НожиСломай меня, если сможешь

<![CDATA[]]>
Аватар admin23.08.20171079 min
https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2017/08/main-pic-4-1280x853.jpg

Мора — это город в Швеции, а также всемирно известный ножевой бренд. Правильнее произносить — «мура», но вариант «мора» настолько прижился, что уже не имеет смысла что-то менять. Когда интересуешься историей этих ножей, узнаешь, что коммерческой марки «Мора» как таковой никогда не существовало. «Морами» называли ножи самых разных производителей из города Мора.

Благодаря залежам железной руды, березовым рощам, обеспечивающим топливом плавильные печи и кузнечные горны, и реке Даларна, воды которой приводили в движение механизмы, в городе Мора и его окрестностях развилось инструментальное производство — частью которого является и изготовление ножей. Ножи делались вручную, а продавали их бродячие торговцы. Это были именно те ножи, что всем нам известны: узкий клинок с прямыми спусками и скосом обуха, рукоятка в форме веретена. Ножи были из Моры — и их называли «морами» (подобно тому, как мы называем «финками» ножи из Финляндии).

В 1891 г. в Мору из Северной Америки, где он работал лесорубом, вернулся Эрик Фрост. В селении Оестнор, общине Мора, Фрост основал производство саней и телег для деревообрабатывающей промышленности, а также производство инструмента для профессиональной обработки дерева. Это стало началом индустриализации ножевого производства в Море. Главной причиной успеха Frosts Knife Manufacture стало массовое производство ножей с ламинированным клинком стабильного качества. Клинок состоял из высокоуглеродистой сердцевины, формирующей режущую кромку и заключенной между двумя слоями мягкой стали. Ножи эти Фрост не изобретал — он всего лишь наладил их серийное производство и добился стабильно высокого качества. В 1904 г. Фрост с десятью работниками уже выпускал 19 000 ножей в год. Розничная цена изделия составляла одну шведскую крону, что соответствовало средней часовой оплате труда рабочего. Еще одной причиной успеха стало сотрудничество с торговой фирмой «Бельмарк и товарищи».

Благодаря Эрику Фросту в этом году компания Morakniv AB празднует свое 125-летие. Но сегодняшние «моры» — это уже не мануфактура Фроста. Точнее — не совсем. Еще на заре моей активной ножефилии, в самом начале этого века, можно было купить «моры» двух производителей: Frosts и KJ Eriksson. «Фросты» были более традиционными, «эрикссоны» — более прогрессивными и технологичными. Уже ставший хрестоматийным нож Mora Outdoor 2000 (в народе известный просто как Mora 2000) — это на самом деле «эрикссон». К моменту его выпуска фирма Frosts уже принадлежала компании KJ Eriksson.

 

 «Нож таежного охотника» из публикации в журнале «Охота и охотничье хозяйство»
«Нож таежного охотника» из публикации в журнале «Охота и охотничье хозяйство»

Произошло это потому, что в середине 1980-х гг. компания Frosts оказалась на грани банкротства — и возникла реальная угроза покупки конкурентами, финской компанией Fiskars. Допустить конкурентов в Мору было невозможно, поэтому вместе с рядом соинвесторов KJ Eriksson выкупила доли участников компании Frosts, а затем постепенно — и доли соинвесторов. Возникает вопрос: финны — конкуренты, а KJ Eriksson — нет? Можно сказать, что нет. С начала прошлого века в Море работало несколько ножевых мануфактур, и отношения между ними были не конкурентными, а партнерскими.

Они учились друг у друга, торговали друг с другом, вместе выпускали ножи — то есть вместе создавали славу ножей из Моры. Часто изделия различались только клеймом производителя. Однако время идет, и постепенно производителей осталось только двое. А в 2005 г. они слились в единую компанию — Mora of Sweden. Это название пересекалось с названием города, поэтому позже было изменено. На сегодняшний день ножевое производство в шведском городе Мора называется Morakniv AB.

 

Вызов нового времени

«Моры» всегда были отличными ножами за малые деньги. Когда человек, озабоченный поиском добротного ножа то ли в ящик с инструментом, то ли для туризма/охоты/рыбалки/дачи, обращался к знающим людям за советом, то очень часто ему отвечали: «Возьми “мору” и не парься!» С появлением модели Mora Outdoor 2000 этот совет стал своего рода мемом.

В последние годы ножевой рынок претерпел серьезные изменения. Нынче в моде — тактические ножи и ножи выживания. Ну и, по-видимому, ребята из Morakniv захотели к знаменательной дате — 125-летию производства — дополнить ассортимент несколькими радикально новыми моделями. Так появилась уже ставшая известной тройка: Garberg, Kansbol и Eldris (мы перечисляем их по «росту» в порядке уменьшения). Эту троицу объединяют четыре момента: общий дизайн, рукоятка, ножны и подвес. Плюс разрыв шаблонов: Garberg — самый мощный из всех ножей Mora, Eldris — самый маленький, а Kansbol — это Mora Outdoor 2000 с новой рукояткой и новой системой крепления Multi-mount. Как видим, Kansbol — наиболее универсально-практичный и одновременно наименее примечательный из них. Уверен, что он удовлетворит всех фанатов ножа Outdoor 2000 — после обязательного брюзжания о том, что раньше ножны были другие, и рукоятка была лучше, и трава зеленее, и девчонки толще, и вообще когда-то Mora стоила копейки. Но я сейчас пишу не о Kansbol и не о Eldris (о нем будет статья в следующем номере), а о Garberg. Garberg — это «трактор» среди ножей из Моры, могучий рабочий инструмент — самый мощный из всех, что  когда-либо делали в Море.

 Garberg с системой Multi-mount
Garberg с системой Multi-mount

Сначала небольшое отступление. Названия этих трех моделей, выпущенных в год 125-летия ножевого производства в Море, звучат как заимствования из древних скандинавских саг и являются данью традициям региона Даларна. Кансбол, Элдрис и Гарберг — это названия летних выпасов, где жители Моры держали коров с весны до осени. Вокруг самой Моры земли были заняты под пахоту, поэтому скот выгонялся на отдельные луга с хижинами и сараями. Люди там жили все лето, пасли скот, делали сыр и масло. Такой выпас называется f?bod (фэбод), и был он у каждого села. Вот эту историю честного труда и простой самодостаточной жизни наедине с природой и постарались сохранить в этих ножах ребята из Morakniv. Шведы стараются не забывать свои корни — и даже при создании инновационных ножей опираются на традиции.

 

Всесокрушающий

Нож Garberg — это не привычная «мора». Это полный разрыв шаблона, срывание покровов и Армагеддон. Это споры фанатов, это сумас шедшие тесты, это чувство глубочайшего удовлетворения, откровенно и явно проступающее на лице, когда берешь его в руку. Он толстый. Он тяжелый. Он фуллтанг, но не простой. Фуллтанг (full tang — англ. «цельный хвостовик») — это нож с накладным монтажом рукоятки. В отличие от ножей со всадным монтажом фуллтанг обладает не узким хвостовиком, как на всех классических «морах» и «финках», а широкой пластиной, формирующей профиль рукоятки и выкованной зацело с клинком. Затем на эту пластину, повторяя ее контуры, накладывают пластины из дерева, полимера или других материалов — и рукоятка ножа готова. Преимущество фуллтангов — в гораздо большей прочности. В отличие от обычного всадного хвостовика этот сломать нереально. Минусом являются увеличенная масса ножа (а также смещенный в сторону рукоятки баланс) и контакт руки со сталью хвостовика. Однако минусы эти относительные — дополнительная масса часто бывает не недостатком, а преимуществом; касание рукой стали беспокоит далеко не всех, а многим даже доставляет удовольствие. Вот зимой — да еще голой рукой — действительно не хочется браться за сталь. Поэтому промышленный дизайнер Маркус Лейжон и инженер-конструктор Арвид Ларссон придумали, как воплотить надежность фуллтанга без его недостатков. Насколько это у них получилось, мы еще увидим.

 Продуманный и качественный нож всегда красив
Продуманный и качественный нож всегда красив

Легенда гласит, что пользователи ножей из Моры долго и упорно желали НОЖ — мощный, всесокрушающий фуллтанг, добавляющий владельцу +100500 к тактикульности, выживаемости и всесокрушаемости. Шучу. На самом деле, пользуя «моры», что называется, и в хвост и в гриву, временами у меня возникало жгучее желание: потолще бы, да помощнее, чтобы можно было не только порезать и построгать, а и поколоть, поломать, порубить и пооткрывать консервы. И чтобы добытую тушу не только разрезать по мягкому, а и спокойно вскрыть грудину. Разрезать таз — и не бояться, что зажатый между позвонков или в суставе нож просто возьмет и сломается. Короче говоря, хотелось мощный рабочий нож. Создатели Garberg говорят, что именно такой и для такой работы они и создавали. В итоге получившийся Garberg, по их мнению, отвечает всем поставленным задачам наилучшим образом.

 

Параллели

Я впервые увидел и взял в руки этот нож в марте этого года на международной выставке IWA-2016 в Нюрнберге. Там Garberg был продемонстрирован в кожаных ножнах, и промелькнувшее было узнавание не задержалось в мозгу. Когда я получил его для тестирования в полимерных ножнах и с универсальным подвесом Multi-mount, я вспомнил цитату и засмеялся:




«Считаю, что для удовлетворения спроса охотников-промысловиков и определенной части охотников-любителей на охотничьи ножи было бы целесообразно наладить промышленный выпуск следующих образцов: 1 — нож таежный (по описанным размерам и рисунку); 2 — нож охотничий того же образца, но с лезвием длиной 14 см, шириной в брюшке 3 см, толщиной обушка 3 мм и длиной рукоятки 12 см». (с) В. Костогляд, биолог-охотовед.

06-2016-08Вспомнили? А если на рисунок посмотреть? Да, это знаменитый «нож таежного охотника» из журнала «Охота и охотничье хозяйство» № 09/1983 г. В том же сентябре я пошел в школу, а в сентябрьском выпуске журнала биолог-охотовед Костогляд описал свое видение промыслового ножа — классический скандинавский нож в классическом варианте ножен, в которых нож носится утопленным на 2/3 рукоятки. Замечательным в этом случае является ответ на вопрос части ножефильской общественности: «Кому это надо?». Тем, кто в тяжелых природных условиях не выживает, а живет; тем, для кого нож — обязательный атрибут повседневной жизни, как очки для близорукого. Поэтому 33 года назад автор статьи писал не столько о ноже, сколько о методе его ношения и конструкции ножен и подвеса. Этим замечателен и Garberg, и поэтому кожаные ножны для него я воспринимаю исключительно как интересную принадлежность, дань традиции. С этим можно спорить, я ни в коем случае не настаиваю, но хочу лишь заметить, что мыть пластик значительно легче, чем кожу, и в него ничего не впитывается из того, что потом своим запахом привлекает собак и отгоняет людей. Биолог-охотовед В. Костогляд описал интересный концепт подвеса ножен: отдельный подвес в форме двух соединенных петель, крепящийся за специальный ремешок на брючине и позволяющий снимать нож вместе с ножнами, одновременно обеспечивая надежную и удобную фиксацию ножа на бедре. Вам такой метод крепления тоже напомнил вездесущую в наше время систему molle? Мне напомнил. На самом деле отъемный подвес — старинная концепция. Так носили холодное оружие много веков назад. Так носили штыки еще в прошлом веке, а некоторые так носят их и сейчас. Разница в том, как нож в отъемном подвесе крепится на теле или экипировке.

Предлагаемая Morakniv система подвеса Multi-mount имеет в своей основе ту же идею, что и подвес «ножа таежного охотника»: надежный подвес и возможность снимать нож в ножнах. Но Multi-mount идет значительно дальше — и на сегодняшний день, каюсь, я не могу вспомнить аналогичные системы, предоставляющие столь же многогранные возможности. Это не значит, что их нет — это значит лишь, что мне они не известны. Сначала я смотрел на это мультикрепление, как баран на новые ворота. Но затем прозрел и понял.

 

Напутствие

Итак, в редакции я получил в руки коробку с картинкой ножа Garberg, наклейкой пожизненной гарантии и напутствием: «На пиши, что ты о нем думаешь». На мой вопрос, как именно пользоваться — последовал простой ответ: «Сломай, если сможешь». Понятно, что примитивное открывание тушенки тут же из разряда «Ни-ни-ни!» перешло в разряд «Ну разумеется!».

Первое, что я сделал, вернувшись в гостиницу, — достал Garberg из коробки. Хотелось сделать это еще по дороге, но пришлось потерпеть, чтобы не пугать окружающих. К тому же не хотелось привлекать внимания местных правоохранителей — все правоохранители мира без исключения склонны рассматривать любой режущий предмет как холодное оружие. Хотя Garberg в этом смысле однозначно «теплый», так что стражи порядка лишь зря бы потратили время. Но об этом ниже.

 Для разминки была открыта банка тушенки
Для разминки была открыта банка тушенки

Упаковочная коробка с «Гарбергом» была заполнена до отказа — после того, как я открыл ее впервые и вынул содержимое, впихнуть все это назад у меня уже не вышло. В комплект поставки, помимо собственно ножа, входят ножны, два отъемных подвеса, держалка-фиксатор и четыре отрезка ленты-липучки — два с ворсом и два с крючками. Прямо набор юного техника какой-то.

Если говорить о первом впечатлении, то оно оказалось самым благоприятным. Качество материалов и обработки не вызвало никаких нареканий. Garberg удобно лег в руку, и я еще раз измерил длину клинка — показалось, что он длиннее, чем было заявлено. На деле же против заявленных 109 мм я намерял всего 107 мм (а поначалу казалось, что там все 120 мм).

 

В руке

Основной деталью ножа я считаю рукоятку — именно за рукоятку удерживается нож, именно она облегчает или же, наоборот, усложняет, а то и вообще делает совершенно невозможной работу с ним. Классические шведские ножи из Моры имеют довольно узкую симметричную рукоятку в форме веретена. Если взять в ладонь пригоршню снега или комок пластилина и сжать кулак, то слепок в руке получится примерно такой же формы. Такая рукоятка красного цвета — характерный признак «моры». Если внимательно посмотреть на рукоятку Garberg, то мы увидим это же веретено, образуемое насечкой в форме ромбов и выделенное канавкой по периметру. Брюшко и спинка рукоятки также повторяют форму симметричного веретена. Почти повторяют — брюшко полого переходит в заднюю подпальцевую выемку и делает рукоятку перед затыльником немного более толстой. В отличие от классической рукоятки, не имеющей ни ограничителя, ни затыльника, рукоятка Garberg обладает и тем, и другим. Ограничитель выполнен в форме овального утолщения рукоятки на переходе к клинку и предоставляет небольшой упор для пальцев сверху, снизу и по бокам, образуя заплечики. Таким образом, пальцы упираются в ограничитель и при молотковом хвате (нормальном), и при сабельном (первые фаланги большого и указательного пальцев сжимают рукоятку сразу за ограничителем), и при флореттном (этот хват подобен сабельному, но клинок лежит в горизонтальной плоскости — обычно так нож удерживается при снятии шкуры). Симметричность брюшка и спинки рукоятки делает удобным любой хват. Овал ограничителя смещен вниз относительно продольной оси рукоятки. Высота упора по моим измерениям составила 3 мм. Это всего на 1 мм больше, чем высота верхнего упора, но благодаря меньшему радиусу подпальцевой выемки указательный палец имеет довольно ощутимый упор.

 

 Форма ограничителя предоставляет упор пальцам в любом хвате

Затыльник рукоятки Garberg откровенно напоминает классические финские «грибки». Он менее ярко выражен, но, тем не менее, предоставляет достаточную опору для мизинца либо же указательного пальца в кинжальном хвате. За дний упор выступает над задней подпальцевой выемкой на 4 мм.

Но вернемся к веретену из ромбов. Оно замечательно несколькими моментами. Ромб — классический элемент орнамента региона Даларна, в котором расположена Мора, и этот орнамент издавна наносился на ножны местных ножей. Однако эта насечка имеет и исключительно практическое значение — точно так же, как это делает накатка на рукоятках инструментов, насечка в виде ромбов обеспечивает плотную сцепку ладони и рукоятки ножа.

 Клинок расширяется к началу подъема и имеет ярко выраженный скос обуха
Клинок расширяется к началу подъема и имеет ярко выраженный скос обуха

Благодаря насечке рукоятка Garberg не скользит даже в мокрой или измазанной жиром руке. Тут я заметил еще один момент: канавка по периметру веретена соединяется с канавками, охватывающими рукоятку у нижнего и верхнего основания спинки и брюшка. Не знаю, получилось так случайно или же это было задумано дизайнером и конструктором, но вода/жир/кровь с ладони, выдавливаются в эти канавки и не мешают сцепке ладони с рукояткой. Также с каждой стороны рукоятки по одному ромбу выполнено в виде углубления, в которые в походном положении входят выступы в ножнах, тем самым надежно фиксируя нож. Рукоятка является травмоопасной. Конечно, это не классическая рукоятка, у которой брюшко плавно подводит палец к лезвию — и ни ограничитель, ни пята не отделяют сухожилие первой или второй фаланги пальца от бритвенно-острой режущей кромки; и только многолетний опыт и естественная шершавость дерева (привет зеркально отполированному твердому дереву или лаку!) защищают пользователя от тяжких увечий. Рукоятка, как уже было описано, обладает ограничителем с упором по всему периметру — но 3 мм переднего упора не остановят руку при сильном тычковом или кинжальном ударе в твердое препятствие. Я даже нормативные 5 мм не считаю упором, достаточным для того, чтобы нож по технике безопасности был пригоден для нанесения ударов — что, собственно, и определяет в большинстве случаев отнесение ножа в разряд холодного оружия. Garberg же — однозначно «теплый». Не ламповый, конечно, но транзисторный уж точно.

 Универсальная система крепления Multi-mount в действии
Универсальная система крепления Multi-mount в действии

Предназначением «Гарберга», образно говоря, является сельское хозяйство — то есть ему положено пахать, пахать и еще раз пахать. В том числе в ситуациях, когда уронить нож означает потерять его. Поэтому еще одним не самым обычным для «мор» конструктивным элементом является отверстие под темляк. Расположено оно в верхней части веретена из ромбов — у основания затыльника. С одной стороны, отверстие выполнено в массиве рукоятки и во многих случаях будет закрыто рукой, с другой же — это единственное место, где его можно было бы сделать. Моя личная практика показывает, что такое расположение отверстия под темляк вполне терпимо — привыкнуть можно. Во всяком случае лучше уж так, чем нырять за ножом.

Материал рукоятки — полиамид, а основными физическими свойствами его являются прочность, жесткость и вязкость. То есть если при батонинге ударить по рукоятке, и она при этом не будет защищена пальцем, то ничего с ней не случится. На сетевых форумах и на Youtube относительно материала рукоятки высказываются соображения. Согласно им, внутренняя часть рукоятки — веретено из ромбов — твердая, а внешние части — мягкие. Это не так. Рукоятка Garberg — монолитная, целиком изготовленная из одного материала. Из двух материалов сделаны рукоятки ножей Eldris и Kansbol (у меня они есть, так что это точная информация); но для маленького Eldris и для Kansbol с тонким клинком это имеет смысл – по этим ножам поленом колотить явно не будут, там важнее комфорт при удержании. Garberg же большой — для него важнее прочность. Что касается комфортности удержания монолитной рукоятки, не имеющей вставок — то, как уже было отмечено, рукоятка Garberg ничуть не скользит. Она шершавая — на ощупь представляется, будто она обмотана очень мелкой наждачкой. Сцепку рукоятки с ладонью у Garberg, кстати, испытывал не только я: во время совместной охоты знакомый менеджер компании Zeiss убедился в надежности удержания Garberg рукой, вымазанной в жире, крови, а также частично и полностью переваренной растительной пище. Я же ограничился водой и жиром (причем обмазывал руки и нож жиром целенаправленно, чтобы убедиться, что называется, «на все сто»).




А еще из оконечности затыльника торчит хвостовик клинка — он выступает на 4 мм. Зачем? Видимо, чтобы в корне пресечь кривотолки о конструкции ножа и конспиративные теории о всадной природе монтажа. В реальности у этой штуки я нашел как позитивные, так и негативные стороны. Во-первых, им можно стукнуть. Во-вторых, по нему можно лупить чем-нибудь тяжелым — как сосед молодого панка в «хрущевке» по батарее отопления в 3 часа утра. И ничего ножу не будет, я проверял. Чему-то тяжелому — может, и будет. В процессе пробивания барабана от стиральной машинки я бил по выступающему хвостовику деревянным бруском. Сталь барабана оказалась прочной, так что лупить пришлось долго — и брусок пострадал довольно основательно. Поэтому бить по хвостовику ладонью или другими частями тела я бы не советовал — травмы гарантированы. Также хвостовиком можно скрести по огниву — если грани обуха клинка утратили остроту, а портить режущую грань не хочется. В этом случае лучше вложить нож в ножны. А еще лучше вообще избегать любых работ, предполагающих направленность клинка в сторону себя любимого, — техника безопасности превыше всего. Еще выступающим хвостовиком можно открывать пиво. Наверное, получится придумать ему и еще какие-нибудь функции.

 

Клинок

Однако высекать искры и открывать пиво все же удобнее обухом клинка. Грань между обухом и голоменью (боковой стороной клинка) специально делается острой. Прочел в одном из отзывов рекомендацию загладить ее мелкой наждачкой — вот уж дудки! Хочется гладкого закругления — купите себе другой нож. И тут мы плавно подходим к самой животрепещущей теме любого ножевого форума: клинку, его форме, габаритам, материалу, спускам, подводам.
Форма клинка по заявлению дизайнера — классическая шведская. Я уверен, что автор абсолютно прав — уже хотя бы потому, что он в этом вопросе эксперт. Единственно, у меня сейчас на столе лежит финский Marttiini и как бы намекает. При первом же взгляде на клинок Garberg видно, что на брюшке он шире, чем на пяте — точно так же, как и клинок Marttiini. Так что лично для меня тут звучат финские мотивы. Чего на Marttiini нет, так это скоса обуха. Прямой скос обуха можно рассматривать как истинную черту шведских ножей. У финнов на ножах с расширяющимися к началу подъема клинками — прямой об ух, на «щучках» скос имеет вогнутую форму. На норвежских ножах понижение обуха к острию выполняется обычно плавным спуском по дуге. Зато норвежцы любят толстые клинки с высокой голоменью и низкими спусками. А учитывая намек на финский «грибок» в качестве затыльника, я бы описал дизайн Garberg как собирательный скандинавский, впитавший в себя конструктивные решения шведских, финских и орвежских ножей.

Клинок Garberg — довольно толстый и относительно короткий. Хотя кому-то, наверное, он может показаться и длинным. Тут субъ ективное восприятие зависит от личных предпочтений и основного применения. Клинок расширяется к началу подъема и имеет ярко выраженный скос обуха. Длина клинка на моем ноже — 107 мм. Толщина — 3,2 мм. Ширина на пяте — 23,3 мм, на брюшке — 24 мм. Высота спусков — 6,2 мм, они прямые, сходятся под углом 30°. И да, есть подвод. Микроподвод. Но он все же есть, и истинные ценители скандинавских спусков не могут с ним смириться. Микроподвод превращает сведение режущей кромки из 30° в 30+°. Для меня это не трагедия. Тем более что я знаю — одно движение по мусату, и вот вам микроподвод.

Форма клинка больше рассчитана на резание, чем на прокол. Довольно крутой подъем позволяет делать широкие режущие движения, используя Garberg в качестве скиннера для снятия или последующей очистки шкуры — при этом совсем не боишься, что острый кончик сейчас возьмет и проткнет ее. С другой стороны, для тонких работ при шкурении такой крутой подъем грубоват. Однако при разрезании мягких и волокнистых материалов форма клинка сама создает дополнительное режущее давление за счет расширения клинка, а при дуговом резе крутой подъем обеспечивает большую рабочую длину лезвия. В отличие от клинков с плоским подъемом, которые в таких случаях работают одним кончиком, форма клинка Garberg более универсальна.

Применяемая для изготовления Garberg сталь также вызывает неоднозначную реакцию. Это нержавеющая Sandvik 14C28N, которая изначально разрабатывалась как ножевая — причем не как сталь для индустриальных дисковых или гильотинных ножей или резаков, а как сталь для складных, поварских, охотничьих и рыбацких ножей. Основными требованиями при ее разработке были отличная затачиваемость и длительное сохранение заточки, высокая твердость и коррозионная стойкость. Эта сталь содержит 0,62% углерода и 14% хрома. Казалось бы — э? Тонкая заточка, твердость и сохранение остроты? Обязательно. Дело в том, что в состав 14С28N входят еще марганец и азот. Марганец увеличивает твердость и прочность стали. В частности, из сталей, легированных марганцем, изготавливают дробильные плиты в камнедробилках, рассчитанных на породы высокой твердости. Но более важен азот, который в Sandvik 14C28N присутствует в количестве 0,11%. Азот выполняет аналогичную углероду функцию, но образует не карбиды, а нитриды — и попутно способствует образованию более мелких карбидов. Таким образом, сталь получается одновременно и мелкозернистой, и твердой, и коррозионноустойчивой. Почему важен размер зернистости? Невозможно вывести режущую кромку тоньше, чем позволяют карбиды. Соответственно, чем меньше зернистость стали, тем острее можно заточить лезвие. Проблема с обеспечивающим устойчивость к коррозии хромом в том, что он обуславливает образование крупных карбидов. Отсюда и правило: хочешь очень острый нож, бери углеродистую сталь (в идеале — вообще без легирующих присадок). Азот же позволяет получить более тонкую структуру — и, соответственно, более острые ножи. Фирма Sandvik заявляет для своей стали 14C28N максимальную возможную твердость 62 HRC. Компания Morakniv выполняет термообработку клинков своих ножей самостоятельно. По их утверждению, применяемая ими технология термообработки позволяет вытянуть из 14C28N абсолютный максимум лучших свойств. Клинки из этой стали Morakniv закаливает до 56-58 HRC.

 

Ножны

Учитывая, что нож больше хранится и переносится/перевозится, чем используется, конструкция и подвес ножен не менее важны, чем дизайн рукоятки и клинка. К сожалению, очень многие производители добротных ножей изготавливают ножны по остаточному принципу: из того, что на складе поставщика отгрузили с доплатой за утилизацию, а шьет их младший ученик второго помощника сторожа, находящийся на испытательном сроке без оплаты. Это, естественно, вызывает недовольство пользователя — а лично меня бесит и раздражает. Поэ тому общение с подвесной системой Multi-mount доставило мне удовольствие и глубокое удовлетворение уже тем фактом, что конструкторы озаботились разработкой удобной и универсальной системы крепления ножа. Минуточку, я немного поторопился. Сначала нужно обсудить ножны. Они выполнены из того же полиамида, что и рукоятка Garberg, а их форма позволяет вставлять нож любой стороной. Автор «ножа таежного охотника» явно был бы от них в восторге. Garberg достаточно просто направить в устье ножен — и он входит туда и фиксируется. Благодаря тому, что нож погружается в ножны на 2/3 рукоятки, клинок не болтается и не стучится об их стенки. Нож фиксируется в ножнах двумя выступами, которые входят в зацепление с двумя выемками на рукоятке. Какой стороной Garberg вставлен в ножны, роли не играет — этой фиксации достаточно, чтобы при повороте рукояткой вниз нож не выпадал (правда, если подпрыгнуть или просто как следует тряхнуть — выпадает). А еще в ножнах есть два отверстия в нижней части, сквозь которые может стекать любая влага, какая попала внутрь ножен. Вдобавок в эти отверстия можно продеть паракорд и подвесить Garberg рукояткой вниз. Но следует учитывать, что в таком случае нужно фиксировать рукоятку. Нож в ножнах можно носить в ножевом кармане брюк, в рюкзаке, в ящике с инструментом. Garberg с ножнами — как единое целое, совершенно не болтается, тут все в порядке. Можно Garberg фиксировать и в мультикреплении — кроме тех случаев, когда есть реальная опасность все же вытряхнуть его из ножен. В этой ситуации разумно будет дополнительно воспользоваться фиксирующим хлястиком.

 Классическое ношение на ремне
Классическое ношение на ремне

Упоминая, что в комплект поставки Garberg входят два отъ емных подвеса, я несколько заблуждался — на самом деле подвес один. То, что я принял за второй подвес, на самом деле фиксатор. Принципиальное устройство и того, и другого одинаково: кольцо из того же материала, что рукоятка и ножны, которое плотно надевается на ножны вплоть до ограничительного выступа по периметру устья. Дойдя до своего места, кольцо фиксируется при помощи двух выступов, входящих в зацепление с двумя выемками на задней стороне ножен — поэтому важно вставлять ножны в кольцо правильной стороной. Несколько раз я путал стороны — ничего катастрофического не произошло, просто кольцо не зафиксировалось, а выступы образовали видимую щель. Через какое-то время ошибка становится заметной, так что тут никаких проблем. Единственное, конечно, поскольку ножны не зафиксированы, то при ношении на петельном подвесе в неудачных обстоятельствах они могут выпасть из кольца.

Конструкция и фиксация колец одинаковы. Разница в том, что к одному кольцу двумя заклепками прикреплена кожаная петля, с помощью которой кольцо может крепиться на ремень или на пуговицу. На петле выполнен вертикальный надрез с двумя круглыми отверстиями, что позволяет вешать ножны в подвесе на пуговицу — что бывает очень удобно. Это — классический отъемный подвес как для штыков. Он висит на ремне, а нож в ножнах вставляется и вынимается целиком. Второе кольцо оснащено фиксирующим хлястиком с кнопочной застежкой — за него, конечно, тоже можно подвешивать, но предназначен он исключительно для фиксации ножа в ножнах. Вот с этим хлястиком можно и с парашютом прыгать. Но и тут есть момент: хлястик слегка натягивается на выступающем из затыльника рукоятки хвостовике клинка. А у этого хвостовика, как мы помним, острые грани. Вдобавок хлястик по хвостовику слегка двигается туда-сюда. Сложно сказать, сколько времени на это уйдет. Но рано или поздно хлястик наверняка перетрется. Так что за ним нужно следить и контролировать его состояние. Предполагаю, что замена порвавшегося хлястика подпадает под пожизненную гарантию для ножей Morakniv — хотя тут, конечно, несложно справиться и самому.

В Интернете встречается предположение или даже рекомендация использовать оба кольца одновременно — то есть надеть на ножны кольцо с фиксирующим хлястиком и закрепить нож в подвесе (например, на пояс). Это можно сделать — однако ножны в подвесе ничем не будут зафиксированы, и нож может потеряться. Так что уж лучше без фиксирующего хлястика, но с фиксацией в подвесе.

 Вертикальный разрез в петле позволяет подвешивать нож на пуговицу
Вертикальный разрез в петле позволяет подвешивать нож на пуговицу

Для тех случаев, когда хочется и нож в ножнах зафиксировать, и в подвесе его носить, и предлагается универсальная система крепления Multi-mount. Эта система идет еще на два шага дальше, чем предлагал автор «ножа таежного охотника». Она работает по простому принципу: нож в ножнах крепится в держалке, а уже сама держалка крепится на чем угодно любыми доступными фантазии способами. Крепление ножа происходит очень просто: кончиком ножен он вставляется в карман держалки и фиксируется липучкой. Если на ножнах надето кольцо с подвесом, то петля просто продевается в отверстие держалки выше рукоятки. Если же на ножнах надето кольцо с фиксирующим хлястиком, то хлястик продевается в отверстие и защелкивается на кольце — получается фиксация и ножен, и рукоятки за держалку, и уже точно никто никуда не выпадет. Для фиксации держалки в ней выполнены продольные отверстия вдоль и поперек и круглые отверстия в пластине. Таким образом, держалка может стандартно крепиться к системе molle вдоль или поперек, а может просто приматываться лентами или веревками к столбам/веткам/рукам/ногам. Правда, входящие в комплект отрезки ленты-липучки недостаточны для крепления на ноге — их длины хватает только для molle или нетолстых столбов/веток. Нужны или ноги потоньше, или более длинные ленты. Но более длинные, годящиеся на все случаи жизни, уже не поместятся в упаковочную коробку. Замечательной опцией крепления держалки Multi-mount я считаю возможность прикрутить ее в подходящем месте шурупами/винтами или прибить гвоздями (подходящее место может найтись где угодно — в кунге/хижине/гараже/кабине и т.д.). Еще, как вариант, можно привинтить ее к раме рюкзака. В общем, тут широчайшая свобода для полета фантазии. Я считаю эту систему гениальной в своей простоте и продуманности. Мне нравится.

 

Пытки

Понятно, что я Garberg не только в руках вертел, но и применял по назначению. Нож использовался для подготовки костра и разжигания его при помощи огнива, для нарезания продуктов питания, овощей и фруктов, для открывания пива и потрошения оленя. А затем я над ним надругался — но, тем не менее, не сломал. А затем надругался еще раз. Но обо все по порядку.




Дерево. Garberg отлично снимает стружку — сочно и стабильно. Благодаря удобной рукоятке и не слишком длинному клинку он позволяет выполнять силовой рез как от себя, так и на себя. Нарезать ветки, наколоть щепу — легко. Garberg может использоваться и как стамеска. Он очень хорошо перерезает волокна и достаточно крепок на изгиб. Батонинг, то есть раскалывание полен или рубка ударами по клинку и рукоятке не вызывает проблем, если длины клинка достаточно.

 Минимальная пята
Минимальная пята

Очевидно, что если толщина полена занимает всю длину клинка, то не остается площади для ударов. Сами удары — и по клинку, и по рукоятке — проблем не составили. Рубка веток или досок поперек — без проблем. Я рубил, именно используя нож как стамеску. Использовать Garberg для рубки подобно мачете особого смысла не вижу — ему элементарно не хватает размеров. Можно, конечно, использовать в качестве удлинителя темляк, но это разве что в пустыне. Чем ударить сверху, везде найти можно. При высекании искр при помощи огнива острое ребро обуха показало себя отлично. Получается плотный сноп искр.

 Дренажные отверстия в ножнах
Дренажные отверстия в ножнах

В кулинарии Garberg показал совершенно ожидаемые результаты. Он любит мясо, рыбу, птицу, разваливает мякоть и режет кости. С овощами и фруктами все зависит от того, что ты делаешь. Почистить картошку или морковку — запросто. Garberg снимает тончайшую стружку. Разрезать — уже другая картинка. Тут все зависит от плотности разрезаемого и того, как именно нужно разрезать. Если резать посредине, то картофелина, морковка или луковица раскалываются, а не разрезаются. Если же отрезать ломтики с торца, то нужно только держать клинок под правильным углом — и тончайшие срезы получаются легко. С мягкими овощами и фруктами ситуация немного иная — клинок их не раскалывает, но на толстых срезах выжимает больше сока. В целом готовка овощей — не его стезя.

Как охотничий нож Garberg мне очень понравился: именно та комбинация резучести и прочности, что мне нужна. Он удобен в руке, маневрен и достаточно груб. Я воспользовался возможностью на охоте, организованной Zeiss совместно с Sauer и Hornady, чтобы посмотреть на Garberg в деле со стороны. Один из иностранных охотников в возрасте попросил менеджера Zeiss помочь ему при потрошении молодого оленя. Я предложил Garberg в обмен на право фотографировать. Заодно получил и отзыв. Впечатления полностью соответствовали моим: удобный, нескользкий, очень резучий — отличный нож. Вот только я не успел снять процесс разрезания ребер — коллега распахнул грудину одним движением.

 

 И кирпич рубит
И кирпич рубит

Прежде я пользовался на охоте оранжевым Mora Companion — отличным и невероятно резучим. Но у Garberg перед ним есть преимущество: более толстый клинок и более крутые спуски позволяют не беспокоиться о костях и при необходимости проворачивать нож вдоль оси в суставе, разжимая его. Тонкие подводы «Компаньона» это не всегда выдерживают. А «Гарбергом» можно и рубануть. И, как уже было сказано, более крутой подъем клинка позволяет рассекать всем им, а не только кончиком. Думаю, и на рыбалке он очень хорошо себя проявит — особенно, когда добыча довольно велика и имеет соответствующего размера кости.

Впрочем, все это было использованием ножа по назначению — а нужно было еще и надругаться. Первым делом я открыл банку тушенки. Это вышло на удивление легко. Раньше мне случалось ломать на тушенке тонкие клинки — и от того, как клинок «Гарберга» легко и просто вошел в крышку от хлопка ладонью по затыльнику, я получил невероятное удовольствие. Разрезание самой крышки прошло так же легко. Вот тут уже на режущей кромке появился блеск. Из коробки нож брил. После месяца использования, раскалывания дров, строгания древесины, разделки оленя он стал брить с трудом. На жести я его «посадил» — то есть Garberg все еще резал, но уже требовал приложения усилий.
После тушенки пошли силовые тесты. Первым был мерзлый грузовой поддон: забиваем клинок с угла под доску и стараемся вынуть гвоздь. Доску отогнул и гвоздь частично вынул. При этом выяснилось, что клинок «Гарберга» довольно гибкий, но как рычаг он все-таки коротковат.

Жесть консервной банки Garberg пробил легко. Возник вопрос — как он справится с барабаном от стиральной машинки, ведь сделан тот из очень качественной нержавеющей стали. Garberg справился — и даже кончик клинка не замялся. Им даже получилось резать нержавейку.

Из тестов, увиденных на Youtube, мне в душу запало разрубание кирпича. И, конечно же, захотелось проделать это «Гарбергом». Кирпич я разрубил. Причем это произошло так буднично и без особых последствий для ножа, что показалось мало. Поэтому следующим был гвоздь. Подкладкой в этом случае служил обломок бетонной плиты. Прежде чем гвоздь был разделен на две части, раскололась бетонная плита. Ожидаемо в том месте клинка, которым рубился гвоздь, появился небольшой замин.

Еще одним — уже стандартным — надругательством является закрепление клинка на 2/3 — 1/2 его длины и приложение на изгиб большой нагрузки (для наглядности используется собственная масса). Во мне больше 90 кг. На закрепленном ноже я и стоял ногами, и висел. Клинок ожидаемо согнулся, ожидаемо выпрямившись после снятия приложенной нагрузки. Точно так же ожидаемо осталась небольшая деформация. Но я же тоже не лыком шит — поэтому стоял на одной стороне ножа, а висел на обратной. В результате клинок оказался практически не погнут.

Все это, конечно, варварство. Однако подобное варварство, недоступное при исключительно целевом использовании ножа, позволяет получить точное представление о настоящих возможностях ножа и, прежде всего, о запасе прочности и упругости его стали. Насколько я могу судить, у Morakniv действительно получилось отличное соотношение стойкости режущей кромки, твердости и упругости клинка. То, что клинок достаточно гибок при высокой твердости, позволяет надеяться, что при низкой температуре он сохранит достаточно эластичности, чтобы не лопнуть, например, при «разборке» суставов лося. А еще им, к примеру, получится колоть лед — если, допустим, понадобится пробить лунку или полынью.
После большого надругательства последовало малое — я поправил лезвие твердометаллической точилкой Magnum Vulcanus, предлагаемой компанией Boker. Конечно, это не заточка, а профанация — однако носить с собой настоящие водяные камни или хотя бы набор Lansky не всегда возможно. А тут в полной мере применимо крылатое изречение: «Неэстетично, зато дешево, надежно и практично». Главное, что это работает. Обсуждение предпочтений при выборе стали для ножа, используемого для полевой разделки крупной дичи — тема бесконечная. Что лучше: очень твердый и износостойкий клинок, который требует заточки в мастерской, или клинок, который быстрее тупится, но и столь же быстро затачивается подручными средствами прямо на месте? Для таких ножей, как Garberg, лично я выбираю второй вариант: достаточно долгое сохранение остроты, но и беспроблемная правка и заточка достаточно мягкими средствами. Так что мне сталь Sandvik 14C28N с фирменной термообработкой Morakniv очень нравится.

 

 Легкий замин на лезвии после рубки гвоздя
Легкий замин на лезвии после рубки гвоздя

Какие же выводы я могу сделать после полутора месяцев использования ножа Garberg? Мне он нравится. Мне симпатичен сам подход дизайнеров Morakniv. Мне импонирует продуманность каждой детали. Есть моменты, вызывающие мою критику, но нет моментов, вызывающих у меня отторжение. Нож удобен. Его масса составляет 171 г — это немного, но все же больше, чем у ножей аналогичных размеров с всадным монтажом клинка. Центр тяжести Garberg находится примерно между указательным и средним пальцем при молотковом хвате — в силу этого баланс смещен в рукоятку и, с одной стороны, при резании нужно давить на клинок; с другой стороны — нож лежит в руке, а не удерживается за рукоятку, и лично мне это очень удобно. Мне нравится ощущать нож в руке и маневрировать клинком. Недлинный клинок маневрен, ты им управляешь. А рукоятка позволяет комфортно держать нож любым удобным для данной работы хватом, и вдобавок она нравится на ощупь. Garberg просто приятно держать в руке. Сталь его клинка — «нержавейка», но ведет себя подобно хорошей «углеродке» и при работе, и при заточке. Это исключительно мои субъективные ощущения, но они именно таковы — нет этого мыльного скольжения, и в дерево клинок входит цепко, как «углеродка». В целом, 14С28N мне субъективно напоминает широко распространенную среди тяжелых рабочих ножей высокоуглеродистую сталь 1095. Считаю, что идея рабочего ножа для тех случаев, когда можно пожертвовать филигранностью в пользу дополнительной мощности, в «Гарберге» воплощена на «отлично». Система Multi-mount заслуживает самого пристального внимания. Знаете, как автомат крепится в кабине? Вот так же можно и нож закрепить.




Для чего бы я рекомендовал этот нож? Для охоты, рыбалки, туризма и всех прочих областей применения, когда нужен нож с большим запасом прочности. Раньше компания Puma выпускала нож для автомобилистов, идентичный известному «ножу белого охотника» и спасательным ножам ВВС. Основной чертой того ножа была мощность. Вот и Garberg можно использовать еще и как автомобильный нож. Ну, и как универсальный нож мастера на все руки. А припоминая, что делал с моей тоненькой «морой» пи-эйч в ЮАР, понимаю, что и для коммерческих охот Garberg тоже отлично подойдет. По крайней мере, не будешь бояться, что проводник его сломает. А если все же сломает, то будет повод сообщить об этом в Мору, и пусть меняют — гарантия-то пожизненная.

 

[button url=http://gunmag.com.ua/6-2016/ size=13 icon=exit]СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАНА В № 6 ЗА 2016 ГОД[/button]

Комментировать

https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2019/12/logo-black.png

Подробно о настоящем мужском увлечении.
Подписной индекс 99 555.