Наши охотыЖивые пули

Антон Кудрин Антон Кудрин28.12.20186186 min

Первая изморозь искрами алмазной пыли покрыла рассветные сухоцветы, некогда сдавшиеся в жаркой борьбе с летним светилом, дарующим жизнь, но в то же время и приносящим смерть всему зеленому на этой планете. Легкая дрожь пойнтериного плеча — в колено. И ловчий ястреб, как будто видя сквозь клобучок, поднимает крючковатый клюв в небо, словно указывая на тот кочевой ключ, такой далекий и недоступный, и сильней сжимает когтистыми лапами перчатку. 

Сегодня выход втроем. Все очень разные, но у каждого свои возможности, опыт, да и функции в этой команде (да что там, ансамбле!). Ведь они — это птица, легавая собака и человек. Человек всех транспортирует в нужное место, дает кров, кормит, ухаживает и тренирует между охотами. Собака находит и поднимает на крыло дичь. Хищная птица же выступает в роли непосредственно «ловяще-добывающего» элемента или члена этого охотничьего товарищества, если хотите. Ну что ж, вперед — навстречу ветру и охотничьей удаче!

 

С небес на землю

Должно быть, уже понятно, что в этой статье речь пойдет о действительно прекрасной, романтичной, увлекательной, зрелищной и (как ни странно это прозвучит для обывателя) очень трудозатратной и малодобычливой охоте с ловчими птицами.

Сразу же напомню, что самым универсальным и добычливым инструментом для умерщвления любых живых существ является далеко не пернатый хищник, а обычное гладкоствольное — дробовое — ружье. Хоть это, в принципе, и аксиома, но, чувствую, придется доказывать.

 «А сейчас вылетит птичка!»
«А сейчас вылетит птичка!»

Почему я выделил слово «дробовое»? Да потому что современная патронная индустрия дает возможность безопасно (для самого стрелка, разумеется) и эффективно стрелять соответствующими здравому смыслу и рекомендациям их производителя пулевыми боеприпасами даже из раритетов с клеймами, запрещающими стрельбу калиберной пулей. И энергетики подобранных соответствующим образом поражающих элементов, выпущенных из такого ружья, «хватает» практически всем организмам, топчущим эту планету. Поэтому летучее: «От мышки до мишки» — это про гладкоствольное огнестрельное оружие. И пусть за прошедшие десятилетия инфляция изменила цены на патроны, остальное во фразе, вынесенной мною в эпиграф, осталось прежним.

 Клобучок — важнейший элемент снаряжения
Клобучок — важнейший элемент снаряжения

А что же хищная птица? Она живая. Устает, болеет, травмируется, наедается, а бывает — пугается, внезапно отлетает и теряется. Иногда она умирает «просто так», без каких-то предварительно видимых признаков болезни. Еще — чтобы была понятна вся нежность ловчей птицы как инструмента охоты — рабочим соколам протезируют (!) поломанные перья крыльев и хвоста, чтобы не ждать несколько месяцев до следующей линьки, тем самым прерывая сезон охоты!
Пернатый хищник — не социальное существо, поэтому просто биологически не может быть так привязан к владельцу, как собака. И не может пылиться в сейфе до поры до времени, как ружье. Например, тому же дикому сапсану слетать поесть за 100-200 км — нормально. Хотя бы из этого факта можно сделать вывод, настолько эфемерна связь у ловчей птицы с человеком. Пернатого хищника просто (на самом деле далеко не просто) довольно долго и упорно учат не бояться двуногого и принимать его как источник гарантированной еды. И лишь на этом строится тандем «человек–птица».

 Взгляд сокола
Взгляд сокола

Поэтому в отличие от клейм на стволах за спиной и патронах в подсумке наличие сокола или ястреба на перчатке в угодьях не гарантирует вообще ничего. Почему? Приведу пример. Средний стрелок с однозарядным ружьем (да, мы вот так его ограничим) будет попадать в каждую третью-четвертую птицу, каким бы ни было ее физическое состояние. Сокол же, в зависимости, конечно от кондиции и тренированности, на пятой-седьмой неудачной ставке чаще всего прекратит всякие попытки ловить. Просто устанет. Ведь ему как участнику естественного отбора нужна лишь ос лабленная добыча. А вполне себе физически полноценный пищевой объект (то есть сильный, быстрый и верткий) на то и есть такой, чтобы уходить от когтей хищника и оставлять потомство. С природой не поспоришь. Да, есть ловчие птицы, делающие и по несколько десятков ставок подряд — но это единицы у еще меньшего количества счастливчиков.

 

Охота с дневными хищными птицами азартна, зрелищна, но в то же время — малодобычлива

 

Охотник-человек теоретически может ходить по угодьям весь день. Ружью — абы плавно на спуск давили и патроны меняли. А птица устала. Или — о, удача! Поймала!!! Но пока сокольник добрался до пернатого охотника по пересеченной местности и нашел его в густых бурьянах — успела наесться. Все. Можно спокойно брести домой. Сегодня охоты больше не будет.

Вот и получается, что даже с самым тренированным ловчим соколом за сезон добыть десяток-полтора птиц — большое достижение! С ястребом, конечно, выходит чуть больше. Но это все равно смешно в сравнении с огнестрельным оружием.

 Культура прививается с детства
Культура прививается с детства

И лишь в среднеазиатских степях с беркутом на лисиц, да на Кавказе с ястребом-перепелятником во время осенней миграции перепела эта охота имеет хоть какой-то промысловый характер. Во всем остальном мире и со всеми другими видами ловчих птиц эта охота имеет преимущественно спортивную цель или является частью народной культуры и искусства. Кстати, 16 ноября 2010 г. соколиная охота была признана ЮНЕСКО объектом нематериального культурного наследия человечества.

Ловчей птицей нужно заниматься постоянно, «вынашивать», содержать и кормить ее в не охотничий период, тренировать, следить за ходом линьки, проводить профилактику и лечить различные заболевания, в общем — тратить значительную часть своего времени. Такое под силу не каждому — хотя бы из материальных соображений. Это обстоятельство, естественно, исторически определило соколиную охоту в привилегию знати.

 

Историческая справка

Самой известной древней иллюстрацией охоты с ловчими птицами является барельеф, обнаруженный на территории современной Турции и относящийся к XIII в. до н. э. На нем юноша держит на одной руке сокола, а другой придерживает ремешок, идущий к ногам птицы. Чуть позже соколиная охота получила распространение среди кочевых народов среднеазиатских степей, в Персии, на Ближнем Востоке, захватывая Китай. В III в. она проникла из Китая в Корею и Японию. Уже в XI в. н. э. соколиная охота в Азии сложилась как форма культуры. Специалистом, знатоком и ценителем ловчих птиц был Чингисхан.

 Сегодня голубю не повезло
Сегодня голубю не повезло

В Византии охота с хищными птицами была известна примерно с V-VI вв. н. э. В странах Западной Европы она не была популярной практически до V в. н. э. Тогда же, при короле франков Хлодвиге в своде законов «Салическая правда» определено наказание за кражу ястреба: ястреб должен был выклевать шесть унций мяса (примерно 170 г) из ягодицы пойманного преступника. Такие дела.

Любителями охоты с ловчими птицами были Карл Великий (VIII в.) и Фридрих Барбаросса (XII в.). Но апогея она достигла при императоре Священной Римской империи Фридрихе II Гогенштауфене. Его трактат «Об искусстве охоты с  птицами», писавшийся в течение 30 лет, — это и ценный исторический документ, и фундаментальное руководство по соколиной охоте, не потерявшее своего значения и сейчас. Начиная с XV в., из-за больших затрат на содержание и тренировку ловчих птиц и перехода земель в частные владения соколиная охота в Европе постепенно становится привилегией знати, являясь не только развлечением, но и частью этикета. Этикет предписывал королю охотиться с кречетом, принцу или герцогу — с сапсаном, а их вассалы могли охотиться с ястребами.

 

Популярность огнестрельного оружия поставила соколиную охоту на грань исчезновения

 

На территориях восточноевропейских народов появление охоты с ловчими птицами, по преданиям, относится к X в. — временам Вещего Олега. Хотя достоверно она упоминается лишь в более позднем документе — одной из редакций «Русской правды», датируемой XI в., — опять же относительно наказания за кражу хищной птицы. При дворе Ивана Грозного держали несколько сотен птиц, и даже дорожную подать с купцов брали голубями — на корм для соколов. Пика же своего расцвета на Руси соколиная охота достигла при отце Петра I, Алексее Михайловиче Романове, для которого «птичья потеха» была страстью всей жизни.
Последовавшее затем во всем мире повальное увлечение новомодным огнестрельным оружием постепенно свело популярность охоты с ловчими птицами практически к нулю. В начале ХХ в. только в нескольких отдаленных уголках у местного населения сохранились остатки традиций соколиной охоты.

 

В мире «айфонов» и нанотехнологий

Сегодня подавляющее большинство человеческого населения живет в городах, питается готовыми продуктами и получает так называемые «вторичные удовольствия» из телевизора. Все вокруг — либо работа, либо шоу, организованное для тебя за деньги. Массовая культура вторгается в нашу жизнь, вытесняя остатки суверенитета личности. И как следствие — уход от всего этого в алкоголизм, наркоманию и сверхпотребление. Ну, а в результате имеем цинизм, потерю идеалов, перенос ответственности на окружающих.

 Белый кречет — мечта каждого сокольника
Белый кречет — мечта каждого сокольника

К счастью, несмотря на такое «урбанистическое одичание» и искусственное противопоставление человека миру природы в душе почти каждого живет унаследованная связь с другими формами жизни. Проявляется эта любовь по-разному: содержание домашних и диких животных, наблюдение и изучение дикой природы, туризм. И здесь охота с ловчими птицами — самое непосредственное взаимодействие с природой, целью которого является духовное и физическое совершенствование человека. Соколиная охота объединяет человека и природу, возвращает творческую, созидательную энергию и физическое здоровье. К сожалению, современное общество часто игнорирует важную роль охоты в созидании личности; даже более того — открыто отвергает. Тем не менее в охоте с ловчей птицей очень много радостного и для «не охотничьего» сердца — уникальная эстетика, азарт и подлинное единение с природой.

Таким образом, за несколько последних десятилетий в мире людей вновь возник интерес к ловчим птицам. Охота стала больше забавой, поэтому иным стало и отношение к хищникам. В современном понятии «соколиная охота» в самой меньшей мере подразумевается добыча дичи для пропитания человека — это, скорее, развлечение, возможность непосредственного общения с птицей, наблюдение за ее прекрасным полетом и, конечно же, удовлетворение первобытного азарта охотника. В большинстве хоть сколько-нибудь цивилизованных стран ее поддержка тождественна заботе о национальной культуре. Под государственным и частным покровительством издаются книги и журналы, посвященные искусству охоты с ловчими птицами. Частные землевладельцы и государство предоставляют сокольникам свои земли, считая, что состояние соколиной охоты — мера духовной зрелости национальной элиты.

 Поимистость этого беркута в комментариях не нуждается
Поимистость этого беркута в комментариях не нуждается

Что же изменилось в соколиной охоте к настоящему времени? К традиционным, сохранившимся с глубокой древности методам воспитания, тренировки и снаряжения птиц добавились современные. Вместе с классическими бубенчиками для поиска улетевшей птицы используются трансмиттеры — микропередатчики, с помощью которых хозяин узнает о местонахождении птицы за 10-30 км. Современные материалы и оборудование позволяют изготавливать более надежное, прочное и удобное снаряжение. Достижения ветеринарии обеспечивают несравненно более эффективное лечение заболевшей птицы. Успехи в искусственном разведении дают возможность сокольникам брать птицу не из природы, а в специальных соколиных центрах, не нарушая тем самым современного природоох ранного законодательства. Кроме того, человек научился производить гибридных птиц, более пригодных для тех или иных условий охоты.

Украинские реалии

Теперь перейдем к ситуации с соколиной охотой у нас в стране, традиционно последние несколько десятилетий бредущей «своим особым путем». Да, охота с ловчими птицами в Украине официально разрешена. Об этом прямо сказано в нашем «любимом» Законе Украины об охотничьем хозяйстве и охоте. Больше ничего хорошего для популяризации этого вида досуга у нас в стране сказать нельзя.

 Одна из версий происхождения малого герба Украины
Одна из версий происхождения малого герба Украины

Дело в том, что практическая охота с хищными птицами в нашей стране законодательно почти не регламентирована и оставляет большой простор для разных толкований. Например, охотиться с ловчей птицей закон предписывает лишь при наличии на нее охотничьего паспорта, образца которого не существует до сих пор (а ему, закону этому уже, на минуточку, исполнилось 18 лет!).

Еще одним скользким моментом является то, что большинство видов хищных птиц, пригодных для соколиной охоты, занесены в Красную книгу — в связи с чем легальное их приобретение связано с отдельными бюрократическими «заморочками».

 Квинтэссенция хищника
Квинтэссенция хищника

На сегодняшний день изъятие из природы краснокнижных видов либо их приобретение или перемещение между государствами регулируется Конвенцией о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, или СИТЕС (англ. — Convention on International Trade in Endangered Species of Wild Fauna and Flora, CITES). Согласно этой Конвенции, отлов вышеупомянутых видов в природе юридически полностью запрещен. Единственный легальный путь приобретения этих хищных птиц — в питомниках и зоопарках, причем разрешено продавать только птиц, выведенных в неволе. Из гнездящихся на территории Украины пернатых, пригодных для соколиной охоты, это касается сапсана, балобана и беркута.

 Ястреб-тетеревятник — одна из самых популярных у нас ловчих птиц
Ястреб-тетеревятник — одна из самых популярных у нас ловчих птиц

Поскольку в данный момент у нас в стране нет питомников, имеющих право продавать краснокнижные виды хищных птиц физическим лицам, то и получается, что обычно нашим сокольникам приходится приобретать ловчих соколов за пресловутым «поребриком» — там, где эта индустрия имеет хоть какое-то развитие. Кстати, несмотря на людскую молву, цены на таких птиц вполне демократичны и вполне соответствуют ценам на породистых охотничьих собак. Но большинство наших сокольников все же охотятся с ястребом-тетеревятником; получают разрешение на изъятие птенцов из гнезд, кольцуют их специальными кольцами и охотятся.

Ястребы, тетеревятник и перепелятник не являются птицами, занесенными в Красную книгу Украины, поэтому положение о краснокнижных видах на них не распространяется. Но это не оз начает, что их можно просто так поймать или взять из гнезда. Содержание и применение в целях охоты всех ястребов (кроме европейского тювика, являющегося одновременно не ловчим и краснокнижным), чеглока, дербника, пустельги и кобчика регулируется Законом Украины «О животном мире» и различными подзаконными актами. И первая инстанция, которую следует посетить с целью получения соответствующей «бумаги», — Министерство экологии и природных ресурсов; именно их парафия — выдавать разрешение на изъятие из природы не охотничьих видов зверей и птиц.

 Никаких клеток!
Никаких клеток!

Но на сегодняшний день несовершенство украинских законов заставляет наших любителей охоты с хищными птицами находиться в «серой» зоне. Вспомнить только пресловутый охотничий паспорт на птицу!

 

 

Соколиная охота — одна из ярких составляющих культурного наследия Киевской Руси

 

Опять же: нигде не прописано и определение, какая же птица является ловчей. В связи с этим вполне возможны и недоразумения с проверяющими органами, когда любитель выйдет с ручной пустельгой, в принципе не способной поймать никого крупнее мыши, в поле — чтобы та поела в режиме «свободной охоты» кузнечиков и жуков, составляющих основу ее естественного рациона. Только вот кто из «экодесанта» имеет квалификацию, чтобы определить, что это пустельга, а не перепелятник или редкий европейский тювик?

 Стрижи и ласточки для чеглока — просто еда
Стрижи и ласточки для чеглока — просто еда

В общем, крохотное общее количество украинских любителей охоты с ловчими птицами физически не в состоянии иметь лобби в Верховной Раде. Поэтому и получается, что никому из «слуг народа» не интересно не только приведение соответствующего законодательства в удобный для популяризации этой сферы культурного наследия князей Киевских вид, но и хотя бы его понятная и доступная легализация. А ведь отношение к соколиной охоте — яркий индикатор солидарности и патриотизма национальных элит.

Ладно, вместо того, чтобы сокрушаться о несовершенстве мира, давайте же смотреть не под ноги, а в небо — на прекрасных птиц. Хотя бы ради того, что бы быть «не как все».

 

 

СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАНА В № 3 ЗА 2018 ГОД

Комментировать

https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2019/12/logo-black.png

Подробно о настоящем мужском увлечении.