеприпас и у серьезных спор тсменов-стендовиков, и у несерьезных любителей; бывает, после какого-нибудь турнира всю стендовую площадку устилает ковер из характерных синих гильз. Вдобавок продаются они в той же торговой сети, что и ружья Fabarm — так что мне полагается скидка (ее я тут же превращаю в дополнительные патроны — и все довольны).

Были времена, когда выбор патронов RIO для стендовой стрельбы и спортинга сводился лишь к выбору из их единственной спортивной линейки Target Load боеприпаса с нужным номером дроби (№ 7.5 или № 9) и ее желаемой навеской (24 г либо 28 г). Однако несколько лет назад ситуация изменилась (и одновременно усложнилась).

Star Team EVO — первенец из чемпионской линейки патронов RIO

Сначала в продаже появились патроны под названием Star Team EVO. Прирост в цене примерно на треть сопроводительная информация объясняла тем, что новые патроны представляют собой профессиональные боеприпасы для завоевания соответствующих наград и имеют увеличенную начальную скорость вылета дроби (что, по-видимому, должно было обеспечивать лучшую резкость боя). Внешне новый боеприпас отличался другим цветом пластика гильзы и более высокой юбкой. Кое-кто из моих знакомых, а с ними и я, раз или два пытались провернуть «ход конем», выбирая для стрельбы на турнирах новые патроны. Какой-либо ощутимой пользы это, впрочем, не принесло: дробь из нового боеприпаса, если стрелок попадал, била тарелки не хуже, но и не лучше прежней, а в случае промаха тарелочка одинаково гордо улетала вдаль. Что касается начальной скорости, то в описаниях патронов на страничках интернет-магазина эксклюзивного дистрибьютора и для старого образца, и для нового было указано одно и то же значение в 410 м/с. Вот и думайте.

Ресивер ружья внутри

Весной этого года линейка патронов RIO Star Team EVO значительно расширилась: добавились патроны Star Team EVO Platinum и Star Team EVO Training. Агентурная разведка раздобыла официальную версию происходящего: оба выпускает совсем недавно запущенная на фабрике компании Maxam отдельная линия. Обособленное производство новых спортивных патронов было затеяно с целью обеспечить их повышенные потребительские качества за счет более тщательной сборки боеприпасов из более однородных компонентов.

О флагмане линейки — патроне Platinum — отдельно было сказано, что создавался он в сотрудничестве с ведущими спор тсменами, неоднократно проверявшими на прочность пьедесталы мировых соревнований. Снаряжается этот боеприпас никелированной дробью, то есть гораздо более твердой по сравнению с обычной свинцовой, и специально разработанным порохом, делающим выстрел более мягким при одновременном сохранении высокой начальной скорости. Также используется пыж-контейнер особой конфигурации, снижающий отдачу (подобным, насколько я могу припомнить, всю жизнь хвастались конкуренты из Baschieri&Pellagri). Да и выглядит Platinum весьма впечатляюще (ну, иначе оправдать полуторную цену вряд ли выйдет) — высокая никелированная юбка и полупрозрачный голубой пластик, сквозь который видны серебристо отсвечивающие дробинки. не патрон, а Шарлиз Терон; может, тарелки будут рассыпаться даже без выстрела? Ну, это мы проверим.

Star Team EVO — первенец из чемпионской линейки патронов RIO

Второй новичок, патрон Training, внешне ничем не примечателен: единственное его отличие от старого испытанного Target — другая надпись на гильзе. Одинакова и розничная цена, что сразу вызывает у некоторых особо нервных потребителей (давно привыкших видеть в каждой стремящейся заработать прибыль коммерческой структуре районный филиал ада) ряд подозрений. И можете не сомневаться — проходит не более недели, как в профильных Facebook-группах начинают плодиться заголовки типа: «Измена! Поставщик продает старые патроны в новых коробках!».

Казенная часть блока стволов с подствольными крюками

Попытки достучаться до затуманенных классовой ненавистью умов с помощью логических построений большого эффекта не дают. Поэтому — какая разница, сколько времени придется провести на стрельбище, если мне это нисколько не надоедает, — я решаю существенно расширить первоначальный план эксперимента. Проще говоря, тестирование моего нового ружья будет проведено не каким-то одним спортивным патроном RIO, а семи их четырьмя видами, представленными в продаже.

Целых два эксперимента вместо одного — в условиях карантина и самоизоляции лучше развлечения не придумаешь.

Игра сужений

Стрельба по 16- либо 100-дольным мишеням, как известно, дает представление о кучности боя конкретного ствола с конкретным сужением конкретным патроном. Дополнительно можно определить степень равномерности осыпи и величину сгущения ее к центру. Еще одной из характеристик дробового выстрела является резкость, которая определяется глубиной проникновения дробинок в преграду. Кроме того, при больших настрелах (а спортивная стрельба именно такие и предполагает) одним из достаточно значимых, пусть и не самых главных, критериев является характер отдачи. Спортивные навески невелики, а ружья, как правило, довольно увесисты; но все же резкая отдача при больших настрелах приведет к повышенной утомляемости стрелка, а это непременно скажется на его результатах.

Набор сменных дульных сужений невелик, но все основные задачи перекрывает

Исходя из этого, идеальным боеприпасом для спортивной стрельбы из конкретного ружья, по всей видимости, будет патрон, обеспечивающий хорошую кучность с равномерным распределением дроби при не слишком большом сгущении к центру, отличную резкость, которая позволит уверенно поражать дальние и угонные мишени, а также довольно мягкую отдачу. Отталкиваясь от этих требований, мы и попытаемся сравнить все четыре типа выбранных патронов — попутно с изучением способностей моего нового замечательного ружья.

Остаток дня проходит в неторопливой стрельбе. Вернее, неторопливо стреляю я сам, в перерывах между выстрелами неторопливо меняя сужения, а мой бессменный помощник, сообщник и просто лучший друг (28 лет стойко терпеть все мои закидоны — именно это и называется true grit) Роман практически непрерывно и в очень бодром темпе крейсирует между мишенным щитом и галереей, где мы сложили все пожитки, снимая отстрелянные мишени и вешая и подписывая новые. Должно быть, он рад, что в комплект поставки моего «Фабарма» входят всего четыре сменных сужения — а не восемь, как у спортивных моделей Caesar Guerini.

Отстрелянные мишени мы скручиваем в рулон. Теперь у меня будет чем заняться дома, если вдруг надоест любоваться моим потрясающим новым ружьем.

Пока напарник спит

Следующий выезд — на круглый стенд. Тут уже ничего прикалывать и подписывать не нужно, а запуском тарелок в небо занимается специальный оператор. Довольный Роман остается дремать в машине, а я с «Фабармом» на плече и ящиком с разноцветными коробками под мышкой иду на первый номер. Мои успехи на круглом стенде (как, впрочем, и на траншейном, и на площадках для компак-спортинга) пока еще слишком скромны и нестабильны, поэтому стрелять олимпийскую серию из 25 мишеней — да еще и с синхронными дуплетами, — я пока не отваживаюсь. Для таких горемык существует так называемая охотничья серия — с каждого из семи периферийных номеров стреляется по две мишени (первая всегда подается из «голубятни» на левом крае стенда, вторая — из «собачьей будки» на его правом крае), а 15-я мишень повторяет ту, по которой стрелок впервые промахнется, и стреляется с того же самого места. Если же стрелок поражает все 14 мишеней без промахов, то 15-ю он стреляет либо с того номера, с какого сам захочет, либо с какого-то номера по умолчанию — этого я точно не знаю, потому что поразить первые 14 мишеней без промахов у меня пока не получалось. Будем надеяться, что теперь получится — с помощью моего славного «Фабарма».

Священный ритуал продувки стволов — не факт, что помогает, но к выполнению обязателен

Прохожу серию. Потом еще одну. Судя по всему, грохот выстрелов спать моему другу совершенно не мешает, поэтому я опять наполняю патронами карманы и продолжаю стрелять. Конечно же, абсолютного чуда не происходит — полностью избежать промахов мне не удается (я даже умудряюсь дважды промазать по угонным мишеням на крайних номерах — по угонным, Карл!..). Тем не менее со второй серии я отмечаю уже некоторую стабильность — по мере привыкания к балансу ружья поводка становится более равномерной, и дурацких ошибок вроде «обогнал, а потом остановился подождать» я уже почти не делаю. Еще я замечаю, что теперь отрывать голову от гребня приклада мне совершенно не хочется — не зря же наставник регулировал положение щеки. В итоге третью серию я заканчиваю с результатом 12/15 (и вторую, кстати, тоже). Тут, конечно, еще пахать и пахать — но это на одну мишень больше, чем получалось раньше из чужого оружия. Прогресс? Хочется верить.

Теперь займемся сбором ощущений. Занимаю позицию на четвертом номере и прошу оператора подавать строго мишени из «голубятни»; слева направо мне вести легче, поэтому попробую бить их ближе к середине траектории, а не в конечной фазе. Каждые 10 выстрелов меняю патроны — сначала обычные Target из синей коробки, потом Star Team EVO первого поколения, за ними — новые Star Team EVO Training, и на закуску — Platinum. Теперь нужно немножко посидеть на лавочке — спине нужно передохнуть. У меня в ней прячется какая-то проблемка с дисками (а у кого из тех, кому за 40, не прячется?), и поэтому долго сохранять вертикальное положение я не очень люблю. А еще из-за этого равномерно вести мишени справа налево у меня получается хуже — обычно я их либо перегоняю, либо слегка обзаживаю. Поэтому на отработку подач справа я обычно трачу раза в полтора больше патронов. И, кстати, уже давно заметил, что многократные скручивающие движения корпусом в противоположных направлениях при поводке спине однозначно на пользу. Так что джентльменам с остеохондрозом прямая дорога на круглый стенд.

Остаток боеприпасов, чередуя их типы, отстреливаю по мишеням, стартующим из «будки» (на седьмом номере кажется, что тарелочка вылетает у тебя из-под правого локтя, и меня это неизменно веселит). Вроде бы прогресс наблюдается и тут, но уже чувствуется усталость — «Фабарм», созданный для спортивной стрельбы, чуток потяжелее всех ружей, из которых мне доводилось стрелять прежде. Я бы уже давно закончил (тем более что и Роман уже проснулся и показывает знаками из-за ограждающего стенд заборчика, что пора ехать обедать), но хочется же уловить разницу в поведении патронов при выстреле. Хотя я уже понимаю, что на этот вопрос мне однозначно ответить не удастся. Возможно, чувствительности моего довольно массивного организма не хватает, чтобы определить разницу в характере отдачи боеприпасов, снаряженных всего-то 24 г дроби; как по мне, так отдача моего ружья во всех четырех случаях совершенно не раздражает — стрелял бы и стрелял. А возможно, что эта разница и на самом деле ничтожна — может же такое быть?

Резкие, как…

Финальный, третий выезд на полигонные испытания удается осуществить только через неделю — издержки режима карантина, ничего не поделаешь. Да, собственно, и сделать-то осталось совсем чуть-чуть. С параметрами осыпи разобрались целиком и полностью, с отдачей вроде бы тоже. Что еще можно испытать? Ну да, разве что резкость.
На самом деле резкость боя — характеристика очень важная; применительно к спортивной стрельбе она определяет разницу между простым попаданием дробинки в тарелочку и ее гарантированным разбитием. А на десерт эту часть эксперимента я оставил только потому, что в ходе предыдущих этапов резкость всякий раз исследовалась попутно. В первый выезд на отстрел рулона 16-дольников я еще пострелял и по хрестоматийным сосновым дощечкам; на стенде же я стрелял по угонным мишеням, специально отпуская их подальше. В обоих случаях оказывалось, что с резкостью у всех четырех типов спортивных патронов RIO все в порядке: и дробинки проникали в дерево на положенное количество своих диаметров, и тарелки раскалывались на части уже над самой оградой площадки стенда. Вот только выяснить хотелось совсем не это.

Все спортивные патроны RIO хороши, и каждый из них — по-своему

Как определить, какой из нескольких типов патронов более резкий? И как получить наглядный результат, если боеприпасы, по сути, практически одинаковы? Очевидно, что испытывать их нужно на пробитие какой-нибудь преграды — но какой? В случае обычных деревянных дощечек наглядной разницы получить не удается — сама величина глубины внедрения слишком незначительна. Глянцевые журналы? Та же самая проблема. Баллистический гель? Да где ж его взять… Пластилин? Так он непрозрачный — поди пойми, где там дробинки остановились. Листовой пенопласт? Теоретически может подойти — вот только строительные магазины в карантин не особенно-то и работают.

В итоге я обхожусь гофрокартоном от упаковочных коробок — он достаточно толстый, однако не слишком плотный. Я подбираю листы одинаковой толщины, вырезаю из них куски нужного размера и склеиваю их стопками. Каждая такая стопка в толщину имеет примерно 3 см — думаю, этого хватит, чтобы задержать дробинки № 7.5 с расстояния, скажем, в 50 м. Стрелять буду с дульным сужением «9» — нужно, чтобы в картонную мишень прилетело достаточное для статистической достоверности количество дробинок. В каждую стопку я буду стрелять по разу патронами двух типов, отмечая, где какие пробоины; тот боеприпас, чья дробь проникнет глубже, выйдет в финал — в котором и определится абсолютный чемпион. По крайней мере, очень хочется верить, что идея сработает. И она срабатывает!

Не прощаемся

Наша испытательная программа подошла к логическому завершению; под «нами» я подразумеваю четыре типа спортивных дробовых патронов RIO, мой великолепный Fabarm Elos N2 Sporting и его счастливого и гордого владельца. Хочется, конечно, добавить в эту суровую мужскую компанию несколько медалей. Мне лично совершенно неважно, из какого металла они будут сделаны — лишь бы не из бронзы и серебра. Думаю, мой «Фабарм» с удовольствием мне в этом поможет.

СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАНА В № 2 ЗА 2020 ГОД

Комментировать

https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2019/12/logo-black.png

Подробно о настоящем мужском увлечении.