БоеприпасыНарезноеНаш тестДвадцать друзей «Аншутца»

Вообразите, что с помощью некоего крутого колдовства вам удалось убрать из винтовочного выстрела (ну ладно, снизить до возможного предела) все сопутствующие — и, как правило, раздражающие — эффекты, которые никак не относятся к попаданию в цель. Попросту говоря, представьте себе выстрел без отдачи, без грохота и дульной вспышки, без увода ствола с линии прицеливания — а в идеале и вовсе такой, когда удается увидеть сам миг попадания пули в цель. Пофантазируем еще немного: представьте, что попутно удалось снизить...

Вообразите, что с помощью некоего крутого колдовства вам удалось убрать из винтовочного выстрела (ну ладно, снизить до возможного предела) все сопутствующие — и, как правило, раздражающие — эффекты, которые никак не относятся к попаданию в цель.

Попросту говоря, представьте себе выстрел без отдачи, без грохота и дульной вспышки, без увода ствола с линии прицеливания — а в идеале и вовсе такой, когда удается увидеть сам миг попадания пули в цель. Пофантазируем еще немного: представьте, что попутно удалось снизить себестоимость выстрела (она же — розничная цена патрона в оружейном магазине) до возможного минимума и одновременно сделать ресурс ствола практически бесконечным. Еще пусть наш воображаемый боеприпас станет широко распространенным, чтобы стрелок не зависел от конкретного поставщика в частности и ситуации на рынке в целом. И, наконец, пусть остающаяся после выстрела стреляная гильза в силу каких-либо своих параметров либо их совокупности совершенно не годится для последующей перезарядки — чтобы стрелок в процессе своего занятия мог совершенно о ней не думать.

То, что останется в результате, представляет собой саму суть стрельбы: у вас в руках винтовка, а вон там расположена цель, и ничто больше не имеет значения. Магистр Йода заплакал бы от счастья. Теперь для того, чтобы поражать цель всякий раз, как того захочется, вам осталось только навести порядок в собственном сознании (и еще, конечно, учесть ветер). На востоке подобное называют просветлением. Но тот, кто понимает в пулевой стрельбе, знает, что это называется .22 LR.

Маленький, но длинный

Удивительное дело — из тех, кто хоть раз в своей жизни стрелял из оружия этого калибра, нету, пожалуй, ни одного, кто относился бы к патрону.22 LR равнодушно. Есть, разумеется, такие, кто скептически воспринимает его размеры, мощность и поражающее действие; однако гораздо больше тех, кто при виде этих маленьких, слегка напоминающих в профиль рождественскую елочку, патрончиков с блестящей гильзочкой и выпирающей из нее круглоносой пулькой, неизменно приходит в благодушное настроение. Действительно, каких только калибров нет на свете, но .22 LR — уникальный и единственный в своем роде.

Как известно, современные высокоразвитые homo sapiens числят в далеких предках мохнатых и некультурных питекантропов. Вот и патрон .22 LR, прежде чем превратиться в то, что мы так любим и ценим, миновал несколько промежуточных стадий своего развития. Началось все с французского оружейника Николя Флобера, который еще в 1845 г. подверг обычный ружейный капсюль переделке, получив в итоге первый образец тонкостенной гильзы с закраиной, в которой размещался капсюльный состав. Заткнув полученную гильзу круглой пулькой, Флобер получил патрончик, названный BB Cap (англ. bulleted breech cap — дословно «казнозарядный колпачок с пулей»).

«Двадцать второй Интернационал»: патроны этого калибра выпускаются практически во всем мире

ВB Cap использовался исключительно для развлекательной стрельбы — крайне сомнительно, чтобы его мощности хватило бы для охоты даже на волнистых попугайчиков. Для преодоления этого недостатка нужна была гильза, способная вмещать, помимо капсюльного состава, еще и хоть какой-то пороховой заряд. В 1854 г. появился патрон, впоследствии получивший наименование .22 Short. Его гильза длиной 10,7 мм вмещала 4 грана дымного пороха и снаряжалась свинцовой пулей конической формы массой 29 гран. Примечательно, что изначально .22 Short предполагалось использовать для самообороны. Как бы то ни было, этот боеприпас, считающийся самым древним из существующих и поныне унитарных патронов, продолжает выпускаться и использоваться — сейчас, правда, преимущественно для спортивной стрельбы.

В 1871 г. .22 Short «магнумизировали», оставив пулю прежней, но увеличив длину гильзы до 15 мм, а пороховой заряд — до 5 гран. Полученный патрон назвали, натурально, .22 Long.
И, наконец, в 1887 г. инженеры американской оружейной фирмы J. Stevens Arms&Tool Company создали .22 Long Rifle — самый известный и распространенный патрон современности. Гильза длиной 15 мм от .22 Long была снаряжена таким же 5-грановым зарядом дымного пороха и новой пулей массой 40 гран. Новый боеприпас удачно сочетал в себе низкую цену, крайне незначительные отдачу и шум выстрела и отличную кучность, поэтому стал весьма популярен — настолько, что вскоре его крупносерийный выпуск ос воил один из патронных гигантов того времени — Union Metallic Cartridge Company из Бриджпорта, штат Коннектикут, США. Сегодня же, спустя более 130 лет с момента своего появления, патрон .22 LR выпускается производителями всего мира и пользуется заслуженным почетом даже в самых удаленных его уголках.

Досье на «Лонг Райфл»

В системе обозначений, основанной на метрических единицах (и слепой вере, что гильза характеризуется только длиной), патрон .22 LR носит обозначение 5,6х15R. Вот только тут 5,6 мм — это одновременно поперечный диаметр и пули, и гильзы. В собранном патроне пуля выглядит так, как выглядела бы Ким Кардашьян, попытайся она запихнуть самую выдающуюся часть своей анатомии в юбку-карандаш, одолженную, например, у Твигги. Нетрудно догадаться, что при изготовлении патронников под этот калибр нормативным параметром является вовсе не длина самой гильзы, как обычно, а расстояние от ее донца до участка оживальной части пули, соответствующего началу нарезов ствола. Отсюда следует, что указанные 15 мм в случае .22 LR совсем не обязательно являются канонической длиной гильзы — и действительно, некоторые варианты снаряжения этого патрона (как правило — высокоскоростные с омедненной пулей уменьшенной массы) могут похвастаться чуть более длинной гильзой. Впрочем, такое встречается довольно редко.

Colt Woodsman Дж. М. Браунинга (слева) и «МЦ» М. В. Марголина, оба калибра .22 LR — первые пистолеты в карьере большинства професси ональных спортсменов США и бывшего СССР

Большинство патронов .22 LR снаряжаются безоболочечной свинцовой пулей с носовой частью округлой формы (англ. LRN — Lead Round Nose, то есть «свинцовая круглоносая»). Масса такой пули обычно составляет 40 гран (2,59 г), что является своего рода стандартом для этого калибра. Однако это вовсе не единственный вариант снаряжения — в .22 LR встречаются пули и тяжелее, и легче. Также, помимо обычных пуль LRN, в патронах этого калибра используются пули типа HP (Hollow Point) с углублением в носике, предназначенным для повышения экспансивного действия. Кроме того, встречаются омедненные пули обоих упомянутых типов — как правило, ими снаряжаются боеприпасы повышенной мощности с более высокой начальной скоростью пули; омеднение в этом случае предназначено для того, чтобы при разгоне пулю не срывало с нарезов.

Пистолет High Standard HDM (годы службы 1942-1951) — легендарное оружие тайных операций

Что касается начальных скоростей пуль, типичных для .22 LR, то обычно они лежат в районе скорости звука в воздухе — то есть примерно 330-340 м/с. У некоторых патронов начальная скорость пуль специально снижена; такие боеприпасы именуются Subsonic (то есть «дозвуковые») и предназначены для использования с надульными либо интегрированными глушителями. Стрельба «сабсониками» калибра .22 LR — это, образно, говоря, высшая степень просветления; звук выстрела тут отсутствует как таковой, и стрелок может расслышать только легкий металлический «цик!» в момент, когда ударник сминает закраину гильзы, и через долю секунды — не менее легкий «шлеп!», донесшийся со стороны мишени, в которую угодила пуля. Иногда дозвуковые боеприпасы .22 LR снаряжаются пулями увеличенной массы — 45 или даже 60 гран; это делается для компенсации проигрыша в энергетике, обусловленного уменьшенной скоростью (фанаты калибра, используя аналогию из мира крупнокалиберных патронов центрального боя с тяжелыми пулями, рассчитанными на крупного зверя, ласково называют такие варианты .22 LR «стопперами»). У других патронов (иногда это сопровождается применением пуль уменьшенной массы — 38, 36, 32 грана, а то и меньше — и зачастую использованием пуль типа HP) начальная скорость пуль, напротив, существенно увеличена; например, у патрона Velocitor фирмы CCI начальная скорость 40-грановой пули составляет 437 м/с, а патрон Stinger этого же производителя разгоняет 32-грановую пулю аж до 500 м/с. Такие боеприпасы позиционируются как охотничьи — в случае охотничьего применения, как известно, запас энергии лишним не бывает. Но и это еще не все: встречаются патроны .22 LR, снаряженные, как это ни удивительно, не пулей, а… дробью! Такое, правда, большая редкость: один дробовой .22 LR удалось найти в ассортименте уже упоминавшейся фирмы CCI, другой делает известнейшая компания Federal. Каждый из них снаряжен дробью № 12 (диаметр дробинки — 1,25 мм), масса же навески составляет 31 гран (2,0 г) у патрона CCI и 25 гран (1,62 г) — у Federal. Понятное дело, что с такими характеристиками об охоте на пернатых можно только мечтать, и производители это прекрасно осознают — каждый из этих боеприпасов предназначается для отстрела мелких грызунов, переносящих инфекции, то есть мышей и крыс.

Поиграем мускулами

Помимо воспитания будущих джедаев — то есть обучения новичков базовым навыкам стрельбы и дальнейшего совершенствования стрелкового мастерства, — патрон .22 LR широко применяется в спортивно-соревновательной стрельбе; таким количеством заработанных драгметаллов, оформленных в виде медалей разнообразных соревнований, первенств и чемпионатов, включая Чемпионаты мира и Олимпийские игры, не может похвастаться, пожалуй, никакой другой боеприпас. Однако этим применение .22 LR отнюдь не исчерпывается.

Из-за конфигурации пули длина гильзы
.22 LR может варьироваться, когда это нужно

Как и у всякого патрона, первостепенной задачей .22 LR является поражение цели — а цели бывают не только бумажными или картонными. Как это ни удивительно, .22 LR является рекордсменом и на охоте — известно, что по числу добытой дичи он опережает все остальные боеприпасы (первенство это, по всей видимости, обеспечивается миллионами добытых из оружия этого калибра сусликов, белок и прочих хомячков). Но известны случаи успешной добычи этим патроном и более крупной дичи — вплоть до копытных; например, в 1953 г. в США был официально задокументирован случай удачной охоты с .22 LR на медведя гризли. Однако здесь нам благоразумно следует остановиться, поскольку охотничье законодательство Украины отводит этому па трону применение лишь по боровой дичи, запрещая использовать его при охоте на копытных и пернатую дичь.

Следует упомянуть и об успешном опыте использования оружия под патрон .22 LR полицейскими и военными — и, конечно же, описать несколько самых любопытных образцов такого оружия. Очень часто этот патрон применяется для отработки навыков стрельбы с применением так называемых «конверсионных комплектов», превращающих пистолет (чаще) либо штурмовую винтовку более мощных и крупных калибров в оружие под патрон .22 LR. Подобные конверсионные комплекты давно и успешно выпускаются для пистолетов Colt 1911, Glock, SIG Sauer и других, а также для винтовок семейства AR-15. Нечто похожее, имеющее вид вкладных стволиков, встречается и для использования совместно с гладкоствольными переломными ружьями.

Условно охотничья винтовка Anschutz 1416 D калибра .22 LR с условно охотничьим же оптическим прицелом Nightforce SHV 5-20×56

Что касается полноценного оружия, то тут, конечно же, следует отметить разнообразные высокоточные винтовки с интегрированными либо съемными глушителями, используемые спецподразделениями всего мира для решения вспомогательных задач. Сюда же следует отнести и многочисленные модели бесшумных пистолетов — например, культовый High Standard HDM с интегрированным глушителем, широко использовавшийся в период Второй мировой войны и послевоенные годы офицерами американского Управления Стратегических Служб (будущего ЦРУ) для всяких темных дел. В настоящее же время пистолет Ruger Mk II сходной конструкции для похожих задач используют операторы легендарного подразделения US Navy SEAL.

Участники теста от компании Hornady — патроны серии Varmint Express с обычными (справа)
и омедненными пулями

Напоследок упомянем одну из самых интересных разработок этого калибра. Американский оружейный конструктор Ричард Джей Касулл в 1960-х явил миру American-180 — внешне похожий на знаменитый «томми-ган» пистолет-пулемет калибра .22 LR. Боепитание American-180 осуществлялось из дисковых (устанавливаемых поверх ресивера, как у советского ручного пулемета ДП-27) магазинов емкостью 165, 177, 220 и 275 патронов, темп стрельбы составлял 1200 выстрелов в минуту. Как показали испытания, поражающий эффект нового пистолета-пулемета, несмотря на крайне незначительную мощность боеприпаса, был поистине жутким — 40 свинцовых пулек, вылетающих из ствола каждую секунду, наносили чудовищные раны, а при стрельбе по твердым преградам с легкостью крошили даже бетон. Впрочем, большого распространения American-180 все же не получил — на вооружение его принял только Департамент исправительных учреждений штата Юта, так что общее количество выпущенных образцов составило менее 10 тыс. единиц. Впрочем, полуавтоматические версии этого страшилища выпускаются и до сих пор компанией E&L Manufacturing из штата Орегон.

Винтовки мечты

Какие бы удивительные образцы служебного и боевого оружия под патрон .22 LR ни встречались в мире, все же они не сумеют отвлечь нас от главного — того, что этот боеприпас в первую очередь ассоциируется со стрельбой из точных винтовок. Самые лучшие винтовки калибра .22 LR в мире выпускает германская компания J.G. Anschutz GmbH & Co. KG (далее — Anschutz). Это совершенно очевидно и не вызывает никаких сомнений (как и то, например, что Земля вращается вокруг Солнца, а Джимми Хендрикс — величайший рок-гитарист всех времен). То есть да, конечно, инженеры германских же компаний Carl Walther, Weihrauch и Feinwerkbau, финно-итальянцы из Sako/Tikka, чехи из Ceska Zbrojovka и даже заносчивые представители российского Ижевска могут при этом закатывать глаза и всячески демонстрировать несогласие, но факт остается фактом — король может быть только один.

Началось все в 1856 г., когда Юлиус Готтфрид Аншутц, потомственный оружейник, чьи предки начали заниматься этим бизнесом аж в 1563 г., основал в городе Целла-Мелис, Тюрингия, оружейное производство имени себя. Вначале это была скромная семейная мастерская, где ремонтировались охотничьи и спортивные ружья и пистолеты. Чуть позже Аншутц начал самостоятельно выпускать винтовки под патроны Флобера — это оружие в те времена было очень популярным в сельских районах Германии, поскольку фермеры и садоводы использовали его для отстрела и отпугивания всякой нахальной пернатой мелочи, наносящей вред урожаю. Благодаря качеству изделий дела у компании скоро пошли в гору, и в 1896 г. штат работников составлял уже 76 человек. Разумеется, к тому времени мастерская Anschutz переехала в новый, куда более просторный цех и стала называться фабрикой Anschutz.

Затвор и магазин извлечены
Совершенство в деталях: затвор и магазин извлечены, рычажок предохранителя — в положении «Огонь»

В начале XX в. сыновья Юлиуса Готтфрида Отто и Фриц, обучавшиеся ремеслу с самых юных лет, сумели расширить семейное дело и вывести его на новый уровень. Будучи сами ув леченными стрелками-спортсменами, братья старались воплощать все новые идеи оружейной промышленности в изделиях собственной фирмы. По традиции, большое внимание уделялось разработке и совершенствованию оружия под патрон кольцевого воспламенения, а также пневматического. В конце 1930-х на фабрике работало уже более 500 человек, а само название семейной компании уже прочно ассоциировалось с высококачественным спортивным оружием. Однако начавшаяся вскоре война поломала все планы. В годы Второй мировой фирме пришлось отрабатывать правительственные заказы — на изготовление ресиверов винтовок «Маузер-98», деталей реактивных снарядов и ракет, другой военной продукции. Вследствие этого спустя год после капитуляции Германии и окончания войны фирма, оказавшаяся в советской оккупационной зоне, была национализирована, производственные мощности демонтированы и вывезены, а тогдашний глава компании Рудольф Аншутц принудительно отправлен на исправительные работы. Казалось бы — конец истории; но не тут-то было.

В 1950 г. фирма возобновила трудовую деятельность — Рудольф Аншутц перенес производство в город Ульм на юге ФРГ; там компания базируется и по сей день. Фабрика была восстановлена, курс на создание спортивного оружия был продолжен — и вскоре случился давно ожидаемый прорыв. В 1953 г. миру была представлена спортивная винтовка Anschutz Match 52. За последующие несколько лет эта и другие винтовки компании собрали целую гору наград и призов на соревнованиях по всему миру, принеся старому семейному предприятию мировую славу и известность — а с ними и огромный спрос на продукцию.

В настоящее время знаменитую компанию возглавляет прямой потомок Юлиуса Готтфрида — Йохан Аншутц. Ежегодно фирма производит около 15 000 ружей и винтовок, из них около 300 единиц — это оружие для биатлона, в производстве которого Anschutz практически является монополистом, поскольку обеспечивает своей продукцией более 95% мирового рынка. Несмотря на разнообразные политические и экономические сложности последних десятилетий, компания отказалась от переноса производства в регионы с более дешевой рабочей силой и остается в Ульме (от чего обитающие в том же Ульме их прямые конкуренты, фирма Carl Walther, наверняка просто в восторге). На решение Йохана Аншутца не покидать родные стены отчасти повлияло и то, что Ульмский орган по контролю качества и сертификации производства считается одним из самых злобных и придирчивых во всей Германии — таким образом, как справедливо заключил Йохан, клеймо Ульмского контролирующего органа будет служить еще одним бесспорным доказательством качества продукции Anschutz.

Помимо качества продукции, компания Anschutz гордится тем, что по-прежнему остается семейным предприятием. У Йохана Аншутца и его супруги Эльке трое детей — сыновья Тим и Макс и дочь Нина; это уже шестое поколение славной оружейной династии — и кто-то из них наверняка в будущем станет главой знаменитой фирмы Anschutz.

Моя борьба

С винтовками Anschutz мне довелось лично познакомиться более 15 лет назад. В те времена я, по сути, только начинал ориентироваться в мире пулевой стрельбы и точных винтовок. Винтовка калибра .22 LR, впрочем, не стала ни первым моим нарезным оружием, ни даже вторым; желание обзавестись ею пришло ко мне уже после определенного опыта владения матчевыми винтовками центрального боя. В оружии под малокалиберный патрон кольцевого воспламенения меня подкупали значительно меньшие отдача и грохот выстрела (одной из тогдашних моих винтовок была Remington 700 калибра .300 Win Mag — сами понимаете), совершенно ничтожная цена патрона, а также практически полное отсутствие хоть сколько-нибудь близко расположенных коммерческих стрельбищ с дистанциями более 100 м. Самому же мне хотелось иметь возможность полностью абстрагироваться от отвлекающих факторов и сконцентрироваться на самой сути стрельбы; в общем, все, как и сказано в предисловии к этой статье.

Ассортимент оружейных магазинов в те времена был невелик. Длинноствольное оружие калибра .22 LR было представлено несколькими чешскими винтовками и еще российскими ТОЗ-78 и «Соболем» (эти следовало осматривать очень аккуратно — иначе запросто можно было серьезно пораниться). Ни те, ни другие и близко не походили на то, что меня интересовало; мне же хотелось такую штуку, чтобы после каждого выстрела коротким движением перезаряжать затвор — ну, как у биатлонистов на Зимних олимпийских играх.

Боевая личинка затвора
Боевая личинка затвора: обратите внимание на двойной экстрактор и расположение отверстия канала ударника

Интернет в те времена уже вовсю работал, и пользоваться «Гуглом» я кое-как умел. Так началась долгая эпопея поисков, сбора информации, анализа мнений и отсеивания откровенного бреда — завершившаяся тем, что я наконец стал счастливым и гордым единоличным обладателем винтовки Anschutz 64R (привезенной в Украину, что называется, тайными тропами по моему персональному заказу после 100%-ной предоплаты двойной цены). Попутно же я узнал, что из винтовок этой фирмы, по самым скромным оценкам, стреляет не менее трети всех серьезных спортсменов наших дней — причем очень часто обладатели Anschutz занимают весь пьедестал почета на состязаниях. Также я выяснил, что вся продукция фирмы делится на три основные категории: Target Line (куда входят самые точные винтовки калибра .22 LR — однозарядные, используемые для стрельбы олимпийских дисциплин), Biathlon Line (винтовки для биатлона — с кривошипно-рычажным затвором и с классическим продольно-поворотным) и Hunting Line (охотничьи винтовки под патроны кольцевого воспламенения и центрального боя). Массу интересного я почерпнул и из технической документации на сайте компании — об устройстве затворных групп Match 54 и Match 64, настройке прецизионных спусковых механизмов, диоптрических прицелах, ассортименте приобретаемых опционально принадлежностей и комплектующих и т.п.

С тех пор прошло полтора десятка лет. И вот в этом сезоне я снова держу в руках Anschutz — теперь их можно выбрать, осмотреть и приобрести безо всяких ухищрений, просто посетив нужный магазин.

К нам приехал, к нам приехал!..

Что-то меняется, что-то остается неизменным… Например, винтовки Anschutz под патроны кольцевого воспламенения (15 лет назад мало кто слышал о .17 HMR, теперь же без него никуда) по прежнему считаются наилучшими «мелкашками» в мире, и это откровенно греет душу — должно же быть в мире хоть немножко стабильности. Неизменно и качество изготовления металлических и деревянных частей, а также их взаимная подгонка и врезка — сразу становится понятно, что это делал немец, причем не какой-нибудь безбашенный фанат Einsturzende Neubauten (или, чего доброго, бесполый поклонник Tokio Hotel), а одетый в костюм-тройку с галстуком, заколотым булавкой, седовласый герр с бисмарковскими усами, моноклем и под аккомпанемент бессмертного Вагнера.

Ресивер с УСМ, шахтой магазина, затвором и оптикой
«Железо» винтовки: ресивер с ударноспусковым механизмом, шахтой магазина, затвором и оптикой, установленной на рельсу типа «ласточкин хвост»

А вот модельный ряд компании за эти годы существенно изменился и расширился. Серию Hunting Line теперь не узнать — если во времена моей молодости большинство охотничьих моделей составляли винтовки под патрон кольцевого воспламенения, а из всех существующих калибров центрального боя фирма изготавливала оружие только под .22 Hornet и .222 Remington, то теперь ситуация изменилась кардинально. Группу малых калибров центрального боя дополнили винтовки под .204 Ruger, .223 Remington и — только представьте себе! — 4,6х30 мм (да-да, то самый патрон от «Хеклера» MP7, конкурент бельгийского 5,7х28 мм). Помимо этого, теперь Anschutz выпускает и винтовки более крупного калибра — под патроны .243 Win, 6,5 мм Creedmoor, .300 AAC Blackout, .308 Win, .30- 06, 8×57 JS и даже 9,3×62! Изменилась и линейка относимых к охотничьей группе винтовок под патрон .22 LR. Немалый интерес представляет новая модель 1761 — это даже не винтовка, а целая адаптивная система.

ВИНТОВКИ ANSCHUTZ КАЛИБРА .22 LR ВОЗГЛАВЛЯЮТ ХИТПАРАД СПОРТИВНОГО ОРУЖИЯ УЖЕ БОЛЕЕ ПОЛУВЕКА

Ее затвор имеет регулируемый болтфейс, который можно настроить под каждый из калибров .22 LR, .22 WMR или .17 HMR. Стволы же выполнены сменными: взамен ствола длиной 515 мм вы можете установить более короткий 457- мм ствол с резьбой под глушитель в дульной части, и наоборот. А еще у Anschutz 1761 есть выбор между классической охотничьей ложей и ложей типа Thumbhole с отверстием под большой палец стреляющей руки, одноступенчатый спуск может регулироваться, а нижняя часть ресивера выполнена плоской, что обеспечивает более плотный и постоянный контакт затворной группы и ложи, потенциально повышая точность стрельбы до возможного максимума. Наверняка винтовке Anschutz 1761 будет посвящена отдельная статья в одном из будущих номеров нашего журнала.

Однако сегодня речь пойдет не о ней. Мне лично предмет обсуждения давно известен, но большинство наших читателей, как и посетителей оружейных магазинов, никогда прежде не слышали о винтовках Anschutz калибра .22 LR и их удивительных способностях. Поэтому путешествие в мир Anschutz мы начнем со знакомства с винтовкой самой что ни на есть классической конструкции.

Перед вами король, мессиры!

Anschutz 1461 D G-20 — так зовут нашего героя. Теперь понятно, почему эта винтовка словно сама попросилась ко мне в руки — сердцем ее является знаменитая затворная группа Match 64, представляющая собой механизм с продольно-поворотным затвором и магазинной подачей патронов и хорошо знакомая мне по моей прежней винтовке 64R. Рассмотрим конструкцию Anschutz 1461 D G-20 подробнее. Ресивер и ствол винтовки изготовлены из хромомолибденовой стали (в широких массах именуемой «черной»). Здесь сразу следует сказать, что немецкие «черные» ствольные стали имеют привычку очень бодро ржаветь — поэтому сразу стоит запастись соответствующей химией, а также взять в привычку протирать внешние металлические поверхности масляной тряпочкой после каждой прогулки на свежем воздухе (про своевременную и тщательную чистку канала ствола после каждой стрельбы умолчу — хочется верить, что это и так понятно).

КАК ПОКАЗЫВАЕТ ОТСТРЕЛ, ДЛЯ ХОРОШЕЙ КУЧНОСТИ ПОКУПАТЬ САМЫЕ ДОРОГИЕ ПАТРОНЫ ВОВСЕ НЕЗАЧЕМ

Ствол нашей модификации имеет длину 16” (406 мм) и контур, представляющий собой, я бы сказал, промежуточный вариант между тяжелыми стволами (у Anschutz наличие тяжелого ствола маркируется дополнительным индексом HB) и традиционными охотничьими «карандашиками»; поперечный диаметр ствола у дульного среза равен 17 мм (у стволов HB, соответственно, 19 мм). Как стреляют тяжелые стволы Anschutz калибра .22 LR, мне известно не понаслышке — интересно, как себя покажет этот ствол (условно назовем его среднетяжелым). Помимо массивности, ствол для точной стрельбы обязан быть свободно вывешенным. Классический «денежный» тест наш Anschutz 1461 D G-20 проходит легко и непринужденно — собственно, в вывешенности его ствола никто и не сомневался. Продольных каннелюр для уменьшения массы и улучшения теплообмена ствол нашего «Аншутца» не имеет; оно и понятно — для того, чтобы ствол калибра .22 LR раскалился от стрельбы, требуется ленточное боепитание. Канал ствола имеет восемь правосторонних нарезов с шагом 420 мм, что является стандартным значением для калибра .22 LR. В дульной части ствола нарезана резьба 1/2”-20 UNF для монтажа глушителя, в походном положении закрываемая защитной гайкой. Затворная группа со стволом крепится к ложе винтовки двумя винтами. Ложа выполнена из натурального ореха, покрытого лаком, и имеет классическую охотничью конфигурацию с цевьем окру глой в сечении формы и выраженной полупистолетной рукояткой. Для большей надежности удержания на боковых сторонах полупистолетной рукоятки и цевья выполнена мелкая насечка. Затыльник приклада имеет небольшую толщину и изготовлен из твердого полимера. Спусковая скоба — металлическая.

Запирание затвора
Запирание затвора у винтовок калибра .22 LR обычно осуществляется его рукояткой за соответствующий вырез

Рукоятка затвора в запертом положении несколько отведена вниз и назад, для облегчения оперирования она снабжена сферическим полимерным навершием. Рычажок двухпозиционного предохранителя выведен на правую от затвора сторону и расположен так, чтобы удобно управляться большим пальцем стреляющей руки без отрыва ладони от полупистолетной рукоятки ложи.

Спусковой механизм винтовки — фирменный, модели 5094D, одноступенчатый. Усилие спуска регулируется в диапазоне от 1000 до 2000 г, на заводе же установлено усилие срабатывания 1200 г. Несмотря на мою привычку к облегченным спортивным спусковым механизмам, никаких негативных эмоций от работы УСМ нашего «Аншутца» у меня не возникает — такое впечатление, что четкость и стабильность его срабатывания при полном отсутствии свободного хода скрадывает усилие спуска. Боепитание осуществляется с помощью сменных магазинов. Магазин винтовки — однорядный
коробчатый, емкость его составляет пять патронов (опционально доступны и десятизарядные магазины, однако они существенно выступают наружу). При снаряжении магазина патронами следует иметь в виду, что боеприпасы с рантовой гильзой, к каким относится и .22 LR, в магазине должны располагаться так, чтобы закраина верхнего всегда находилась перед закраиной нижнего. Тут же отмечу, что с однорядным магазином винтовок Anschutz иначе и не выйдет.

На этом, пожалуй, все. Если же попытаться описать винтовку Anschutz 1461 D G-20 одним словом, то это слово будет «безукоризненная». Придраться тут совершенно не к чему. Придираться, впрочем, и не хочется — хочется обнять эту винтовку, прижав к груди, и баюкать как ребенка.

Постановка задачи

Постоянные читатели нашего журнала уже привыкли к описаниям тестовых отстрелов того или иного оружия, но сегодня у нас задача одновременно и сложнее, и интереснее. Исследовать на практике точностные характеристики винтовок Anschutz калибра .22 LR — это своего рода оксюморон (не говоря уже о том, что каждая из них еще с завода укомплектована отстрелочной мишенью — и какой мишенью!). Подобные испытания могут, скорее, выяснить умения стрелка — если вы не способны собрать приличную группу из «Аншутца», то виной тому исключительно неколлинеарность ваших рук. Также причина неидеальной кучности может крыться в неидеальном патроне. Думаю, вы уже догадались, чем мы теперь займемся. Патронов .22 LR на свете существует великое множество — как уже отмечалось, этот калибр относится к самым распространенным. Раз так, то свою линейку боеприпасов в этом калибре считает долгом выпускать каждый серьезный производитель; причем есть и такие патронные бренды, у которых доля .22 LR в ассортименте продукции приближается к 100%. И пусть оружейный рынок Украины пока не способен похвастаться таким изобилием, как заокеанский, но все же при выборе подходящего боеприпаса во многих калибрах у посетителей наших магазинов, что называется, разбегаются глаза. И одним из таких калибров является .22 LR — первый же визит в магазин обнаружил на прилавке целых 20 видов патронов этого калибра. Да это просто праздник какой-то!

Продолжим развивать воображение — и теперь представьте себя в роли новоиспеченного владельца какой-нибудь винтовки Anschutz в .22 LR. Жизнь уже удалась; но, согласитесь, просто держать такое оружие в застекленном шкафу на зависть всем знакомым — значит заведомо ограничивать себя в удовольствиях. Главная часть этих удовольствий ждет вас на стрельбище — и для того, чтобы окунуться в них с головой, вам осталось всего-то подобрать патрон. Тем более что производитель в мануалах к своим винтовкам говорит об этом совершенно прямо: «…боеприпасы должны быть подобраны с учетом используемого оружия». Цитата точная, можете не сомневаться.

Опытные стрелки знают, что единственным способом точно и наглядно установить, какой патрон подходит вашей винтовке наилучшим образом, является практический отстрел. Никаких других «неконтактных» методов, дающих однозначный и окончательный результат, не существует. Изнанкой точности и однозначности является то, что практический отстрел на кучность нескольких типов патронов (а точнее, как выясняется, ДВАДЦАТИ типов) — занятие долгое, кропотливое и уто
мительное. Поэтому мы займемся им сами — вам же останется лишь воспользоваться результатами.

Испытательный комплекс

С основой нашего испытательного комплекса все понятно. За прицеливание же сегодня будет отвечать оптический прицел SHV 5-20х56 от компании Nightforce Optics. Один из ведущих производителей тактических прицелов высшего класса, фирма Nightforce некоторое время назад выпустила отдельную линейку прицелов SHV, рассчитанную на менее требовательных, чем операторы разнообразных силовых подразделений и профессиональные спортсмены, пользователей. Некоторые из моделей этой линейки мы уже описывали — и постоянные читатели знают, что по качеству оптических элементов, удобству прицельных сеток и общей функциональности прицелы этой серии крайне мало уступают флагманским моделям компании, если вообще уступают. Зато по карману они бьют не так болезненно. Диаметр центральной трубы модели SHV 5-20х56 составляет 30 мм, и найти для него монтажные кольца — вообще не проблема. Вот только монтажная планка, отформованная на ресивере нашего «Аншутца», к сожалению, представляет собой не широко распространенный ныне профиль Пикатинни, а гораздо более уважаемый почитающими традиции европейцами 11-мм «ласточкин хвост». Однако решение существует — высокие кольца нужного диаметра, рассчитанные на 11- мм «ластохвост», мы находим в ассортименте продукции компании Hawke.

Стрелять мы будем из положения сидя за бетонным столом — заслуженной гордостью 100-метровой стрелковой галереи спорткомплекса «Купол». Винтовка при стрельбе будет опираться на сошки фирмы TipTop, а под приклад для большей стабильности мы подложим стрелковый «ушастый» мешок. Методология эксперимента требует, чтобы каждый новый тип патрона отстреливался из предварительно вычищенного ствола, поэтому мы берем с собой соответствующую чистяще-смазочную химию, шомпол и прочие принадлежности. Здесь следует учесть одну из тонкостей, которые нужно знать владельцу винтовки калибра .22 LR (мы будем упоминать их по ходу дела). Дело в том, что, как правило, винтовки этого калибра (и изделия культовой фирмы Anschutz тут не исключение) выдают пиковую кучность не сразу; прежде чем группы будут получаться действительно впечатляющими, ствол нужно немного (а иногда — и основательно) «запачкать». Связано это, по всей видимости, с освинцовкой канала ствола безоболочечными пулями — и выход на пиковую кучность, думается, наступает уже после того, как ствол внутри будет засвинцован равномерно и полностью. Поэтому нам сегодня понадобится не один мишенный щит, а два — на одном мы разместим зачетные мишени, которые будем менять при смене патрона, другой же целиком отведем под загрязнение ствола и предварительную пристрелку.

Винтовки Anschutz серии Target Line
Винтовки Anschutz серии Target Line — спортивное оружие магистров ордена джедаев

Погода сегодня — как по заказу; такое впечатление, что индейское лето специально затянулось подольше, чтобы мы успели провести свой масштабный эксперимент в практически идеальных для него условиях — не жарко, но и не холодно, мягкие лучи уставшего за лето солнца греют, но не слепят, а ветер, извечный коварный трикстер всех стрелков, словно задумался о чем-то, и дуновения его еле ощущаются. Вся обстановка умиротворяет, голова самопроизвольно освобождается от посторонних мыслей, сознание становится предельно собранным, а все предметы обретают четкие очертания. Как тут не вспомнить великого оружейника Джона Мозеса Браунинга, который, если верить биографам, такими же теплыми осенними вечерами со складным стульчиком и полуавтоматическим пистолетом .22-го калибра собственной конструкции любил уходить в прерию, где до самого заката предавался размышлениям, попутно постреливая по камушкам. Возможно, и мы в ходе наших стрельб наразмышляем что-нибудь полезное, кто знает?

Приступаем непосредственно к медитации. Коллега Владислав, регулярно занимающийся отстрелом на кучность всевозможных винтовок на этом самом стрельбище, занимает позицию за столом. Вся основная нагрузка сегодня ляжет на его крепкие плечи, я же буду в резерве, а также займусь, так сказать, бюрократией. Пока Влад предварительно настраивает прицел, я подписываю маркером мишени и раскладываю на соседнем столе патроны в том порядке, в каком их предстоит отстреливать. Боеприпасов мы с собой взяли 20 разновидностей от шести производителей, причем тут представлены и Старый Свет, и Новый. 17 типов упакованы в стандартные для .22 LR коробочки на 50 штук, остальные три — в так называемой «булковой» таре (англ. bulk — «насыпью», «внавалку»). Есть тут и дозвуковые патроны, и высокоскоростные, и «круглоголовые», и с пустотелым носиком, и с цельносвинцовыми пулями, и с омедненными. Похоже, день сегодня будет нескучным.

Стрельба и результаты

Описывать весь процесс отстрела, как в корабельном бортовом журнале, нет смысла — тем более что в один день мы не уложились. Сконцентрируюсь лишь на моментах, представляющихся важными либо хотя бы запоминающимися. Оружие. Anschutz 1416 — это не винтовка. Это мечта, помноженная на чародейство. Ложа классической охотничьей конфигурации, без каких-либо регулировок, одинаково удобная практически всем, кто пробовал к ней приложиться — как они это делают? Освященное веками сочетание стали и дерева — если где-то тут и есть полимеры, то они благоразумно не попадаются на глаза. Механизм, работающий плавно и четко, — как швейцарские часы? Нет, это швейцарские часы работают так же плавно и четко, как затворный механизм Match 64. И, наконец, спуск; впрочем, как раз его я описывать не стану — вряд ли удастся найти слова. Одним словом, Мечта — с большой буквы «М».

Патроны. Вытирать осалку или оставлять? Предварительные пои ски в Интернете не дают четкого ответа на этот вопрос: кто-то предпочитает вытирать обильную осалку, а кто-то и понятия не имеет, что так можно. Пробуем оба варианта. При стрельбе с осалкой, если она нанесена на патрон ощутимо, сразу чувствуется специфический запах ее горения. Попутно выясняется, что на некоторых патронах она нанесена гуще (на патронах, хранившихся донцами вверх, даже встречаются наплывы осалки на пулях), на некоторых меньше, еще где-то она еле чувствуется, а на патронах Remington 22 Golden Bullet, например, ее нет совсем. На подачу патронов из магазина в патронник эта разница не влияет никак. Сравнение же групп, полученных протертыми и непротертыми патронами соответственно, вроде бы свидетельствует, что протертые дают чуть более кучные группы. Но тут есть тонкость — в .22 LR посадка хвостовика свинцовой пули в гильзу из значительно более твердой латуни образует не слишком прочное соединение, поэтому вытирать осалку необходимо очень аккуратно, иначе вы сами себе навредите. Делаем вывод: вытирать осалку имеет смысл только в случае ее обильного нанесения, и заниматься этим желательно заранее, в по возможности лабораторных условиях.

В процессе стрельбы также замечаем, что подаватель магазина держит верхний патрон несколько несоосно оси патронника — бо еприпас словно бы подается снизу вверх, вследствие чего кромкой патронника при подаче с пули срезается еле заметная стружка. После отстрела нескольких коробочек боеприпасов накопившаяся в закоулках ресивера свинцовая стружка, смешанная с остатками осалки и графитом, которым были покрыты пули некоторых патронов, уже отчетливо видна. Убрать ее не составляет труда — но что, если такое снятие стружки с одной стороны пули вносит дисбаланс в ее полет? Для проверки Владислав отстреливает несколько групп, заряжая по одному патрону прямо в патронник. Что ж — хуже точно не стало. На ум приходят винтовки Anschutz серии Target Line — все, как одна, однозарядные, — а также аналогичные Walther, Feinwerkbau и старый добрый ТОЗ-8 из школьного кабинета военной подготовки. Что-то всетаки есть в этой однозарядности, следует признать.

ЗА УВЕЛИЧЕННУЮ ЭНЕРГЕТИКУ ВЫСОКОСКОРОСТНЫХ БОЕПРИПАСОВ, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫХ ДЛЯ ОХОТЫ, ПРИХОДИТСЯ РАСПЛАЧИВАТЬСЯ КУЧНОСТЬЮ

Стрельба. Здесь, в принципе, без сюрпризов — те соображения насчет кучности конкретных типов патронов, которые возникли у меня еще на этапе отбора боеприпасов для тестового отстрела, полностью подтверждаются при анализе таблицы с результатами (см. ниже). Первое: хотите стрелять точно — избегайте «булковых» упаковок патронов; как видно из таблицы, ни Remington 22 Thunderbolt (коробка на 500 шт.), ни 22 Golden Bullet той же фирмы (мечта мародера — ведро на 1400 шт.) особой кучностью не отличаются — и лишь SK Magazine в высокой цилиндрической банке, похожей на упаковку растворимого кофе советских времен, приятно радуют кучностью, таки укладывающейся в угловую минуту. Второе: за увеличенную энергетику высокоскоростных боеприпасов, предназначенных для охоты, приходится расплачиваться тоже кучностью — из всех «особо шустрых» участников теста субминутную планку преодолел один лишь RWS High Velocity HP.

Остальные же выводы вы можете сделать самостоятельно — результаты, сведенные в итоговую таблицу, описывают состояние дел более чем наглядно. Мы же после двух дней кропотливой работы (они же два дня сплошного позитива от использования по назначению одной из лучших винтовок калибра .22 LR, существующих в природе) рады тому, что, как подтверждает практика, наилучшего результата можно добиться и без непременного использования самых дорогих боеприпасов. В этом, по всей видимости, и заключается магия Anschutz.

 

СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАНА В № 5 ЗА 2019 ГОД

Комментировать

https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2019/12/logo-black.png

Подробно о настоящем мужском увлечении.