Наши охотыИндивидуальная охота на самца косули

Косуля — и зверь, и трофей для наших охотников достаточно привычный. Она населяет практически все регионы нашей страны, а во многих местах к тому же еще и достаточно многочисленна. Однако мало кто задумывался над тем, что среди всего многообразия нашей охотничьей фауны самый длинный сезон охоты — именно на это копытное. Начинается сезон охоты согласно Закону в мае, а заканчивается аж в декабре — накануне Нового года. К тому же после внесения в этом году в...
Аватар Семен Полевой14.08.20213453 min

Косуля — и зверь, и трофей для наших охотников достаточно привычный. Она населяет практически все регионы нашей страны, а во многих местах к тому же еще и достаточно многочисленна. Однако мало кто задумывался над тем, что среди всего многообразия нашей охотничьей фауны самый длинный сезон охоты — именно на это копытное.

Начинается сезон охоты согласно Закону в мае, а заканчивается аж в декабре — накануне Нового года. К тому же после внесения в этом году в Красную книгу Украины степного сурка охотникам в ожидании августа — с его обилием открытий охот на самых разных птиц и копытных зверей — теперь, кроме охоты на самца косули, и заняться-то особо нечем. Между тем для большинства любая охота на копытных сразу же ассоциируется с шумной и разудалой облавой. И очень зря. Охотиться летом на косулю гораздо интересней.

Итак, мы все-таки приняли решение поохотиться в теплое время года на самца косули. С чего же начать? Давайте подойдем к этому вопросу так, будто все необходимое оружие, снаряжение и навыки у нас уже имеются, и ничего дополнительно приобретать и осваивать уже не нужно.

Первым и основным вопросом будет — где охотиться? Хорошо, если с прошлых сезонов остались контакты охотничьих хозяйств; а если нет? Лично я рекомендую воспользоваться для этого информационными преимуществами ХХI в. Так, каждый год в Украине публикуется документ, который называется «Лимиты использования охотничьих животных государственного охотничьего фонда в сезон охоты … годов». Документ этот достаточно легко «гуглится» даже начинающим пользователем ПК — и для обычного охотника представляет практический интерес вот в чем: там в виде таблицы показано, какое количество лицензий и на какой вид дичи выделено в текущем сезоне каждому существующему охотпользователю нашей страны. Соответственно, находим интересующую область (например, свою — чтобы далеко не ехать) и выбираем в ней хозяйство с наибольшим количеством лицензий. Скорее всего, именно там вероятность результативной охоты будет наиболее велика, поскольку (и это логично) чем больше лицензий, тем выше численность зверя — ну и, соответственно, выше шансы встретить интересующий нас экземпляр уже в режиме охоты.

Второй этап — найти телефон этого хозяйства; здесь опять же всезнающий Google вам в помощь. Единственный нюанс: у нас в стране наибольшая плотность зверя — как правило, в угодьях так называемых «частных» охотхозяйств, которые не скупятся вкладывать большие средства в охрану поголовья от браконьеров и прочие биотехнические мероприятия. Так вот, некоторые из таких хозяйств работают по принципу закрытых клубов и элементарно не проводят коммерческих охот для охотников «со стороны». Хорошо это или плохо — не мне судить, но тем не менее за какие-то 20 минут вполне реально найти телефон хозяйства с приемлемой численностью зверя, где вам будут рады продать охоту и договориться об устраивающей все стороны дате ее проведения.

Охота с подхода

Индивидуальная охота на самца косули у нас в стране понятие достаточно… растяжимое. Потому что правила охоты в Украине предполагают присутствие егеря при любой охоте на копытных. Так что вас будет как минимум двое — да, это не нравится многим «бывалым» охотникам, но для новичка так даже лучше. Ведь местный егерь точно знает (в идеале, разумеется), в каком уголке его обхода живет какой «козел» (мы же помним, что косуля — зверь территориальный, и «участки» самцов достаточно невелики). Таким образом, бесцельные блуждания «на удачу» по угодьям будут сведены к минимуму — и КПД охоты повысится в разы.

Это было еще в те времена, когда «Лимиты…» публиковали до открытия сезона охоты на самца косули, предполагаемого статьей 19 Закона Украины «Об охотничьем хозяйстве и охоте» — то есть до наступления мая. И поэтому в канун майских праздников знакомый егерь в свете фар уже гостеприимно распахивал ворота усадьбы перед моим автомобилем. Быстрый ужин — и спать; завтра будет ранний подъем.

Утро, кофе, легкая дрожь нетерпения от скорой охоты. Егерь заполняет бланк лицензии — и в предрассветных сумерках мы выдвигаемся в угодья. Пока едем, обсуждаем тактику охоты. Это не первый наш совместный выезд, и я уже успел зарекомендовать себя дисциплинированным охотником, который не стреляет в любое первое попавшееся животное. Поэтому, слегка поразмыслив, егерь соглашается на мое предложение, которое заключается в следующем. Он высадит меня недалеко от цепи полян и вырубок, на которые выходят кормиться сразу несколько интересующих меня трофейных самцов. Сам он тем временем по лесовозной дороге объедет на своей «Ниве» эти поляны — и будет ждать меня в условленном месте возле мостика через лесную речушку. Как раз туда я и должен буду выйти по этим прогалинам в случае, если охотничья удача в этот раз окажется не на моей стороне. Тем самым мне в полной мере удастся получить удовлетворение от действительно почти индивидуальной охоты.

Уверенно стрелять из положения стоя с рук — необходимый навык для охотника

И вот через какой-то десяток минут, аккуратно защелкнув дверцу автомобиля под егерское напутствие «Ни пуха…», я остаюсь один на один с угодьями. Солнца за кронами еще не видно, но уже достаточно светло — пора начинать охоту. Патрон — в патронник, карабин — на предохранитель. Ветер? Ветра нет. Он появится, но чуть позже, а пока нужно просто не шуметь, поэтому начинаю движение в черепашьем темпе, стараясь неосторожным треском сухой ветки под ногой не выдать свое присутствие потенциальной добыче. До первой поляны иду пожарозащитной полосой — бороздой в лесной подстилке, оставленной трактором лесника. Такие борозды делают, чтобы ограничить распространение низового пожара в случае локального возгорания из-за неосторожно брошенного окурка или легкомысленно оставленного непотушенным туристического костра. А для охоты с подхода это просто находка: ходьба по свежевспаханному песку этих борозд — самый тихий способ передвижения по лесу.

А вот и просвет в деревьях, за которым начинается «косулий огород». Молодая и сочная майская травка для этих копытных — настоящий деликатес, в поисках которого косули выходят пастись из зарослей на открытые участки. Там они могут стать добычей осторожного и наблюдательного охотника — или же разнообразить своим тревожным «лаем» прогулку по лесу для тех, кто не смотрит под ноги и не обращает внимание на направление ветра.
Оставаясь в тени деревьев, достаю бинокль и минут пять безрезультатно изучаю поляну перед собой. В длину она метров триста и немного изогнута, так что с моего места мне не видно, что или кто находится вон за тем березовым «мыском». Кстати, уже давно мой выбор бинокля для ходовой охоты (со всеми ее возможными рисками для этого прибора) – идеально сочетающий в себе соотношение массы, цены и качества XD Precision Advanced 10х42 WP. Ну что ж, еще раз внимательно изучив две группки кустиков на поляне и не найдя среди них никого живого, выхожу из леса на чистое. Теперь буду продолжать свое медленное движение, стараясь прижиматься ближе к краю открытого пространства. Очень кстати тут обнаруживается и утрамбованная колея; идти по ней тоже получается гораздо тише, чем шуршать прошлогодней травой по целине. Пока что все способствует моей незаметности.

Подтверждением этому служит облезлая из-за линьки лисица, которая трусит мне навстречу по краю колеи и обнаруживающая мое присутствие, лишь когда нас разделяют всего 25-30 м. Лисица на долю секунды притормаживает, изучает мою замершую фигуру и юркает в кусты от греха подальше, не забыв c досадой оглянуться. Я же продолжаю плавно «плыть» по краю поляны, обращая внимание на каждое движение ветки, вызванное кормящейся птичьей мелочью вроде синиц и пеночек.

Опять останавливаюсь и осматриваю в бинокль края поляны. Теперь мне виден и тот участок, что был поначалу скрыт. И снова — никого. Ничего страшного, охота продолжается. «Моя» колея очень удачно проходит через весь лес к следующему свободному от деревьев месту. Это оказывается вырубка. Березовый и орешниковый подрост уже успел подняться, поэтому качественно осмотреть пространство на предмет кормящихся косуль невозможно. В ближайшей сотне метров я никого не обнаруживаю. А вот и первое заметное движение воздуха. Впрочем, некое подобие ветерка не несет угрозы моим планам — оно сносит мой запах как раз в сторону деревьев с плотным подлеском из лещины. Если же интересующий меня самец косули находится в этих зарослях, то о его существовании мне все равно предстоит узнать последним — по отчетливому топоту, треску зарослей и характерному громкому крику тревоги этого копытного.

После покупки карабина необходимо выполнить его ку и проверкьбовых соединений

Поэтому я просто продолжаю движение, время от времени поглядывая себе под ноги и переступая или обходя встречающиеся на пути сухие ветки и торчащие из кустов плети ежевики. После преодоления очередного такого препятствия я поднимаю глаза и вижу движение впереди и левее. Это ухо. Косуля! Часть ее корпуса скрыта за кустом, но голова и без бинокля видна четко — между нами всего-то метров 70-80. Это самка. Терпение: рядом с ней вполне может оказаться и тот, за кем мы сюда приехали (и из-за которого не выспались с дороги). Очень медленно и плавно я усаживаюсь и точно так же — со скоростью растущего бамбука — подношу к глазам бинокль. Осматриваю один куст, второй, третий… Вроде бы больше никого. Ладно, пока понаблюдаю за самкой. Все равно вспугивать ее не стоит — ведь она, убегая, своим громким топотом обязательно оповестит окрестности о моем присутствии, и самец, если он где-то рядом, тут же сместится с открытой местности в спасительные заросли. Навожусь на самку, кручу резкость… Да вон же — рога! Оказывается, самец все это время находился прямо за самкой всего лишь в нескольких метрах; просто он пасся, опустив голову, и только теперь показался во всей красе.

Опять же, медленно и плавно, стараясь не издать ни звука, убираю бинокль и тащу из-за спины карабин. Практически бесшумный предохранитель моего Haenel Jaeger 10 в калибре .223 Remington словно создан для ситуаций, когда дичь близко, и даже легкий щелчок может испортить всю охоту. Локоть — в колено. Теперь главное — не торопиться. Настала очередь наблюдения в прицел. Рожки у потенциальной цели не так чтобы супервыдающиеся, но для первого «козлика» сезона вполне подходящие — явно «вычуханные» уже достаточно давно, длиной чуть меньше, чем два уха. Взрослый самец, успевший немало повидать на своем веку и дать потомство. Такой сейчас, по идее, должен ходить сам — но этот, как видно, связался с самкой, она его и выдала. Зверь пасется, перемещаясь малыми шажками, пережевывает корм и периодически осматривается. Я для него сейчас — неподвижное изваяние, не привлекающее внимания. «Трехмерный» маскировочный и вдобавок еще и антимоскитный костюм Shannon и камуфляжная балаклава делают меня в косульих глазах всего лишь внезапно выросшим на дорожке кустом. Самка для меня уже перестала существовать — все внимание на рогача. Наконец-то он поворачивается удобно для выстрела. Ох уж эти секунды… Такое впечатление, что полдня прошло. Тяну спуск. Выстрел. Два скачка — и валится. Все, он мой. В это время «козочка», не сообразив, откуда раздался грохот, чуть не сшибает меня, перелетая через колею в каких-то двух метрах впереди — тем самым, естественно, добавляя свою дозу адреналина к впечатлениям сегодняшнего утра. Да уж…

Пора вызывать по телефону «кавалерию» в лице работника егерской службы. Короткий охотничий ритуал над поверженным зверем, егерь закрывает лицензию, грузим трофей и едем на базу. Сам факт добычи ведь еще не точка в охоте — впереди нас ждет разделка туши и препарирование трофея.

Охота с манком

Чем ближе середина лета, тем выше поднимается трава — и тем сложнее в ее зарослях заметить даже такое немелкое животное, как пасущийся самец косули. Таким образом, добычливость охоты с подхода стремительно приближается к нулю, но это же время начинает приближаться брачный период косуль, и самцы все охотнее идут на контакт с самками. А это значит, что пора заняться не менее увлекательным делом, чем охота с подхода, а именно — охотой на самца косули с манком. Тут, конечно, следует отметить, что чем позднее (ближе к середине августа) проводится охота с манком, тем она удачнее, поскольку число находящихся в охоте самок резко сокращается — вследствие чего самец особенно охотно идет на звук манка. С 20-х чисел июля уже можно смело пробовать манить. Очень увлекательно и интересно даже просто так, без оружия, походить по угодьям и поманить «козлика». При этом нельзя забывать, что гон у косули не бесконечен, и результативна охота с манком всего две-три недели в году. За этот короткий период нужно успеть и отрепетировать «концертную программу» без оружия, и поохотиться.

Сама по себе это самая настоящая классическая охота: издревле охотники в надежде добыть самца подражали призывному свисту самок, используя духовые манки самой примитивной конструкции — зажатый между большими пальцами рук буковый лист или подходящую травинку. При определенной сноровке, дуя в щель между пальцами, можно добиться вибрации этой естественной мембраны с частотой, очень близкой к той, на которой «разговаривает» или «свистит» косуля. Ну, а современные охотники для этого уже достаточно давно пользуются фабричными манками, настроенными на необходимый тон руками производителя — таким образом, осваивать «игру» на манке становится в разы проще.

Самым важным звуком, который издает косуля во время гона (и которым охотнику нужно овладеть в первую очередь), является свист. Этот крик косули, представляющий собой своеобразный негромкий носовой звук «фи», в безветренную погоду слышен с расстояния до 150 м. И самки, и самцы во время гона свистят очень часто, причем самка свистит только в присутствии самца и при медленном беге. В остальное время года самка и самец также могут свистеть по тем или иным причинам; например, самка свистит, разыскивая своего теленка. Телята свистят более высоким тоном; они делают это, если ищут мать или испытывают чувство голода или жажды. Таким образом, свист всегда выражает потребность встречи, поэтому самец во время гона и приходит на него.

Также от самки косули можно услышать так называемый взрывной свист — она издает его в тот момент, когда самец настойчиво и сильно ее гоняет. Этот звук двухсложный и напоминает «фи-у» (ударение делается на первом слоге). Слышен он на расстоянии до 400 м. Иногда этот звук, издаваемый косулей, принимают за крик ужаса, что несколько неверно.
Таким образом, путем имитации простого свиста охотник изображает голос самки, находящейся в охоте, а с помощью имитации взрывного свиста разжигаются ревность и любопытство самца, который считает, что другой самец пристает к самке.

В тот раз охотиться пришлось прямо, что называется, «с колес». Еще по-темному заезжаю за егерем, и мы выдвигаемся в тот край хозяйства, где лес примыкает к обширному лугу речной поймы, усеянному островками ивняка. Работник охотхозяйства явно скептически настроен насчет эффективности охоты с манком — чай, не его любимая облава. Вот уж где стрельба, адреналин! По пять-шесть штук в прошлом году каждый коллектив брал! Больше одного загона практически не делали! А свистки эти ваши — так, баловство одно. Про себя ухмыляюсь, слушая его басни.

И вот мы уже на месте. Глушу двигатель, оперативно натягиваю лохматый маскировочный костюм. Егерь настаивает на своем присутствии на всех этапах охоты; ну что ж, он тут хозяин, но раз так — протягиваю ему свой резервный «трехмерный» камуфляж, взятый специально в расчете на такой случай. Он сначала активно сопротивляется, но я настаиваю. Просто так надо.

Выдвигаемся. Уже понимая квалификацию своего спутника, прошу дать мне возможность самому выбирать место — и вообще просто следовать за мной, стараясь хотя бы не шуметь и не делать резких движений. По дорожке выходим на возвышение возле кустов. До леса — около 150-200 м. Обзор отличный. Ветер удачно сносит наш запах вдоль леса, скорее, даже больше в сторону луговины. Жестом предлагаю своему спутнику присесть. Начнем, пожалуй, здесь. Заряжаю карабин и ставлю его на предохранитель. Пока восстанавливается дыхание после ходьбы, осматриваюсь в бинокль. Трава почти везде мне по пояс, поэтому надежды увидеть что-то большее, чем голову зверя, особо нет. Но пока не нахожу в поле зрения и ее. Ладно…

Самка издает «взрывной свист» когда кавалер становится излишне настойчив

Достаю свой давно проверенный манок Nordik Roe и начинаю манить сериями по 10-15 коротких «фи» с интервалами в две-три секунды между звуками и перерывами между сериями по две-три минуты, которые уходят на осмотр местности в бинокль. Время от времени вношу разнообразие в свои «рулады», заканчивая серии резкими — так называемыми «взрывными» — свистами, практически без пауз между звуками. Издаю около десяти таких звуков за раз. И снова пауза — на осмотр окружающего ландшафта. Делать слишком большие паузы между сериями не имеет смысла, как и бояться поманить лишний раз. Эту кашу маслом не испортить.

Сидим уже с полчаса — может, и чуть больше. Егерю становится скучно, плюс у него начинают затекать ноги — и он решает встать. Едва лишь он начинает шевелиться, как из-за куста в 20-25 м от нас выскакивает неплохой «козел» (со спины зашел, шельмец!) и прыжками с «лаем» уходит в лес, время от времени дельфином выныривая из высокой травы. Я даже не успеваю поймать его в прицел. Немая сцена.

После такого тарарама на этом месте больше делать нечего. Чувствуя свою вину, работник охотхозяйства предлагает исправить ситуацию, пройдя чуть дальше по дороге — по его словам, там тоже есть неплохое место, где и живет самец «…с от-такенными рожищами!».

Снимаемся и бредем по дороге. Я, в отличие егеря, при ходьбе стараюсь еще и не шуршать одеждой. Пройдя с километр, выходим из-за поворота леса — и я сразу же вижу ярко-рыжее пятно на лугу возле куста. До него метров 350. Плавно приседаю. Бинокль. Ага, рожки есть. Наш клиент. Начинаю манить точно в той же манере, что и раньше. Зверь тут же явно оживляется, поднимает голову и скачками начинает бежать прямо на нас. Мой ранее проштрафившийся спутник, кажется, даже дышать перестал. «Козлик» то скрывается в зарослях, то появляется вновь. Теперь он идет медленной рысцой, высоко подняв голову и ловя малейшие запахи, словно собака. Я продолжаю «фикать»; и когда самец в очередной раз скрывается из вида за кустом метрах в 50 от нас, я поднимаю свой Haenel. Рогачик выходит из-за ракитничка и останавливается. Перекрестье на середину шеи — выстрел! Зверь падает, как подкошенный. Хороший выстрел, всегда бы так… Егерь шумно поздравляет — он явно не ожидал, что зверь может вот так, по своей воле, подойти на уверенный выстрел. Несколько раз переспрашивает название манка, порывается сам дотащить трофей до машины… Но теперь нам уже спешить некуда — и егерь остается охранять трофей, я же разряжаю карабин и иду за автомобилем. Начавшись не самым лучшим образом, охота все-таки состоялась — и без манка скрасть этого бывалого самца на уверенный выстрел нам бы вряд ли удалось.

Охота с вышки

Так уж повелось, что для большинства наших охотников трофейная охота с вышки не представляет интереса. Особенно для тех, кто ни разу на ней не был. Им кажется, что такая охота не для «настоящего» охотника: дескать, сел на вышку, стрельнул зверя — и никакого тебе адреналина, никакого азарта. Просто расстрел животных.

Между тем охота с вышки популярна во всех передовых охотничьих странах Европы: она имеет наименьший фактор беспокойства для лесных обитателей и при всем этом также весьма увлекательна — ведь в ожидании выхода зверя охотнику здесь удается наблюдать массу интереснейших эпизодов из жизни животных, свидетелем которых он никогда бы не стал при иных обстоятельствах. Именно поэтому такой вид охоты практически идеально сочетается с фотоохотой (точнее, wildlife-фотографией) — и, помимо добытых трофеев, можно получить еще и множество уникальных снимков самых разных представителей нашей фауны.

Однако результативность охоты с вышки целиком зависит от работы егерской службы. Прежде чем отправить охотника на вышку, егерям необходимо определить места выхода интересующего его зверя. Также очень часто возле стационарных вышек специально сеют делянки клевера и люцерны, обустраивают солонцы — все для того, чтобы повысить вероятность посещения косулями этого места. Вышки стоят на протяжении многих лет, звери привыкают к ним и воспринимают как естественную часть пейзажа.

Вырваться из душной городской суеты получается лишь к обеду. Какие-то полтора часа — и вот я уже съезжаю с раскаленного асфальта на грунтовку, ведущую через лесную прохладу к усадьбе охотничьего хозяйства. Гон косуль уже закончился, а с ним — и надежды на эффект от манка. Трава тоже никуда не делась — а стало быть, столь любимая мной охота с подхода тоже находится в статусе лотереи с минимальной вероятностью успеха. Поэтому вместе с егерем принимаем решение лезть на вышку. К тому же он несколько дней назад видел неплохого рогача на кормовом поле, над которым возвышается одна из этих конструкций, находящихся под его «юрисдикцией».

Решено — и вот уже мы вместе с егерем сидим в предельно комфортабельном «домике на ножках», единственным удобством в котором является лавка из занозистой доски. Дневная жара начинает уступать место вечерней прохладе, стихает ветер, солнце потихоньку садится куда-то за лес — и с приближением сумерек просыпаются комары. Я пока занимаюсь тем, что внимательно осматриваю в бинокль сенокос на дальнем краю леса. В траве среди кустов замечаю рыжее пятно, поправляю резкость… Нет, это не то, что нужно, — это всего лишь самка. Да и далеко она, вряд ли придет сюда. Пока я неподвижен, комары с утроенной яростью вгрызаются в руки, шею и лицо — напоминают, так сказать, что мы забыли оградить себя от кровососов. Раньше мы с моим напарником обильно полились бы аэрозольным репеллентом. Но эта химия резко пахнет даже для человека, и хоть мы сидим высоко над землей, да и ветер практически стих — тем не менее всегда был определенный риск, что наше присутствие все же окажемся слишком заметным для косульего обоняния. В то же время невольные шорохи и шлепки в случае игнорирования «химии» однозначно будут услышаны чутким зверем и превратят эту пытку комарами в бесполезное самоистязание. Поэтому сейчас в моем арсенале есть прибор ThermaCELL, который за считанные минуты окутал вышку смертельным для комаров невидимым облаком, которое абсолютно безопасно для людей и совершенно незаметно для косульих носов. Летающие кровососы отступили. Бинокль снова перед глазами; сумерки глушат краски, и одновременно с обесцвечиванием дикая природа оживает. Вижу, что та самка косули — уже в компании своих детенышей. Молодняк беззаботно резвится в траве, пока мать следит за окружающей обстановкой. А вот, смешно подбрасывая зад, на люцерну вышел заяц и замер, прислушиваясь. Что-то в кустах явно привлекает его внимание. Вскоре с той стороны показывается лисица и деловито трусит мимо поля с замершим зайчуганом куда-то в сторону невидимой далекой реки. У нее на сегодня иные планы — и ушастый, убедившись, что опасность миновала, спокойно приступает к ужину.

И вот когда тени уже начинают ощутимо сгущаться, сначала в дальней стороне поляны раздается одинокий хруст ветки — а бесконечную минуту спустя на край поля выплывает рыжее пятно, поблескивая в голубоватом свете сумерек своими симметричными рожками с отполированными отростками. Он!

Бегущую косулю очень часто удается остановить просто резко свистнув

Одновременно с осознанием того, что нашему «посещению зоопарка» все-таки вернули статус охоты, начинает колотиться сердце — по ощущениям, где-то в районе горла. Волны адреналина то поднимаются, то спадают. Толчок егерского локтя мне в бок выводит из оцепенения. Беру себя в руки. Надо поторапливаться — с каждой секундой становится все темнее. До зверя метров 120, с упора — нормально. Медленно просовываю карабин в окно вышки. Лишь бы не стукнуть. Но нижний край оконного проема специально для этого заботливо оббит войлоком. Предохранитель. Кстати, сумерки — это как раз то самое время, когда оправдываются деньги, «переплаченные» за более дорогой прицел. Будь у меня прибор попроще, то еще десятка полтора минут назад можно было бы прекращать охоту – я бы уже вряд ли что-то через него рассмотрел; но у меня Zeiss Conquest V6 2-12×50 – и в него моя цель прекрасно видна. Светящаяся точка в центре прицельной сетки прилипает к рыжей лопатке. Спокойно, на полувыдохе, тяну спуск. Бах! Самец делает огромный прыжок вверх и падает. Моментально перезаряжаюсь и начинаю искать в прицел место падения добычи. Растительность на этом месте словно кипит, пару раз мелькает нога — но «козлик» не встает. Через секунды все стихает − готов! «Полуоболочка» TMS массой 55 гран от немецкого производителя RWS в патроне.223 Remington делает свою работу на «отлично». Наперегонки с егерем падаем-сбегаем на землю. Егерь первым находит мой трофей. Тут же и традиционная веточка в головной убор — с полем!

В завершение нелишним будет напомнить, что не бывает плохих охот – разве что иногда среди них случаются чуточку неудачные. А чтобы от удачи зависело как можно меньше, нужно просто регулярно, по большей мере без оружия, бывать в угодьях. Учиться наблюдать, подкрадываться, манить. Ведь точно так же, как на охоте (то есть без тренировок в тире) нельзя научиться стрелять, так и без подобных тренировочных выходов в лес успех будущих охот остается только случайностью. А настоящее мастерство (к которому мы так стремимся) наступает только тогда, когда положительный результат охоты – лишь закономерный ответ на потраченные усилия и время.

СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАНА В № 1 ЗА 2021 ГОД

Комментировать

https://gunmag.com.ua/wp-content/uploads/2019/12/logo-black.png

Подробно о настоящем мужском увлечении.