ОптикаZeiss Victory V8 и немецкая загонная охота

<![CDATA[]]>
https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2015/10/mini-zeiss-v8-1.jpg

Конкуренция в сегменте оптических прицелов достигла уже нешуточного накала. С одной стороны, каждый год на рынке появляются устройства с новыми функциями и незаурядными способностями, с другой же, помимо извечных конкурентов верхнего эшелона, снизу начинают ощутимо поджимать азиатские производители. Последние, конечно, не могут тягаться по качеству с такими грандами, как Zeiss, но соблазняют неискушенного потребителя очень низкой ценой. Поэтому, развивая свою флагманскую линейку Victory, компания Zeiss пошла по пути технологического преимущества, наращивая диапазон изменений кратностей прицелов. В 2014 г. Zeiss представила серию Victory V8. Основной «фишкой» этих прицелов стала 8-кратная трансфокация, то есть диапазон изменения кратности — от 1,8х до 14х в средней модели, и от 2,8х до 20х в старшей. Прицелы эти получили хороший отклик в специализированной прессе и отлично себя зарекомендовали. Однако в среде охотников больше всего ценятся так называемые «загонные» прицелы — кратностью от 1х и до сколько уж там позволяет его конструкция. Для чего нужна кратность 1х? Некоторые стрелки уверяют, что при отсутствии увеличения оптическим прицелом становится очень удобно пользоваться для стрельбы навскидку, на небольшой дистанции, по движущимся целям — то есть, по сути, он начинает выполнять функции прицела коллиматорного; особенно если такой прицел оснащен сеткой с подсветкой центральной точки — как Victory V8. Более того, многие стрелки умудряются целиться через такие прицелы с двумя открытыми глазами. Это позволяет не сводить глаз с добычи, вскидывая карабин и прицеливаясь. Ну, а большая максимальная кратность требуется для случаев, когда нужен точный выстрел по удаленной цели. Поэтому наиболее долгожданной в ряду Zeiss Victory V8 стала новинка — модель 1,1-8х30; и именно ей в первую очередь было посвящено мероприятие, проводившееся в родном городе компании Zeiss.  

В ходе презентации журналисты со всего мира узнали о технических особенностях этого прицела. Рассказывали о них подробно и обстоятельно, так что из запомнившегося мне отмечу следующее: — труба корпуса диаметром 36 мм для высокой прочности и огромного запаса поправок; — фторид-содержащие стекла Schott HT и фирменное просветляющее покрытие Т* (96% светопропускания); — выходной зрачок 3,8 мм на кратности 8х и 10 мм на кратности 1,1х — для охоты в сумерках; — огромное поле зрения — 39,5 м на дистанции 100 м на кратности 1,1х; — яркая точка по центру сетки имеет минимальные угловые размеры — меньше 1 см на 100 м на кратности 8х; — сенсор движения, автоматически выключающий подсветку центральной точки для экономии энергии; — защитное покрытие LocuTec, эффективно устраняющее воду с линз прицела. Главный вопрос, который задавали представителям Zeiss все собравшиеся — почему нижним значением кратности выбрано 1,1х, а не 1х, как у конкурентов? По словам инженеров, из-за особенностей оптической конструкции прицела именно кратность 1,1х будет ощущаться стрелком как натуральная, без увеличения. А вот в случае с 1х картинка в прицеле будет уже меньше настоящей. Забегая наперед, отмечу, что это действительно так. Помимо нового прицела, Zeiss также представила бинокли серии Victory SF, а также новинки бюджетной линейки Terra. Однако нельзя объять необъятное в рамках одной статьи, поэтому о них как-нибудь в другой раз. А тем временем, закончив с теоретической частью, мы отправились проверить ее на практике.

Испытания в тире

Надо вам сказать, тир в Ветцларе — это нечто! Вообще говоря, я очень люблю стрельбу в тире и на стрельбищах — подчас даже больше, чем охоту; может быть, потому, что удачных, радующих душу выстрелов в тире обычно получается гораздо больше. Поэтому немецким тировым комплексом я оказался по-настоящему впечатлен. Во-первых, дистанции. Большинство отечественных стрелков, к огромному сожалению, сегодня практически лишены возможности качественно тренироваться в стрельбе на дистанциях, превышающих основательно набившие оскомину 100 м. Причина проста: отсутствие гражданских тиров и стрельбищ с такими дистанциями и закрытость ведомственных и военных для обычных граждан. Здесь же — не только традиционные 25-50-100, но и полноценная галерея на 300 м! Это уже вполне серьезная дистанция для любителей дальней стрельбы. Она, по крайней мере, позволяет точно выверять оружие, прицелы, баллистику, навески, выполнять другие тесты: например, учиться читать и отрабатывать поправки на ветер. Да и вообще — 300 м всегда лучше, чем 100! Но одно дело — наличие такого рубежа, а совсем другое — его оснащение. Безопасность — прежде всего, поэтому стрельба по мишеням ведется из положения сидя за столом, с мешков. При этом оружие помещается в специальный «тоннель» длиной несколько метров. Он устроен таким образом, что даже случайная пуля не сможет уйти из него под высоким углом к горизонту, либо слишком правее или левее дорожки. Простое и эффективное решение, хотя есть и неудобства — в тоннеле от горячих стволов быстро начинает «миражить», и стрелкам приходилось просить коллег работать над их винтовкой каким-нибудь «опахалом» в ходе стрельбы. Ну а кроме тоннелей, в наличии и традиционные горизонтальные перегородки над стрельбищем, ограничивающие вертикаль. Теперь о мишенях. 300-метровый тир в Ветцларе сделан так, чтобы стрелкам и инструкторам не требовалось бегать по 600 м к ним и обратно. И даже суперкачественную подзорную трубу высокой кратности, чтобы видеть дырки от пуль в бумаге, иметь здесь совершенно необязательно. Каждая мишень компьютеризирована, и результаты вашей стрельбы сразу же отображаются на мониторе, установленном непосредственно рядом с вашим стрелковым местом. При этом программу можно гибко настраивать — она может считать очки, либо миллиметры кучности, либо определять среднюю кучность по n выстрелам… другими словами, результат ваш всегда налицо, каким бы он ни был. В случае с Zeiss, как вы понимаете, недостатка в качественной оптике на рубеже не было. Да и в качественном оружии тоже — новые прицелы мы опробовали установленными на Blaser R8 в .308-м калибре. Патроны — новинка 2014 года, бессвинцовые RWS Hit.  
Отлично оборудованный и оснащенный 300-метровый тир — залог успешной стрельбы
 
Чтобы было интереснее, проводилось несколько неформальных соревнований — на минимальную группу по трем выстрелам и на очки по десяти. Ну, очки — дело такое, а вот минимальную группу на 300 м одному из журналистов удалось отстрелять менее 14 мм! Мой результат по кучности оказался чуть скромнее, всего 26 мм. Но это все же меньше трети угловой минуты, что радует. Ведь оружие, хотя и высокого класса, но мне незнакомое, а оптика всего лишь 8-кратная, и при неидеальном зрении претендовать на рекорд было бы излишним оптимизмом. Тем более что и народ на эти «пострелушки» собрался отнюдь не случайный — большинство приглашенных журналистов стреляют много и хорошо. Что касается оптики, то на кратности 8х видно было все и отлично — без искажений, аберраций и прочих мудреных терминов, которыми обозначают различные оптические проблемы. Смысл же этого теста заключался в следующем: разработчики Zeiss хотели продемонстрировать, что небольшая светящаяся точка по центру сетки никак не помешает охотнику стрелять действительно точно, потому что при своей высокой максимальной яркости она имеет очень небольшие угловые размеры и не заслоняет собой даже маленький центр мишени. Что уже говорить о добыче? Еще одной задачей посещения тира перед охотой было получить оружие и пристрелять его. Для тех, кому сложно приехать на охоту со своим личным оружием, компания Zeiss предоставляла его в аренду, и мне было очень интересно, как же происходит этот процесс у педантичных немцев? Как выяснилось — ничего особо сложного. Благодаря украинскому охотбилету я получил временное удостоверение охотника, а поставив всего две подписи в договоре аренды (уместившемся на один лист формата А4) — и оружие, винтовку Sauer S202 Synchro XT, за которую я был полностью ответственен в ближайшие пару дней. А вот прицел мне достался уже другой — тоже Victory V8, но средняя модель, кратности 1,8-14х. Новинки на момент нашего тестирования были еще на стадии прототипов, и на всех журналистов их попросту не хватило. Прицел был установлен на винтовку с помощью переходника на шину с быстросъемными креплениями — и, как по мне, находился слишком высоко для удобной вкладки. Тем не менее, перейдя на пристрелку на 100 м все теми же патронами RWS Hit, я легко получил от него субминутную кучность — около 2 см по пяти выстрелам. Для охоты более чем достаточно. Осталось дождаться ее начала.
[caption id="" align="alignnone" width="1000"] Охотничий видеотренажер — замечательная возможность для каждого охотника улучшить свои навыки и меткость[/caption]

Немецкая традиционная загонная охота

До этой поездки я бывал только на отечественных загонных охотах. Я догадывался, что ее немецкая разновидность будет существенно отличаться. Но даже не представлял, насколько. Большая охота проходит в конкретной местности всего дважды в год и длится два дня. Но само понятие «загон» здесь другое. Во-первых, охотников много — в нашем случае их было больше полусотни. Охотники располагаются на вышках и возвышенных площадках, установленных довольно плотно по всему лесу. Вышки нужны, чтобы пуля из нарезного оружия не улетала дальше, чем необходимо. Спускаться с вышки и покидать номер до оговоренного заранее окончания охоты из соображений безопасности категорически запрещается. С этой же целью на всех участниках — оранжевые жилеты и кепки. Загонщики с собаками также гуляют по всему участку леса от начала до конца охоты, причем в самых разных направлениях. При этом используется целая свора охотничьих собак — также больше полусотни! Основная задача загонщиков — не давать зверю залечь, постоянно поднимать его и гонять по лесу, чтобы, в конце концов, выгнать к одной из вышек и предоставить охотнику шанс. Таким образом, зверь может выйти с любого направления, и приходится бдительно «зыркать» во все стороны. Что касается загонщиков, то перемещение по немецкому лесу не утомительнее прогулки в парке — потому что, во-первых, он вычищен от подлеска и непроходимых зарослей, во-вторых, везде есть тропинки, дорожки и дороги. Из дичи здесь водятся благородный олень, косуля, дикий кабан, муфлон (!), а также хищники — лиса, енот, енотовидная собака, барсук. Охота ведется на относительно небольшой площади, всего в 400 га. При этом для местных охотников установлены не максимальные, а минимальные нормы отстрела дичи за сезон — если их не выполнить, то охотничий клуб ожидает серьезный штраф в пользу окрестных фермеров, несущих убытки от набегов копытных на поля и огороды. Несмотря на это, правила охоты в Европе значительно сложнее типичных для наших широт «не стреляем свиноматку, остальное можно». Перед охотой все получили специальные брошюры, где перечислена водящаяся в данных местах живность, и подробно оговорено, в каких случаях ее можно добывать, а в каких нет. С оленями, например, все очень непросто: добывать можно самок и слабых молодых самцов, но ни в коем случае не экземпляры с количеством отростков больше трех, не ведущих особей, не сильных молодых самцов и не королевских оленей. «Случайные» трофеи штрафуются, причем довольно ощутимо. В брошюре даже изобразили, на какие рога еще можно позариться, а на какие — ни в коем случае! Не менее сложно с муфлонами. Стрелять вроде бы можно всех мужских особей, но — не стоит трогать самцов с рогами больше четырех лет, а также ягнят и самок-двухлеток. И картинки: как выглядят рога особей до пяти лет, а как — больше пяти. С косулями вообще печаль. Стрелять можно козлят и любых самок, но не ведущих особей. А вот самцы запрещены. Осложняется же охота на косулю тем, что к моменту ее проведения самцы уже сбрасывают рога, и отличить их от самок можно либо по специфическому рисунку гениталий самки, либо по тому, как она мочится. Других отличий нет! Ну, а самая простая добыча — кабаны. Стрелять можно всех, кроме ведущей особи, то есть свиноматки. Но, конечно, начинать нужно с молодняка. Также никаких вопросов по отстрелу хищников — если видите, стреляйте. Главное — не спутать с собакой, потому что собачки у загонщиков габаритами и мастью как раз с небольшую лису. Но — гораздо дороже.

Охота

Традиционный сигнал к началу охоты протрубил рожковый оркестр. Всех охотников разбили на экипажи и развезли по номерам. После недолгого пути по лесной дороге егерь подвел меня к вышке и пожелал удачной охоты. Мне досталась старая вышка на склоне, в редколесье. Взобрался я на нее с некоторым трудом, так как замшелые ступеньки оказались очень скользкими, но, в конце концов, залез и даже более-менее уютно разместился. Погода располагала к задумчивому времяпрепровождению: температура — около четырех градусов тепла, моросящий дождик, небольшой ветер. Находиться на вышке мне предстояло порядка четырех часов, но скучать не приходилось.
[caption id="" align="alignnone" width="1000"] Традиционный сигнал к началу загонной охоты подает рожковый хор[/caption]
Первой на полянку метрах в 150 передо мной вышла косуля. Сначала, не заметив меня, она передвигалась медленно, прислушиваясь к шуму загонщиков в отдалении. А я тем временем сопровождал ее в прицеле, мысленно упрашивая повернуться к лесу передом, а ко мне той частью, по которой можно определить, какого же она пола. Наконец она меня заметила и пустилась наутек, пусть даже повернувшись нужным образом. Все, что нужно, в 14-кратный прицел мне было видно хорошо — да вот только опыта в подобных опознаниях у меня пока негусто. Пока я присматривался да сомневался, боясь ошибиться, косуля уже была в чаще, на вершине холма. Ну, и Бог с ней — пусть бежит себе, значит, какого бы пола она уже там ни была. Следующего случая проверить качество оптики пришлось поджидать долго. Наконец, вдалеке раздалось методичное «тяв-тяв-тяв!», сопровождаемое похрустыванием ломаемых веточек. На тропе позади меня появилась взрослая оленуха, преследуемая метрах в пятидесяти от нее миниатюрной, но очень настырной загонной собачкой, деловито облаивающей свою жертву. Вот тут бы мне и стрелять, казалось бы! Но я совершил роковую ошибку, не прихватив с собой на вышку этот самый буклет с правилами охоты. А с непривычки никак не мог вспомнить, позволено нам добывать самку оленя или, наоборот, запрещено. Ну, вот хоть убей, не помню, и все! А штраф в Европе — дело нешуточное. Так что и эту пришлось пропустить, аккуратно сопроводив в прицел. Ничего такая, симпатичная. Прошла мимо, не заметив меня за деревьями, и скрылась в чаще.
[caption id="" align="alignnone" width="1000"] Арендованное оружие: карабин Sauer S202 Synchro XT калибра .308 Win с прицелом Zeiss Victory V8 1,8-14×50[/caption]
Больше в этот день ничего интересного, кроме загонщиков и их собак, я не увидел, хотя со всех сторон вокруг меня доносилась канонада — коллеги, судя по всему, были более удачливы. Либо же менее склеротичны и более решительны. Пару раз по краю моей полянки проносились косули, но на такой скорости, при которой даже в оптику Zeiss было никак невозможно определить их пол — а значит, и стрелять не стоило. А один раз проскочила лиса — но, опять же, далеко и быстро. Вечером подведение итогов охоты проходило в виде традиционной охотничьей церемонии. Во дворе местного замка была выложена добытая дичь, рожковый оркестр играл охотничьи сигналы и мелодии, а распорядитель охоты называл отличившихся охотников и вручал им в качестве награды традиционную еловую веточку. Собрали мы нашим коллективом в этот день более чем достойный урожай — больше 100 голов дичи, причем самой разной. Но на завтра было обещано продолжение, так что шанс хотя бы отметиться у меня все же оставался.
[caption id="" align="alignnone" width="800"] Во время охоты загонщики с собаками гуляют по всему лесу, не давая зверю залечь[/caption]
К утру следующего дня и без того хмурая погода окончательно испортилась: стало совсем уж ветрено, холодно и мокро. Или это просто мое восприятие немного изменилось сквозь призму последствий вчерашнего вечернего банкета? Как бы там ни было, а новый охотничий день стартовал, но уже на другой, соседней территории. Впрочем, характер и правила охоты остались прежними. Единственные изменения — нам позволили добывать любых муфлонов (как выяснилось, пятилетних в этих местах просто-напросто пока нет) и любых свиней, без ограничений. Их здесь, как пояснили, с избытком. К выезду на номера припустил холодный дождь, и шел он весь день напролет. Надо сказать, что простоять на вышке почти неподвижно на протяжении более четырех часов под проливным дождем при температуре три градуса — то еще удовольствие, даже если одежда выбрана по погоде. Но от простуд и окоченения оберегали не только термобелье и флисовый костюм, но и дозы адреналина, периодически выплескивающиеся в организм в разнообразных охотничьих ситуациях.
[caption id="" align="alignleft" width="342"] Если бы не эти собачки числом более полусотни, вряд ли бы охота оказалась столь успешной[/caption] Скучать, как в прошлый день, не пришлось. Причем с самого начала. Егерь высадил из машины, указал дорогу к вышке и сектора стрельбы, пожелал удачи и уехал. И уже поднимаясь по широкой просеке к своей вышке, я услышал подозрительный шум. Остановился и заметил на отдалении неспешно следующее по тропе на вершине холма стадо кабанов.
Самое досадное, что винтовка и патроны были еще в чехле, а кабаны уже скрывались из виду. На выстрел, будь я наготове, времени бы хватило, но вот на подготовку к нему — уже никак. Оставалось только проводить столь желанную добычу видеокамерой. Благо, ее не нужно было ни расчехлять, ни заряжать… Добравшись до вышки и устроившись удобнее, первым делом я начал досадовать на себя за столь нелепо пропущенных кабанов. Почему я не расчехлил и не зарядил винтовку, вы йдя из машины? Зачем я вообще тащил ее в чехле, если многие охотники уже на базе носили расчехленное оружие на ремне? Вопросы риторические. Ну что ж, опыт — сын ошибок трудных. С другой стороны, мог ли я стрелять по направлению вверх по склону, находясь не на вышке, да еще за 15 минут до официального начала охоты? Большинство охотников потом мне говорили «да конечно, надо было стрелять!» Егеря же, наоборот, убеждали, что я молодец, что не стрелял, и что стрелять нужно только с вышек. Ну, им виднее, безусловно. Но втайне я знаю одно: если бы винтовка уже висела на плече заряженной, вряд ли бы я сдержался.
[caption id="" align="alignnone" width="1000"] Вид на просеку с охотничьей вышки. Центральная точка прицела Victory V8 позволяет быстро прицеливаться даже по движущейся цели[/caption]
 
Тем временем дождик превратился в ливень, а вокруг начали раздаваться звуки охоты. Протрубили рожки, донесся лай загонных собак, загремели выстрелы. Причем, судя по канонаде, день обещал быть не менее урожайным, чем прошлый. Мои сектора для стрельбы отстояли друг от друга на 180 градусов, и приходилось все время вертеться, чтобы ничего не пропустить, но делать это медленно, чтобы никого не спугнуть. В результате в гущаке мною были замечены косули, но на чистое место они так и не вышли.
Зато вышла лиса. «Трофей, конечно, почти бессмысленный, но все же…» — думал я, аккуратно поднимая винтовку. Лису угораздило выйти на меня почти в упор, метрах в двадцати, и, вскидываясь, я был в абсолютно железной уверенности, что никуда она отсюда уже не уйдет. Ага, тот случай. Вскинув винтовку, я обнаружил, что отсутствие кратности 1х (или 1,1х) в моем прицеле действительно сказывается. Глазами-то я лису вижу, а вот в прицел быстро найти не могу! Еще и непривычная вкладка при высоко стоящем прицеле… Кое-как удается свести пляшущую красную точку в центре перекрестья с намеченной целью. Лиса тем временем заметила мои судорожные приготовления и вознамерилась дать деру. Ну уж нет!
[caption id="" align="alignnone" width="800"] С полем! Удачливые коллеги принимают поздравления[/caption]
Оглушительно гремит выстрел. Я привык при работе с оптикой держать открытыми оба глаза, и поэтому левым очень хорошо вижу непредвиденное продолжение: лиса, абсолютно целая на вид, подпрыгивает на месте, потом срывается и быстро-быстро скачет зигзагами по просеке вниз. Наконец, пробежав метров 30-40, она останавливается и снова смотрит на меня. А я тем временем уже перезарядил винтовку и смотрю на нее — в оптику. Но на этот раз до цели метров 60-70, и я жалею уже о том, что не успел крутануть увеличение на большую кратность — в траве и хвое обладательницу рыже-бурой шубки почти не видно. А уже надо стрелять, не будет же она вечно стоять и на меня смотреть! Выстрел! Лиса снова подпрыгивает и бросается на этот раз уже наискось — в густой лес. Причем, судя по скорости и проворности, с которой она ломанулась в чащу, ни первый, ни второй выстрелы не нанесли особого вреда. Но я категорически отказываюсь в это верить, изумленно глядя то на винтовку в своих руках, то на места, где только что находилась добыча. Ну ладно второй выстрел, но как, во имя всего святого, можно было промахнуться почти в упор? Как?! Так, надо дозарядиться, все же из пяти патронов в магазине я два израсходовал. Раскрываю пачку RWS Hit, достаю два патрона, вкладываю в магазин… стоп, а что это за шум? Вовремя поднимаю голову, чтобы увидеть стоящую на просеке оленуху, внимательно наблюдающую за моими неуклюжими упражнениями с винтовкой и патронами. Черт! Стараясь не торопиться, готовлю и вскидываю оружие, но не тут-то было — грациозный прыжок в сторону, и она уже в абсолютно непростреливаемой чаще леса улепетывает восвояси.
Что ж за день-то такой?.. Так. Спокойно. Вдох-выдох. Все нормально. Ну, пропустил. Ну, бывает. Ждем дальше.
Но выглядывать новых гостей пришлось долго. От скуки я имел возможность внимательно изучить в четкий 14-кратный прицел места, где находилась лиса в моменты выстрелов. Ни шерсти, ни крови… М-да. Слушайте, а может, с винтовкой что-то не так? Может, прицел сбился? Проверить бы… По мере ожидания эта мысль, от которой поначалу очень хотелось отмахнуться, разрасталась и крепла. Я вспомнил, что от самого тира пристрелку на винтовке я не проверял, так как вчера стрелять не пришлось. А меж тем условия ее транспортировки были, мягко говоря, далеки от идеальных. Да и, в конце концов, ну не могу же я быть настолько косоруким, чтобы не попасть в лису на 20 м? Надо проверить! Вот что хотите говорите, а проверить надо. Оглянувшись, нахожу поросший мхом пенек метрах в тридцати. Грохочет выстрел, и я вижу черное пятно на зеленом фоне в аккурат в том месте, куда и прицеливался перед этим красной точкой Victory V8. М-да… оказывается, я все же могу. Это о косорукости. Ведь на винтовку и прицел грешить теперь уж точно не получится. Впрочем, этот выстрел придал и уверенности — с оружием все в порядке. Значит, надо просто собраться и в следующий раз не промазать. До конца охоты остается 40 минут, когда я слышу подозрительный треск, и на просеку в полусотне метров выходит небольшая косуля. Она не замечает меня, а вот я ее вижу хорошо — настолько хорошо, что секунд через 10 наблюдения в 14-кратную оптику Zeiss принимаю волевое решение, что передо мной именно самка. А значит, можно стрелять. Еще несколько секунд жду, пока она повернется ко мне в профиль. И вот долгожданный момент. Стреляю! Косуля подпрыгивает и бросается в чащу. Обескураженно рыскаю прицелом по тому месту, где она только что стояла. Что за черт! Да я никак не мог снова промазать! Это ис-клю-че-но!!! Присмотревшись, наконец вижу среди хвои шерсть и следы крови. Ага, стало быть, все же попал. Еле-еле дожидаюсь окончания охоты и егеря, с которым мы устремляемся в чащу вслед за косулей. Вот она, красавица — пробежала всего метров 15 в последнем рывке и легла. Ну, это и неудивительно — выходное отверстие, проделанное пулей RWS Hit в грудной клетке, оказывается размером почти с кулак. С таким точно не живут. А как насчет лисы? А никак. Никаких следов. Традиционное «вальдманс хайль — вальдманс данке». Разделываем добычу с егерем и оставляем тушу на обочине, обозначив место — потом специальный экипаж соберет всю добытую дичь со всех номеров. Замерзший, промокший до нитки, но воодушевленный трофеем, я отправляюсь обедать. Но по мере того как отогреваюсь, я начинаю волноваться за оружие: не поплохеет ли ему в мокром чехле, притом что винтовка и прицел полдня провели под проливным дождем и тоже мокрые насквозь? Я прекрасно помню, как быстро появляется ржавчина на моем Remington 700 в местах, где от долгого использования оказалось изношенным защитное фосфатирование. Поэтому по возвращении в отель первым делом распаковываю чехол, извлекаю винтовку и затвор, протираю все, что могу, туалетной бумагой и кладу сохнуть на радиатор отопления. А сам отправляюсь к коллективу — не найдется ли у кого ружейной смазки? Увы. Невероятно, но факт: больше 60 охотников, и многие — со своим оружием, но ни один не прихватил с собой принадлежности для чистки! Удивительное дело. При этом, что характерно, потребность в уходе за оружием возникла не у одного меня: коллега с винтовкой с цанговым затвором жалуется на затруднения при работе с ним. Еще один вообще уронил оружие в вязкую грязь и теперь тщетно пытается отчистить салфетками. Но мы нигде не можем найти даже завалящей «вэдэшки»! М-да, ситуация… Несмотря на мои опасения и пессимистические ожидания, при утреннем осмотре перед возвращением оружия владельцам на подсохшей винтовке не видно даже и следа ржавчины! С удивлением отправляюсь в Интернет — читать о Sauer S202 Synchro XT более детально. Выясняется, что все стальные части на этом карабине покрыты специальным покрытием Ilaflon, и что производитель гарантирует его стойкость к влаге, грязи, соли и другим агрессивным для металлов средам. Что ж, вот заодно и протестировали — в самых что ни на есть реальных условиях. Снимаю шляпу, Sauer! Тем временем охота наша и на второй день вышла удачной, а я оказался среди тех охотников, кого отметили на традиционной церемонии еловой веточкой. Всего же опять добыли больше 100 голов дичи, в том числе несколько муфлонов и оленей. Местные радовались и говорили, что столь удачной охоты в этих краях уже давно не видели.
[caption id="" align="alignnone" width="1000"] В конце дня в местном замке при свете факелов проводится традиционная церемония чествования охотников и добытой дичи[/caption]
Ну, а для меня все увиденное и пережитое оказалось полнейшим откровением — так как разительно отличалось от привычного для наших широт понимания загонной охоты. Все гораздо организованнее, цивилизованнее, культурнее и при этом с полным соблюдением вековых традиций. Одно слово — Европа! Что же касается оптики Zeiss Victory V8, то на этой охоте я в полной мере ощутил, как нужен бывает загонному охотнику универсальный прицел — и с единичной кратностью, и с по возможности большим максимальным увеличением. Поэтому я с большим интересом ожидаю возможности примерить на свою винтовку именно модель V8 1,1-8х30, которая обещает появиться на прилавках уже в самом ближайшем будущем.
СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАНА В № 2 ЗА 2015 ГОД [pexblogposts pex_attr_title=»ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:» pex_attr_cat=»20″ pex_attr_layout=»columns» pex_attr_number=»» pex_attr_columns=»2″][/pexblogposts]]]>

Комментировать

https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2019/12/logo-black.png

Подробно о настоящем мужском увлечении.
Подписной индекс 99 555.