ГладкоствольноеINVICTUS MANEO! Остаюсь непобежденным!

Непреклонный, непреодолимый, непоколебимый, несокрушимый, непобедимый. Именно так с бессмертного языка древних римлян на современный русский переводится слово INVICTUS. Нынешние времена напоминают мне эпоху раннего средневековья: та же самая неопределенная внешнеполитическая ситуация и ежедневно меняющаяся ситуация внутренняя, отсутствие единства, бароны-разбойники, которых никак не удается призвать к ответу, затянувшаяся Реконкиста, а в тех провинциях, где более-менее спокойно, регулярно проводятся разнообразные турниры самого разного масштаба. На этих мероприятиях, конечно, прогресс сказался весьма существенно — нынче поединщики более не...
Андрей Рудой Андрей Рудой31.01.202013375 min

Непреклонный, непреодолимый, непоколебимый, несокрушимый, непобедимый. Именно так с бессмертного языка древних римлян на современный русский переводится слово INVICTUS.

Нынешние времена напоминают мне эпоху раннего средневековья: та же самая неопределенная внешнеполитическая ситуация и ежедневно меняющаяся ситуация внутренняя, отсутствие единства, бароны-разбойники, которых никак не удается призвать к ответу, затянувшаяся Реконкиста, а в тех провинциях, где более-менее спокойно, регулярно проводятся разнообразные турниры самого разного масштаба. На этих мероприятиях, конечно, прогресс сказался весьма существенно — нынче поединщики более не сталкиваются тет-а-тет, предпочитая определять сильнейшего из всех по сумме очков. Изменилась и программа; предпочтение на современных турнирах отдается забаве, ранее считавшейся уделом простонародья — то есть стрельбе.

Комплект поставки счастья — «Инвиктус», коробка со сменными сужениями, необходимые инструменты и фирменный кейс

Для современных кабальеро

Из всех таких турниров лично мне наиболее импонируют те, где соревновательная программа состоит из нескольких дисциплин, каждая из которых выполняется отдельным видом оружия — причем участник обязан продемонстрировать свое мастерство во всех. Крупнейший национальный оружейный трейдер, компания «Ибис», проводит такие турниры, именуемые «Универсальный Стрелок», уже много лет. И ровно столько же лет я пытаюсь выиграть главный приз. И, как вы, вероятно, понимаете, глагол в предыдущем предложении имеет настоящее время отнюдь не просто так.
Тем не менее, в завоевании главного приза, на мой взгляд, нет ничего невозможного. Требуется лишь совместить в одном месте и в один и тот же момент времени два не связанных друг с другом события: выложиться на всю катушку, показав максимум того, на что способен — и как-то сделать так, чтобы свой максимум не получилось показать соперникам.
Тут следует заметить, что судейский комитет турниров «Универсальный Стрелок» обычно всячески мешает предпринимать действия, направленные на, так сказать, преждевременный сход соперников с дистанции. Команда линейных судей, зорко надзирающих за соблюдением правил и приличий буквально на каждом квадратном дюйме территории, отведенной под соревнования, составлена из спортсменов, занимающихся практической стрельбой — а с этими, как известно, договориться не получится просто потому, что интерфейсы взаимодействия простых людей и спортсменов-практиков не совпадают в принципе.

Что касается бессменного главного судьи турниров комании «Ибис», то тут вообще без шансов — одного лишь появления рядом этого невозмутимого джентльмена хватает, чтобы утихли самые ожесточенные споры (говорят еще, что рядом с ним радиоактивные химические элементы перестают распадаться — видимо, им становится неловко заниматься ерундой в присутствии такого человека).
Таким образом, остается лишь делать то, что искушенные в различных состязаниях британцы именуют Fair Play. Здесь все понятно: хочешь достичь успеха — упражняйся. И поскольку программа турниров «Универсальный Стрелок», как уже отмечалось, состоит из многих отдельных дисциплин — то для победы приходится совершенствовать мастерство (просто отрабатывать навыки тут уже недостаточно — если, конечно, вас не устраивает место во второй полусотне) владения чуть ли не всеми видами огнестрельного оружия, из которого в Украине разрешено стрелять гражданскому лицу.
Несмотря на то, что сценариев соревновательного применения оружия может быть бесконечно много (а главный судья, несмотря на суровость — тот еще выдумщик!), все, однако, сводится к довольно ограниченному числу видов стрельбы — стрельбе из пистолета, стрельбе из винтовки по стационарным либо движущимся мишеням наземного базирования, пулевой стрельбе из гладкоствольных ружей по аналогичным мишеням, а также стрельбе из этих ружей дробью по мишеням, умеющим летать.

Леди и джентльмены, перед вами — Caesar Guerini Invictus I Ascent Sporting!

Дробь и тарелочки

Вот с последним-то из упомянутых видов стрельбы у меня пока складывается не слишком хорошо. Полагаю, все дело в том, что для убежденного винтовочника, коим я являюсь — добавьте к убеждениям более чем пятнадцатилетний опыт запуска в полет продолговатых обтекаемых объектов разных калибров, стабилизируемых вращением, и понимание их образа мыслей и характерных повадок, — сама мысль о том, что можно поражать летящую (!) цель облачком хаотично (!!) движущихся дробинок (которые вдобавок могут отличаться друг от друга диаметром, массой и формой!), выпущенных из гладкой, не имеющей нарезов, трубы (!!!), изначально представлялась кощунственной.

 

Спорт высоких достижений выдвигает к гладкоствольным ружьям особые требования

 

Однако так было раньше. Некоторое время спустя, понаблюдав, как стреляют другие (в числе этих других были и спортсмены-стендовики, и охотники, и даже просто любители воскресного выпуска пара), я пришел к выводу, что при грамотном подходе попадания в эти странные оранжевые мишени-кругляшки удается из случайных превратить во вполне себе систематические. Опытные же стендовики и спортингисты, как свидетельствовали мои наблюдения, допускали промахи не чаще, чем опытный стрелок-бенчрестер допускает «дикие» отрывы. Более того — после нескольких тренировок на круглом стенде под присмотром вежливого, но непреклонного инструктора начало получаться даже у меня! И вот тут-то мне и пришлось задуматься.

Мы выбираем, нас выбирают

В интернет-дискуссиях на тему, какое ружье выбрать для уничтожения тарелочек, сломаны тысячи вербальных копий и алебард. Статистика же реальных стрельб показывает, что попадать по летящим тарелочкам можно практически из любого ружья, лишь бы оно было исправным — если ружье способно выпустить в предсказуемом направлении заряд дроби из патрона, то оно способно этой дробью и попасть. Одностволки и двустволки, «переломки» и полуавтоматы, тактические «помпы» и классические курковки — все это попадает по тарелочкам, если стрелок все делает правильно. В определенных пределах нет ограничений и по калибру, хоть он и определяет количество дробинок в заряде. Не так давно на моих глазах наш редактор охотничьего раздела с завидным мастерством бил на круглом стенде тарелочки из лишенной прицельной планки (она не была предусмотрена конструкцией) переломной одностволки 32- го калибра. Да, с двустволкой 12-го калибра наш охотредактор часто проходит на этом стенде так называемую охотничью серию из 15 мишеней без единого промаха; да, те мишени были строго угонно-встречными, то есть более простыми для стрелка, чем, например, боковые — но все же 32- й калибр, Карл!…
Сложности начинаются, когда нужно не просто попадать по тарелочкам — а попадать по ним лучше, чем попадают другие (причем пока вы стреляете, эти другие дышат вам в спину и втихомолку радуются даже малейшему вашему «косяку» — да, из-за этого они впоследствии попадут в ад, но только впоследствии). Вполне очевидно, что тут уже сгодится далеко не каждое ружье.

Схема устройства Invictus System

Не являясь ни в коей мере знатоком гладкоствольных ружей, а руководствуясь исключительно здравым смыслом и кое-какими инженерными познаниями, я составил нечто вроде перечня критериев, которым должно соответствовать ружье, способное обеспечить победу в тарелочковых дисциплинах. В первую очередь, такое ружье, по-видимому, должно быть максимально удобным для стрелка — то есть быть изготовленным соответствующим образом и вдобавок иметь возможность осуществлять необходимые тонкие регулировки. Во-вторых, такое ружье должно быть прочным и долговечным — бесперебойная работа означает стабильность. Не беда, если для обеспечения запаса прочности оно выйдет увесистым — мы же не к длительным ходовым охотам готовимся; вдобавок увеличенная масса поможет легче переносить отдачу при регулярных больших настрелах. Пригодится также высокая вентилируемая планка — стволы не будут закрывать вам обзор, а марево от их нагрева не помешает прицеливанию. Очень важен и спуск — он должен быть коротким и четким, с очень быстрым срабатыванием. И, конечно же, искомое ружье должно обладать хорошим боем — равномерной осыпью без «окон», чтобы и муха не пролетела, и отличной резкостью, чтобы даже у единичных дробинок хватало сил превратить обстреливаемую тарелку в облачко глиняной пыли.

Мысли и чувства

Если сейчас вы ждете рассказа типа «Как этот мужик долго выбирал себе ружье, а потом купил — и дальше жизнь у него пошла как по маслу» — то вынужден вас разочаровать. Ружье для стрельбы по тарелочкам я себе пока не купил.
Причин этому было несколько. Определенная доля «вины» лежит на организаторах турниров предпочитаемого мною формата — с целью привлечения новых участников (и это можно лишь приветствовать, поскольку тем самым число любителей стрельбы в нашей стране неуклонно растет) они часто любезно предоставляют несколько единиц соответствующего оружия для бесплатной аренды тем из участников, кто не имеет личного оружия такого типа. Так всегда делает компания «Ибис», проводя своего «Универсального Стрелка» и прочие турниры, и так же поступают многие независимые фирмы, организуя соревнования подобного типа у себя в регионах — причем на качественное оружие ни те, ни другие не скупятся (например, в прошлом году на турнире в Житомире программу компак-спортинга я стрелял из новенького Blaser F3 — и это ни на копейку не увеличило размер моего членского взноса). Конечно, никакое арендное оружие не сравнится с тщательно выбранным и отрегулированным личным, однако хорошая спортивная двустволка остается хорошей спортивной двустволкой вне зависимости от того, кто ее собственник.
Главная же причина моей пассивности лежит преимущественно в области духовно-социальной. Участие в стрелковых многоборьях — это вовсе не единственное мое увлечение. Добавим сюда то, что возраст потихоньку приближается к отметке «50», а все внутренние демоны уже давно обузданы и послушно ходят строем (хотя, конечно, иногда им все же предоставляется увольнительная). Думаю, вы уже догадались, что в подобном состоянии сознания и духа человек ищет вовсе не просто какое-то ружье. Это должно быть совершенно особенное ружье. Как уже отмечалось, я такого ружья пока не купил. Но, думается, я его уже нашел.

The One

Ружья переломного типа — своего рода реликт мира огнестрельного оружия; вроде как островок-заповедник, где культивируется индивидуальный подход и преимущественно ручная обработка металла и дерева — в то время как за его оградой верховодят крупносерийная штамповка, конвейеры и фенольные полимеры. Понятно, что в мире классических «переломок» больше всего котируются традиции (крайне желательно, чтоб они были вековыми). Еще понятнее, что даже не покорить этот мир, а хотя бы занять в нем равное среди прочих место — задача невообразимой сложности для компании, год основания которой начинается с цифры «2». Да-да — компании, основанной братьями Антонио и Джорджио Гуэрини, всего-то девятнадцать лет от роду!

 

Внешние сменные дульные сужения — перекрывают все задачи и легко идентифицируются

Фабрика Caesar Guerini расположена в городке Маркено в провинции Брешия — сердце оружейного производства Италии. Фабрика эта довольно невелика — и, тем не менее, ее вполне хватает, чтобы выпускать ружья, составляющие достойную конкуренцию изделиям куда более «взрослых» брендов вроде Beretta или Perazzi. Если же взять мерилом успеха самый насыщенный оружейный рынок — американский, — то выясняется, что по объемам поставок на него спортивно-охотничьего оружия среди всех итальянских производителей Caesar Guerini занимает второе место. Вот так-то!
Следует отметить — и администрация компании не делает из этого особой тайны, — что собственного ствольного производства Caesar Guerini, как и многие молодые оружейные фирмы, не имеет. Хорошо это или плохо? Вместо ответа на этот прямой вопрос я скажу лишь, что стволы для ружей Caesar Guerini изготавливает компания Fabarm. Что-то еще нужно объяснять? Вот и я думаю, что нет.
Описывать весь модельный ряд фирмы из Маркено я не стану — полюбоваться обилием ассортимента и элегантной красотой каждого из изделий компании (а итальянское ружье безошибочно узнаешь из тысячи) вы сможете на сайте компании. Я расскажу об одном-единственном ружье от Caesar Guerini — наилучшем из всех выпускаемых.
В названиях своих моделей фирма Caesar Guerini использует терминологию Древнего Рима, и это неспроста — один из владельцев, Джорджио Гуэрини, справедливо считает, что именно период Римской Империи наиболее полно и наилучшим образом воплощает в себе итальянские смелость и силу, ум, дальновидность, художественный вкус и тягу к прекрасному. Зная это, легко определить, какое именно ружье из ассортимента фирмы является флагманским — конечно же, это Invictus!

Неукротимый

Пять лет назад наш журнал уже писал об этом ружье как раз в интересующем нас варианте Sporting (вернее, публиковал на своих страницах переводную статью из итальянского оружейного издания Armi e Tiro). Сейчас же я вкратце напомню самые важные моменты.
Ружье Caesar Guerini Invictus I Sporting (римская цифра в названии в диапазоне от I до VII означает класс отделки; чем больше цифра, тем выше класс древесины приклада и цевья, и тем больше, как говорят довольные владельцы, «петухов» — то есть изощреннее гравировка охотничьей тематики на колодке) представляет собой классический стендовый бокфлинт 12-го калибра с одним спусковым крючком. Колодка ружья изготовлена из цельнокованого бруска легированной стали, боковые доски выполнены удлиненными. Стенки колодки, изначально утолщенные, имеют дополнительные ребра жесткости, еще более повышающие прочность и долговечность ружья. Снаружи колодка украшается доведенной вручную лазерной гравировкой, выполненной во всемирно известном ателье Джованелли. Готовая колодка подвергается закалке и цементированию, дополнительно на все наружные поверхности наносится фирменное защитное покрытие InvisAlloy.
Ствольная муфта моноблочного типа с двумя подствольными крюками и стволы ружья изготовлены из хромомолибденовой стали. Стволы могут иметь длину 71, 76 и 81 см, прицельная планка выполнена сужающейся и снабжена двумя мушками — основной типа «белый бисер» (белой сферической) и вспомогательной из латуни. От стволов производства Fabarm было бы довольно скучно ожидать обычного внутреннего профиля канала ствола, поэтому его здесь и нет. Сверловка, используемая в стволах будущих ружей Caesar Guerini, называется Maxisbore и имеет диаметр 18,6 мм; в совокупности с переходным конусом DueCon длиной 120 мм это уберегает периферийные дробинки в заряде от деформации (что, в свою очередь, способствует более равномерной осыпи), а также обеспечивает повышенную начальную скорость дроби — и вдобавок даже несколько снижает отдачу. Окончательную точку в вопросе боя «Неукротимого» ставят 80-мм сменные дульные сужения Maxischoke Competition, позволяющие настроить параметры осыпи в точном соответствии с пожеланиями самого отъявленного перфекциониста — в комплекте с ружьем их поставляется целых восемь штук (Full, Light Full, Improved Modified, Modified, Light Modified, Improved Cylinder, Skeet и Cyl Skeet — стреляй что хочешь от «скита» до «дабл трапа», не говоря уже об охоте).

Спуск Invictus — несъемный, но регулируемый

А стрелять Invictus может много — как ут верждает рекламный проспект компании, это ружье «готово к миллиону выстрелов». Собственно говоря, для спортивного ружья миллионный настрел не является чем-то там особо выдающимся; таких долгожителей выпускала даже советская промышленность — ружья модели МЦ-8 производства ЦКИБ СОО, получившей прозвище «русское Perazzi», до сих пор служат своим владельцам. Одно из таких МЦ-8 довелось увидеть и проверить в работе и мне — било оно вполне прилично и попадало всегда, когда я не косячил с сопровождением мишени; но вот дребезжало и лязгало оно при каждом моем движении, словно жестяная банка с гвоздями. Неужто «Неукротимый» после определенного настрела тоже начнет необратимо дребезжать?
«А вот фиг!» — гордо заявляют в фирме Caesar Guerini. Да, действительно — в результате интенсивной эксплуатации (у спортсменов-стендовиков, в отличие от охотников, настрел ружья измеряется не патронами в сезон, а ящиками патронов в неделю) у переломных ружей со временем обязательно появляется люфты и шат. Вызывается это главным образом износом запорной планки, а также расшатываним шарнира под воздействием сил, стремящихся разъединить блок стволов и колодку в момент выстрела и нагружающих при этом ось шарнира и подствольный крюк. Конечно, переломные ружья существуют не первый год, и потому придуман ряд способов борьбы с этими самыми люфтами: например, у некоторых ружей удается заменить осевые болты, а замена запорной планки вообще возможна практически для всех ружей. Однако такой ремонт лишь частично устраняет последствия износа — вернуть ружье в первозданное (так сказать, нецелованное) состояние уже не получится; так что это восстановление — по сути, лишь отсрочка приговора. И так было, пока не появился Invictus.
Для непобедимого ружья была разработана особая, невиданная ранее система запирания (не мудрствуя лукаво, производители так и назвали ее — Invictus System). Суть ее состоит в том, что запорные цапфы Invictus Cam с колодки были перенесены на ствольную муфту — поэтому в случае износа их легко можно заменить на совершенно новые, и для этого даже не понадобится специальный инструмент. Помимо этого, нарушенную плотность прилегания нижне-боковых ствольных крюков также можно полностью восстановить — с помощью замены клина Invictus Block, представляющего собой сменный вкладыш на дне колодки (плотность прилегания обеспечивается контактом внутренней фигурной поверхности крюка с прямоугольной гранью вкладыша). Общая же площадь поверхности контакта между запорной рамкой и крюками в системе Invictus достигает 260 мм2 — такого огромного значения вы у серийных ружей не найдете больше нигде. Простота использования системы сменных вкладышей и цапф обеспечивается ненужностью их подгонки — вместо этого производитель предлагает сменные цапфы и вкладыши разных размеров, так что теперь вам остается только подобрать нужный экземпляр (именно поэтому операцию восстановления вашего Invictus лучше все же доверить профессиональным мастерам — квалифицированный специалист сможет с высочайшей точностью оценить величину возникшего люфта и гарантированно закажет идеально подходящие запчасти; к тому же для удобства работы компания-производитель снабжает авторизованные мастерские специально разработанными подробнейшими инструкциями).

Благодаря высокой прицельной планке и грамотной конфигурации верхней части колодки обеспечивается просто шикарный обзор при стрельбе

С прочностью мы, кажется, разобрались; пора поговорить об удобстве. Удобство использования Invictus обеспечивает не только эргономичное цевье и снабженный резиновым затыльником приклад с полупистолетной рукояткой, изготовленные из тщательно промасленной отборной древесины грецкого ореха — дополнительно за него отвечает так называемая система DTS (Dynamic Tuning System). Система DTS отвечает за регулирование положения центра осыпи и состоит из спускового механизма, срабатывающего плавно, четко и молниеносно (усилие срабатывания с завода настроено на примерно 2,3 кг), щеки приклада с регулируемым в нескольких направлениях положением, а также опционального пружинного поглотителя отдачи Kinetic Balancer. Нужно отметить, что Kinetic Balancer предназначен не только для смягчения отдачи, но и для регулировки баланса ружья путем навески на него от одного до трех дополнительных грузиков массой 40 г каждый. Регулируется и положение спускового крючка — он может устанавливаться в одном из семи фиксированных положений, — а также величина его хода и усилие срабатывания.

 

Элегантность, долговечность, надежность, меткость — вот что такое Caesar Guerini Invictus

Срабатывает спусковой механизм Invictus просто великолепно; такое впечатление, что он слушается не пальца стрелка, а непосредственно принимает импульсы головного мозга — так быстро происходит выстрел.
Стрельбу же «Неукротимого» стоит описать особо. Создавая Invictus, инженеры компании Caesar Guerini учли огромный опыт стрельбы по летающим мишеням, накопленный ведущими стрелками-спортсменами, и все их предпочтения с пожеланиями. Тут следует заметить, что спорт высочайших достижений отличается от стрельбы на охоте и развлекательно-релаксационной стрельбы по выходным очень многим — и весьма значительная часть этого многого для неискушенных может быть не только непонятна, но и вовсе не видна. В частности, это касается положения центра осыпи каждого из стволов. Инженеры компании выяснили, что у большинства спортсменов, занимающих верхние строчки турнирных таблиц, вкусы на этот счет практически одинаковы — а именно, они предпочитают, чтобы центр осыпи верхнего ствола совпадал с точкой прицеливания, в то время как центр осыпи нижнего ствола располагался несколькими сантиметрами выше. Особенно на это упирают поклонники стрельбы на траншейном стенде — по всей видимости, для них это наиболее критично.

Совершенно очевидно, что подобным изучением общественного мнения занимались не только сотрудники Caesar Guerini — ведь стендовая стрельба и чемпионы в ее отдельных видах существовали задолго до основания этой компании. Очевидно и то, что опросом мнений дело не завершилось. Каждый из серьезных игроков оружейного рынка, снабжающих оружием выдающихся спортсменов, вынужден чутко реагировать на их пожелания (и делать это немедленно, иначе рискует остаться без приверженцев). Естественно, это касается и предпочтений насчет расположения центров осыпи.
Разобрались ли с этим делом конкуренты или нет, нас интересует не особенно. В «Неукротимом» же эта проблема решена — в этом легко убедиться самостоятельно, устроив классический тест с отстрелом каждого ствола на стандартную испытательную дальность 35 м по стандартным же 16-дольным либо 100-дольным мишеням (а я, например, предпочел поверить на слово).
Как именно у Caesar Guerini подошли к решению этой задачи и какие технические хитрости, воплощенные в конструктиве ружья Invictus, отвечают за необходимое лучшим стрелкам мира положение центра осыпи, мне лично неизвестно. Посетивший один из наших турниров по охотничьему многоборью этого сезона Джорджио Гуэрини в качестве ответа на этот и сопутствующие вопросы лишь довольно прищурился и сказал что-то вроде — «Знание технологических секретов фирмы-производителя не сможет сделать ваши мишени более уязвимыми. Доведенная до совершенства конструкция ружья, обладающего великолепными характеристиками боя — сможет. Нам с вами повезло жить в XXI веке, и Invictus — дитя этого века. Ничего подобного прежде не существовало, и поэтому его нельзя оценивать, пользуясь прежними критериями и стандартами — да он и не нуждается в подобных оценках. Теперь вы можете полностью сосредоточиться на ваших мишенях. Все остальное доверьте вашему Invictus».

 

Invictus на тренировках и соревнованиях

В Украине ружье Caesar Guerini Invictus I Sporting уже хорошо известно; есть счастливые владельцы и среди моих знакомых. А не так давно испытать одну из его модификаций — Invictus Ascent — на круглом стенде посчастливилось и мне.
Ascent в переводе с английского означает «приподнятый» — вентилируемая планка у этой модели поднята выше, чем у стандартных исполнений «Неукротимого» (хоть и не так высоко, как планки типа «Бруклинский мост»). Благодаря этому значительно улучшается обзор (стволы его уже не перекрывают). В моем же случае улучшилась и прикладистость — ширина моего лица не слишком подходит для планок стандартной высоты; с приподнятой же планкой создается впечатление, будто это не машинка метнула мишень в воздух по вашему сигналу — а услужливый официант подал вам ее на фарфоровом блюде. Сразу же пропала — ну, практически полностью пропала,  — традиционная для меня проблема с непроизвольным отрывом щеки от гребня приклада; благодаря планке увеличенной высоты отрывать голову не тянет даже подсознательно. Само же ружье хоть и чувствуется тяжеловатым по сравнению с охотничьими двустволками моих друзей, с которыми я преимущественно и тренируюсь, но это быстро проходит. Зато при поводке благодаря увеличенной массе ружья и практически идеальному балансу (и это еще ничего не настраивал!) мушка следует за мишенью строго по траектории, а не синусоидой, как раньше. Чуть больше времени требуется, чтобы привыкнуть к работе спускового механизма — точнее говоря, чтобы восхититься его работой, а потом перестроить свое сознание на его мгновенное срабатывание.
Больше всего сейчас бы мне хотелось рассказать, как я обычно бил не более 11-12 мишеней в охотничьей серии, а потом взял в руки Invictus — и прошел ее всю без единого промаха, причем последнюю мишень по личной инициативе принял не где-нибудь, а на  восьмом номере, и не иначе. Но увы — чуда не случилось, и четыре тарелочки снова от меня упорхнули. Разумеется, вины ружья в этом не было никакой — обычный косяк системы наведения; продолжаем над этим работать.
Что касается более опытных стрелков и более серьезные соревнования, то тут расклад такой. Двое из моих знакомых, владеющие «Неукротимым» (один — в варианте Invictus Ascent, второй — в варианте Invictus Impact), несмотря на уже продолжительный стаж владения, все еще довольны как слоны. В качестве особого позитива каждый из них независимо друг от друга отметил великолепную резкость боя ружья — и еще то, что с одинаковыми задачами на одинаковых патронах «Неукротимые» справляются меньшими дульными сужениям (например, если на траншейном стенде большинство спортивных ружей других производителей требуют «полных чоков», то Invictus то же самое делает с дульным сужением 0,75 мм, а то и вообще 0,5 мм). Из недостатков владелец Invictus Ascent не смог припомнить «ничего такого», хозяин же Invictus Impact рассказал, как он заменил цепляющийся за его стрелковый жилет резиновый затыльник на пластиковый, и посетовал на то, что официальные дистрибьюторы пока не завозят фирменные балансировочные грузики.
В самом же большом спорте «Неукротимые» от Caesar Guerini тоже понемногу вытесняют ружья других производителей. Например, известный украинский стрелок Сергей Истоминов некоторое время назад перешел на Invictus — и, по слухам, нисколько об этом не жалеет. Аналогичным образом, вероятно, чувствует себя французский спортсмен Кристоф Овре, со своим Caesar Guerini Invictus V Ascent Sporting завоевавший в прошлом году титул Чемпиона Мира по спортингу FITASC. И действительно — о чем жалеть, когда у тебя в руках Invictus? Пусть об этом жалеют соперники!

 

СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАНА В № 3 ЗА 2019 ГОД

Комментировать

https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2019/12/logo-black.png

Подробно о настоящем мужском увлечении.